Продажи ювелирных украшений с выращенными в лаборатории бриллиантами в этом году впервые превысят отметку в 10%, считает Зимниски

Спрос и предложение на искусственные бриллианты в последние годы росли, к большому неудовольствию отрасли природных алмазов и бриллиантов. Некоторые компании средней части отрасли природных алмазов и бриллиантов в настоящее время также вовлечены в бизнес...

28 ноября 2022

Добыча алмазов и их синтез: что эффективнее?

Владислав Жданов - Профессор НИУ ВШЭ и бывший вице-президент АК «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика), Дипломатической академии МИД, в City University London, Oxford...

21 ноября 2022

Успехи TAGS, достигнутые за последние 5 лет, побудили многие крупные тендерные компании проводить регулярные и масштабные тендеры в Дубае

Майк Аггетт (Mike Aggett) является квалифицированным частным консультантом с подтвержденным опытом работы в горнодобывающей и металлургической промышленности. бладая знаниями в области предметов роскоши, бизнес-планирования, продаж, геммологии...

14 ноября 2022

Всё начинается с камней: именно они дают импульс, диктуют образ и воплощение

Максим Селихов - основатель бренда SelikhoV Diamonds, основанного им в 2006 году и производящего уникальные ювелирные изделия ручной работы с редкими драгоценными камнями высоких характеристик. Он также известен как коллекционер уникальных и крупных...

07 ноября 2022

«Наши технологии - установки и технологии выращивания алмазов по методу CVD - меняют правила игры», - утверждает Арно Фламбо, генеральный директор 2DOT4 Diamonds LLC

Арно Фламбо (Arnaud Flambeau) является председателем правления и генеральным директором полностью интегрированной дубайской компании 2DOT4 Diamonds LLC, занимающейся выращенными в лаборатории алмазами и бриллиантами. Компания поставляет алмазы...

31 октября 2022

Норникель и Ботсвана: от спора к диалогу

29 ноября 2021

Норильский никель (Норникель) недавно заявил, что урегулировал трехлетний спор с правительством Ботсваны и BCL Group по поводу продажи своих активов, в том числе 50% -ной доли в совместном предприятии Nkomati.

В состав группы вошли BCL limited и Tati Nickel Mining Company.

Российская горнодобывающая компания заявила, не раскрывая суммы, что получила денежную компенсацию.

В заявлении говорится, что стороны договорились отказаться от всех претензий друг к другу, связанных со сделкой.

Компания Норникель отозвала свой иск против BCL в Лондонском международном арбитражном суде (London Court of International Arbitration, LCIA), а также работает над прекращением судебного разбирательства в Ботсване против правительства.

В октябре 2014 года она подписала соглашение с BCL Group о продаже своей доли в рудниках Нкомати (Nkomati) и Тати (Tati).

Соглашение стало полным в сентябре 2016 года, но BCL не завершила сделку.

Габороне, основной акционер BCL, затем успешно обратился в Высокий суд Ботсваны (High Court of Botswana) с ходатайством о временной ликвидации BCL в октябре 2016 года.

Возмущенный этим шагом, Норникель впоследствии подал иск в LCIA против компании BCL и иск против правительства Ботсваны в Высокий суд Ботсваны, утверждая, что Габороне несет ответственность по долгам BCL перед Норникелем.

Норникель расторг договор купли-продажи в 2018 году в результате нарушения контракта компанией BCL, но продолжил свои иски против правительства Ботсваны и BCL.

«Мировое соглашение закрывает этот вопрос согласно соглашению соответствующих сторон», - сказала российская горнодобывающая компания.

Хотя сумма, уплаченная российской стороне, по-прежнему не раскрывается, ботсванская газета Sunday Standard отмечает, что, направив уведомление о существенном нарушении со стороны BCL, компания Норникель потребовала уплаты покупной цены в размере $277 млн.

Бывший министр финансов Ботсваны Кеннет Матхамбо (Kenneth Mathambo) также пытался убедить законодателей утвердить согласованный гонорар в размере $45 млн, который подлежит уплате Норильскому никелю в качестве внесудебного урегулирования.

Это привело бы к тому, что правительство выплатило бы лишь малую часть из $277 млн, которые потребовала компания Норильский никель.

Таким образом, члены парламента Ботсваны сочли разумным одобрить согласованные $45 млн.

Когда казалось, что сделка заключена, тогдашний министр минеральных ресурсов Эрик Молале (Eric Molale) в июле 2018 года сообщил, что ликвидатор - лицо, уполномоченное на проведение ликвидации компании BCL, - возражает против выплаты Норникелю.

Этот ликвидатор утверждал, что российская горнодобывающая компания не имеет законных претензий на согласованные $45 млн.

«Затем он обратился в суд в Южной Африке и недавно проиграл дело. Вот почему я говорю, что у меня связаны руки, потому что этот ликвидатор - судебный чиновник», - сказал тогда Молале.

«Моя попытка сказать ему, что делать, будет считаться вмешательством в судебный процесс. Это тупиковая ситуация, с которой я столкнулся», - добавил он.

Когда компания Норникель праздновала то, что произошло в южноафриканском суде, бутылки с шампанским быстро поставили обратно в лед.

Почему? Суд Ботсваны вынес решение, запрещающее Норникелю передавать дело в LCIA.

Затем компания Норникель решила вернуться к своему первоначальному требованию в $277 млн, когда ликвидатор вставил палки в колеса.

Это создало давление на правительство, которое пыталось предотвратить последствия ликвидации BCL Group.

«Урегулирование совпадает с сентябрьским решением правительства Ботсваны продать неработающие рудники, принадлежащие BCL, канадской Premium Nickel Resources с целью возобновления работы рудников, на которых работали тысячи рабочих», - отмечает ботсванская газета Sunday Standard.

«Ожидается, что рудник компании BCL, вернется в эксплуатацию в течение трех лет».

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished