Часть 1: KPCSC дает представление о незаконной добыче алмазов и торговле ими в Африке

Хотя Кимберлийский процесс (Kimberley Process, KP), контролирующий алмазную отрасль, гордится тем, что с момента своего создания в 2003 году значительно сократил поток алмазов из зон конфликтов, Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса...

Сегодня

Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

GOLDNET.MARKET: «Мы хотим, и работаем над тем, чтобы предоставить бизнесу возможность развивать массу разных направлений»

Сегодня практически все ювелирные компании имеют свои оптовые сайты, интернет-магазины, страницы в соцсетях. Но год назад в России появился первый маркетплейс оптовой торговли ювелирными изделиями - GOLDNET.MARKET - новый эффективный инструмент для работы...

20 сентября 2021

Кофе-брейк с бриллиантами

11 октября 2021

В этом году исполнилось пять лет проекту АЛРОСА по организации биржевой торговли инвестиционными бриллиантами. Разумеется, эта попытка, как и все предшествующие, окончилась провалом. Практически одновременно потерпели фиаско и ряд подобных зарубежных инициатив. Что дало основание трезвомыслящим аналитикам в очередной раз настаивать на невозможности использования бриллиантов, а тем более алмазов, в качестве базового актива для создания инвестиционных инструментов. Алмазы и бриллианты – не биржевой товар и никогда им не будут, проверено практикой. Казалось бы, это уже аксиома. Но за пять лет в отрасли наметились любопытные тенденции, заставляющие взглянуть на проблему не столь категорично.

Начнем мы, однако, с… кофе. Как ни покажется странным, но рынок этого симпатичного продукта, позволяет, на наш взгляд, сформулировать пару полезных конструктивных аналогий.

Уже много десятилетий кофе является полноценным биржевым товаром. Кофейные зерна выращивают на четырех континентах, но только пять стран контролируют 75% мирового производства. В качестве базового актива выступают зеленые (необработанные) зерна двух сортов: «арабика» и «робуста». Фьючерсный контракт на «арабику» торгуется на бирже NYSE (Нью-Йорк), фьючерсный контракт на «робусту» - на европейском отделении биржи IСE (Intercontinental Exchange). Контракты поставочные и торгуются производителями, оптовыми потребителями, импортерами, экспортерами, инвестиционными фондами, частными инвесторами. В торговле кофе участвуют также некоторые региональные биржи, значителен и спотовый рынок, но стержень рынка, механизм, задающий ценовые эталоны – это торговля на NYSE и IСE.

Итак, базовый актив – сырье, необработанные кофейные зерна. Априори понятно, что «робуста», выращенная, например, во Вьетнаме, имеет некоторые отличия от бразильской «робусты», но участниками рынка эти различия признаются несущественными. Иначе говоря, базовый актив стандартизирован и все флуктуации качества, связанные с вариациями климата страны-производителя, составом почв, агротехникой и т. д., признаются лишь допусками стандарта. Немаловажную роль в достижении таких соглашений играет межправительственная International Coffee Organization (ICO). Элитные сорта кофе, не относящиеся к стандартизированным «арабика» и «робуста», в биржевой торговле не участвуют, впрочем, этот рынок сравнительно мал. Таким образом, биржевым товаром кофе сделали стандартизация базового актива и достаточная ликвидность рынка – вот два необходимых и достаточных условия.

А теперь отодвинем чашечку с ароматным напитком и вернемся к алмазам и бриллиантам. Увы, условие стандартизации здесь в принципе невыполнимо. За последние полвека было предпринято много попыток разработки «стандартизированных бриллиантовых корзин» в качестве базового актива для «алмазных» деривативов, но все они были не состоятельны. Выражение «не существует двух одинаковых бриллиантов» оказалось вполне справедливым, о сырых алмазах и говорить нечего. Обидно, необходимая ликвидность у рынка есть, а стандартизация базового актива очевидно недостижима – и мечты о создании «инвестиционных бриллиантов» регулярно растворяются в воздухе как пар над кофейной чашкой. А как хотелось бы! Ведь это и дополнительные инвестиции, транспарентность и точность ценообразования, скорость оборота, широкие возможности спекулятивных операций, наконец…

Но эти горькие замечания относятся исключительно к природным алмазам и бриллиантам. А вот с синтетикой – совсем иная картина. Можно ли стандартизировать синтетические бриллианты? Да нет проблем, сегодня все больше производителей лабораторно-выращенных алмазов предлагают ювелирному рынку наборы камней, идеально откалиброванные (стандартизированные) по размеру, форме, цвету и оптике. И категоричное утверждение «нет двух одинаковых бриллиантов», легко заменяется на «сколько угодно одинаковых, стандартных бриллиантов»! Но если продолжить аналогию с кофейным рынком, бриллианты – это пачки кофе на полках супермаркетов, огромный выбор, разные бренды, разные способы обжарки, разный процент кофеина и т. д. И это бесконечное разнообразие сделано из стандартного биржевого сырья всего двух видов. А может ли быть алмазное синтетическое сырье биржевым товаром?

Есть два способа получения синтетического алмазного сырья: HPHT и CVD, можно сказать - «арабика» и «робуста» алмазной индустрии. Методы конкурентны, соотношение соответствующего продукта на рынке примерно 3 к 1. Себестоимость алмазов, полученных этими методами, практически одинакова, а вот выход годного (при огранке КР57) отличается процентов на 10 в пользу HPHT. Чем не два сорта биржевого товара? Да, у каждого производителя алмазной синтетики есть свои технологические секреты, придающие готовой продукции некоторые индивидуальные особенности, но поскольку методическая основа производства идентична, стандартизация в принципе достижима и может быть предметом переговоров основных производителей. Производители пяти стран дают свыше 80% мирового производства ювелирных синтетических алмазов. Подобно International Coffee Organization (ICO) есть панель для переговоров и согласований - International Grown Diamond Association (IGDA). Что мешает производителям алмазной синтетики договориться о биржевом стандарте (может быть, нескольких стандартах) на алмазное сырье, потенциально наиболее востребованное ювелирным рынком? Тем более, что физическая стандартизация такого базового актива не представляет никаких проблем? (Кстати, механизм ценообразования, примененный в Lightbox – яркое свидетельство возможностей стандартизации алмазной синтетики). Подобно элитным кофейным сортам за «биржевые скобки» можно вынести крупноразмерное сырье, количество которого мало, а маржинальность низка. А сегодняшняя массовая продукция - четырехкаратники и пятикаратники с маржинальностью порядка 50% - вполне годятся для основы биржевого стандарта.

Если такие стандарты будут созданы, рынок алмазной ювелирной синтетики может получить колоссальное развитие, поскольку необходимость в экспертной оценке отпадает и скорость движения товара в «биржевом алмазном трубопроводе» возрастет многократно. Очевидно, что превращение алмазного сырья в биржевой товар также автоматически решает вопросы кредитования в отрасли – принятие соответствующих решений банками будет основываться не на сложной (и часто субъективной) экспертизе, а на цене фьючерса.

Но заманчивой перспективе мешает недостаток ликвидности. Рынок ювелирной алмазной синтетики пока слишком маленький, чтобы претендовать на биржевое оформление. По этой же причине биржевыми товарами не стали ювелирные синтетические рубины и изумруды. Или, к примеру, гранатовый сок не стал биржевым товаром, а вот фьючерсные контракты на апельсиновый сок торгуются с середины ХХ века, поскольку объемы рынка этих товаров отличаются на несколько порядков. Сегодня на рынок ежегодно поступает около 10-12 миллионов каратов синтетического алмазного ювелирного сырья. Этого мало. Возможно, 30-40 миллионов каратов – вот тот объем рынка, при котором идея биржевой торговли контрактами на алмазное синтетическое сырье обретет практические очертания.

Критически важным для отрасли в целом является вопрос – будет ли расти рынок алмазной синтетики за счет вытеснения природных бриллиантов или же он будет развиваться в «параллельной вселенной». Как известно, существует две полярные точки зрения на эту проблему. Ну что ж, рынок кофе тоже не сразу стал биржевым, потребовался довольно долгий период «набора ликвидности», а проще говоря - вытеснения конкурентов. Продолжается этот процесс и сегодня – так, за последние пять лет продажи кофе в Китае увеличились в 2,5 раза за счет сокращения продаж чая, разумеется (и это в стране с традиционной чайной культурой!). Аналогия, полагаю, вполне прозрачна.

Как бы ни решилась проблема конкуренции, но потенциальная возможность биржевой стандартизации базового актива – существенное преимущество синтетических ювелирных алмазов над природными. Если и существует способ создать «инвестиционные бриллианты», то, скорее всего, его надо искать именно здесь.

Сергей Горяинов, Rough&Polished