В странах с высоким доходом будет расти спрос на крупные лабораторные бриллианты

Анастасия Шрамко - специалист по драгоценным камням, алмазному и бриллиантовому рынку, аналитик. Автор курса «Лабораторно выращенные бриллианты: геммология и рынок», проводимый на площадке и в коллаборации с Геммологической Академией (Международный...

23 мая 2022

В ожидании того, что никогда не произойдёт? - Botswana Diamonds ожидает результаты рассмотрения заявки на концессию на кимберлиты в Зимбабве

Компания Botswana Diamonds, занимающаяся разведкой алмазов, в конце 2020 года подала заявку на получение концессий на кимберлитовые месторождения на северо-западе Зимбабве. Управляющий директор компании Джеймс Кэмпбелл (James Campbell) сказал...

16 мая 2022

«Спрос намного превышает предложение», - говорит Дев Шетти, основатель-президент и генеральный директор FURA GEMS

В 2017 году, после десяти лет работы главным директором по производству и членом совета директоров Gemfields, компании по добыче цветных драгоценных камней, Дев Шетти (Dev Shetty) сделал смелый шаг, основав с нуля горнодобывающую компанию. Он...

09 мая 2022

Игорь Куличик: алмазный рынок сейчас в начальной фазе турбулентности

Игорь Куличик - известный эксперт в сфере алмазного рынка. Проработал 20 лет в алмазной отрасли: 2002-2017 - CFO АЛРОСА, 2018-2022 - член совета директоров АГД Даймондс. Член совета директоров промышленных и финансовых групп России. В своём интервью...

02 мая 2022

Есть классическая фраза: «Искусство - посол мира». И это правда

Вероника Волдаева - главный эксперт Гохрана России, кандидат искусствоведения, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, автор-составитель декоративно- прикладного раздела коллекции ценностей Гохрана России, куратор выставки «Рукотворная связь...

25 апреля 2022

О книге А.В. Николащенко «Мировой алмазный рынок. От зарождения до современного состояния». Часть II

31 января 2022

О книге А.В. Николащенко «Мировой алмазный рынок. От зарождения до современного состояния». Часть II

Среди прочих достоинств, присущих монографии Николащенко, я рискну специально отметить затронутую автором проблему источников, на которых следует, по его мнению, строить историографию алмазного рынка.

«Российский читатель в силу отсутствия переводов зарубежных источников мало осведомлен о том, как создавалась и что собой представляла Алмазная монополия. Доступны лишь чрезвычайно упрощенные, даже примитивные трактовки. Вопросы же закупки монополией алмазов у ее поставщиков по долгосрочным соглашениям (в том числе вопросы экспорта алмазов из СССР и Российской Федерации), долгосрочные тенденции движения цен на алмазы вообще не освещались ранее в общедоступных публикациях»8.

Итак, Николащенко отдает предпочтение зарубежным (преимущественно англоязычным) источникам. И это во многом справедливо, поскольку корпус англоязычных исследований об алмазном рынке стал формироваться на полвека раньше русскоязычного, и по объему, по фактуре, по глубине проникновения в тему существенно превосходит последний. Проблема, однако, в том, что в качестве источников Николащенко предпочитает рассматривать исключительно открытые публикации, практически избегая прикасаться к документам. Основу ссылочной базы монографии Николащенко в той ее части, которая посвящена собственно истории алмазного рынка, составляют книги и статьи, которые при всех несомненных достоинствах вторичны и во многом отражают взгляды их авторов, неизбежно несущих субъективную окраску.

Использование в качестве источников монографий, мемуаров, статей в научных и популярных журналах при создании исторического труда, да еще столь масштабного, безусловно, необходимо. Но достаточно ли? На 700 страницах невозможно обнаружить ни одной корректной ссылки на архивные документы, на первоисточники. Присутствующие ссылки типа: «архивные данные В/О «Алмазювелирэкспорт» без указания фонда, описи, дела, листа эквивалентны утверждению «из семейного архива моей тетушки» - верифицировать невозможно. Это, конечно, вполне допустимо в публицистических работах, но автор позиционирует свой труд как полноценное историческое исследование, охватывающее более чем столетний период, и к тому же носящее абсолютно эксклюзивный характер!

Впрочем, один любопытный архивный документ Николащенко все же процитировал, и я остановлюсь на этом моменте подробнее, поскольку он весьма ярко иллюстрирует разницу в подходах к историческим источникам «конспирологов» и самого Николащенко.

Вот что написал Николащенко в 2019 году: «В «Отчете о работе Амторга за 1949 г. от 13.02.1950г.», в частности, говорится: «В июне 1949 года Амторгом была продана партия бриллиантов, завезенная в 1948 году, весом 1246 карат, за 85 тыс. долл. с платежом в фунтах. Цена за эту партию получена была ниже той, которую можно было выручить в конце 1948 года, когда рынок был лучше и фирмы предлагали за эту партию 90 – 93 тыс долл. В середине 1949 года непосредственно у объединения большую партию бриллиантов купила фирма «Медайский и Нейм». По информации от фирмы, ей удалось хорошо заработать при перепродаже указанной партии на рынке в США в конце 1949 года, когда рынок улучшился». Принимая во внимание, что гранильной промышленности в СССР тогда не существовало, очевидно, что бриллианты вывозились за рубеж из государственных хранилищ… поставщиком со стороны СССР выступало внешнеторговое объединение «Союзпромэкспорт», которое, оказывается задолго до открытия месторождений алмазов в Якутии и создания советской гранильной отрасли специализировалось на торговле этими драгоценными камнями»9.

А вот что писал в 2013 «конспиролог» Горяинов: «Может быть, уральские алмазы гранились в бриллианты и продавались населению? От этой гипотезы отдает изрядным цинизмом - в конце 1940-х, начале 1950-х годов советским людям было не до бриллиантов, покупательная способность была, мягко говоря, невысокой, да и первый советский гранильный завод (смоленский "Кристалл") был пущен только в 1963 году… "В июне месяце 1949 года Амторгом была продана партия бриллиантов, завезенная в 1948 году, весом 1246 карат, за 85 тыс. долларов с платежом в фунтах. Цена за эту партию получена была ниже той, которую можно было выручить в конце 1948 года, когда рынок был лучше и фирмы предлагали за эту партию 90—93 тыс. долл. В середине 1949 года непосредственно у объединения большую партию бриллиантов купила фирма «Медайский и Нейм». По информации от фирмы, ей удалось хорошо заработать при перепродаже указанной партии на рынке в США в конце 1949 года, когда рынок улучшился".  Это цитата из секретного отчета АМТОРГА, датированного 13.02.1950 г. Секретный отчет МВТ СССР от 14.12.1949 г. упоминает партию бриллиантов объемом 8546 карат, также проданную в США. Есть данные и о том, что мировым бриллиантовым рынком в те годы активно интересовался Союзпромэкспорт. Для того чтобы получить 8 546 каратов высококачественных (другие в США не продашь) бриллиантов, нужно было огранить не менее 20 000 каратов превосходного алмазного сырья. Совершенно очевидно, что "Уралалмаз" к этой поставке отношения не имеет - к 1949 году он и трети от такого объема не наработал. Эти бриллианты - из конфискованных большевиками у населения в 1920-е годы, из стоков Гохрана»10.

Какая прелесть! «Конспиролог» и гуру алмазного рынка цитируют один и тот же документ и приходят к одним и тем же выводам! С разницей, правда, в шесть лет… Но зато какое единодушие!

А теперь проведем маленький эксперимент – загоним в поисковик Google первое предложение из цитируемого отчета Амторга. Поиск выдаст всего три результата: статья С. Горяинова на Rough-Polished (2013 г.), книга С. Горяинова «Секретные алмазы Сталина» (2018 г.), архив фонда «Демократия» имени А.Н. Яковлева (организация ликвидирована в 2018 г.). Проверим страницу фонда «Демократия», на которой размещен отчет Амторга, с помощью сервиса «Carbon Dating The Web» и получим дату рождения страницы: 2017-12-28. Остается добавить, что господин Николащенко не счел нужным указать ни архивных реквизитов цитируемого документа, ни сослаться на указанные выше источники. Да и то правда – чего там церемониться со всякими «конспирологами»!

Следует также заметить, что в 2013 году, когда впервые был опубликован цитируемый фрагмент отчета Амторга, фонд 413 имел две маленькие литеры «сч» (секретно частично), а в 2018 году, когда вышла книга «Секретные алмазы Сталина» он уже от этих литер был благополучно избавлен. Что стоило некоторым «конспирологам» много нервов и времени. Но в результате был открыт целый корпус документов по связям между СССР, Великобританией, США и Южной Африкой о существовании которых гуру алмазного рынка Николащенко, судя по содержанию его эпохального труда, даже не подозревает. Что не мешает ему продолжать метать в «конспирологов» гневные стрелы:

«В отличие от утверждений «конспирологов», подозревавших «Де Бирс» в связях с высшими уровнями советской номенклатуры, следует заметить, что руководители СССР никогда не проводили переговоры с хозяевами или менеджерами «Де Бирс»11.

Ну что я, как «конспиролог», могу на это возразить? Разве что сослаться на интервью представителя «Де Бирс» в СССР и РФ в 1980-х – 1990-х годах князя Н. Лобанова- Ростовского:

«Я знал Галину Брежневу и однажды умудрился оказать ей ценную услугу. Я дружил с герцогом Кентским и его братом, принцем Майклом. Меня удостаивал беседой Юрий Андропов, курировавший мой алмазный бизнес в СССР (это ведь было стратегическое, на миллиард долларов в год, направление, которое председателю КГБ приходилось курировать лично). Беседы с ним были исключительно деловыми. «Да. Нет. Да. Спасибо. До свидания». В этих рамках. Председатель КГБ СССР не разменивался на пустословие. В общении был довольно сухим. Лишь однажды, после подписания особенно крупного договора, Андропов пригласил меня на загородную вечеринку, где присутствовало всего-то человек шесть и где непринужденно обсуждали искусство, поэзию и слушали русские романсы под гитару. Возможно, это было выражением признательности за экономическую помощь Советам. Ведь это я устроил секретную встречу в Лондоне, на которой присутствовали лишь трое: посол СССР в Великобритании Леонид Замятин, сэр Philip Oppenheimer, глава по сбыту в центральном офисе «Де Бирс» и ваш покорный слуга. Что обсуждали на той встрече? А вам-то зачем?»12.

Но пора подводить итог. Работа Николащенко великолепна в качестве литературного обзора открытых англоязычных источников по заявленной теме. При этом некоторые чрезвычайно важные моменты развития алмазного рынка из поля зрения автора просто выпадают, поскольку зарубежные источники их дипломатично обходят, а документальным материалом вне этих источников автор не владеет. Книга абсолютно беспомощна в части анализа становления советской алмазной промышленности и экспортно-импортных операций СССР в период 1920-х – 1960-х годов – здесь автор в основном повторяет отраслевую легенду, отшлифованную еще советской цензурой, пытаясь приукрасить ее выдуманными, зачастую просто нелепыми деталями. Что же касается событий более близких, то, на мой взгляд, в их оценке автор занимает позицию скорее федерального чиновника и отраслевого аналитика средней руки, нежели историка.

Вне всякого сомнения – автор искушенный специалист непосредственно в торговле алмазами и бриллиантами, но алмазный рынок всегда был и остается нечто большим, чем просто замкнутая система производственных и торговых отношений. И подлинным товаром на нем является когда-то гениально сконструированная, но, увы, с каждым годом ветшающая, информационная оболочка, без которой бриллиант – просто кусок кристаллического углерода. Такой взгляд на рынок автором решительно отвергается, признается «конспирологией» и люди, которые не занимаются непосредственно алмазной торговлей не вправе, по его мнению, прикасаться к истории алмазного рынка. Однако, вряд ли кто-нибудь станет отрицать, что специалисты рекламного агентства Н. W. Ayer & Son не были способны правильно оценить и прибыльно продать партию алмазов. Но именно они придали рынку тот импульс, который продолжает им двигать до сих пор.

В русском языке есть подходящая к данному случаю поговорка: «За деревьями не увидел леса» (возможно Николащенко, как знатоку английских источников, больше подойдет соответствующий вариант - Сan't see the wood for the trees). Нередкая, надо сказать, ситуация в любом деле. В годы моей, увы, уже далекой юности, я увлекался теннисом, а с хорошим снаряжением в СССР было туговато. И был тогда в Москве персонаж – знаток теннисных ракеток, известный всем столичным поклонникам этой игры. Он мог «на глазок» с поразительной точностью определять вес и баланс, виртуозно натягивал струны, знал достоинства и недостатки ведущих брендов и был способен говорить о них часами. Ну и приторговывал, конечно. И он сам и все его знакомые вполне обоснованно считали его великим специалистом по теннисным ракеткам. Вот только в теннис он играть не умел. Совсем.

Сергей Горяинов, Rough&Polished


8
А.В. Николащенко. Мировой алмазный рынок. М., URSS. Стр. 11.
9 А.В. Николащенко. Мировой алмазный рынок. М., URSS. Стр. 642.
10 С. Горяинов. На кого работал алмазный ГУЛАГ? https://www.rough-polished.com/ru/analytics/84742.html
11 А.В. Николащенко. Мировой алмазный рынок. М., URSS. Стр. 645.
12 Никита Лобанов-Ростовский о судьбе, искусстве и советских олухах. Русский репортер. 2018 г.