Часть 1: KPCSC дает представление о незаконной добыче алмазов и торговле ими в Африке

Хотя Кимберлийский процесс (Kimberley Process, KP), контролирующий алмазную отрасль, гордится тем, что с момента своего создания в 2003 году значительно сократил поток алмазов из зон конфликтов, Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса...

Вчера

Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

GOLDNET.MARKET: «Мы хотим, и работаем над тем, чтобы предоставить бизнесу возможность развивать массу разных направлений»

Сегодня практически все ювелирные компании имеют свои оптовые сайты, интернет-магазины, страницы в соцсетях. Но год назад в России появился первый маркетплейс оптовой торговли ювелирными изделиями - GOLDNET.MARKET - новый эффективный инструмент для работы...

20 сентября 2021

Алмазы, апартеид и немного конспирологии

09 августа 2021

Поводом для написания данной статьи послужила любопытная дискуссия, развернувшаяся между известными российскими африканистами Ю.С. Скубко и В.Г. Шубиным. Начало полемики положил Ю.С. Скубко статьей «Алмазы для апартеида. Сотрудничество СССР с «Де Бирс»: новый прагматизм или развитие старого партнерства?»1. Некоторые положения этой работы Ю.С. Скубко развил в докладе «Национальные интересы превыше идеологии: советские сделки по алмазам с южноафриканским картелем «Де Бирс» во время холодной войны», сделанном на научной конференции в Лейпциге «Пространства взаимодействия между социалистическим лагерем и глобальным Югом в сферах производства знаний, торговли и научно-технического сотрудничества в эру холодной войны»2. Эти работы подверглись весьма резкой критике В.Г. Шубиным в статье «Еще об алмазах»3, некоторые тезисы которой перекликаются с чрезвычайно насыщенной ценным фактическим материалом работой этого же автора «Москва и вооруженная борьба в Южной Африке»4.

Наиболее важные, на наш взгляд, темы этого увлекательного спора можно коротко сформулировать следующим образом:

- почему СССР, являясь главным контрагентом «Де Бирс» на мировом алмазном рынке, одновременно финансировал и организационно поддерживал Африканский национальный конгресс (АНК) – организацию, ставящую своей главной целью разрушение «белой» ЮАР, государства, в экономической системе которого «Де Бирс» и «Англо-Америкен» играли важнейшую роль?

- являлись ли торговля СССР с «Де Бирс» и советское финансирование АНК непересекающимися процессами, или же это были взаимосвязанные явления?

Ю.С. Скубко, как видно даже по заголовкам его работ, склоняется к мысли, что взаимодействие СССР и «Де Бирс» строилось исключительно на экономическом прагматизме: стороны полностью игнорировали идеологические противоречия, стремясь достичь максимальной выгоды от работы на алмазном рынке. Проблемы апартеида и соответствующих международных санкций в отношении ЮАР талантливо обходились с использованием механизма компаний-«прокладок», позволяющего избежать как упреков сторонников «борьбы с империализмом» из социалистического лагеря, так и претензий международного сообщества за торговлю с компаниями государства, находящегося под жесткими санкциями. Соответственно, можно утверждать, что проблема финансирования чернокожих радикалов через призму алмазного рынка просто не рассматривалась – бизнес отдельно, идеология отдельно. Правда, в лейпцигском докладе Ю.С. Скубко отметил, что «валютная выручка от продажи советских алмазов через «Де Бирс» в 1980-е гг. в десятки раз превышала весь современный товарооборот России с ЮАР (в сопоставимых ценах). Часть этих средств направлялась в качестве поддержки силам национально освободительного движения». К сожалению, эта плодотворная идея не получила у Ю.С. Скубко дальнейшего развития. Конечно, СССР финансировал АНК не в рублях, а в конвертируемой валюте, которую получал в основном за счет экспорта природных ресурсов, алмазов в том числе. Поэтому, на первый взгляд, с равным основанием можно утверждать, что АНК финансировался за счет продажи советской нефти и газа в Европу. Таким образом, вопрос – было ли финансирование АНК как-то связано с договоренностями с «Де Бирс», остается открытым.

Парадоксально, но оппонирующий Ю.С. Скубко В.Г. Шубин приходит, в сущности, к аналогичным выводам: «Итак, сотрудничество с «Де Бирс», причем с 1963 г. по 1990 г. оно не осуществлялось напрямую, для Москвы было сугубо вынужденным. И винить за контакты с этим тогдашним монополистом надо не нашу страну, а Запад, конкретно – Лондон, где, в нарушение резолюций Генассамблеи ООН о бойкоте расистской ЮАР, находилась штаб-квартира ЦСО».

Проще говоря, вся разница между оппонентами заключается в том, что Ю.С. Скубко оценивает договоренности с «тогдашним монополистом» и, соответственно, «пренебрежение идеологическими догмами» как прагматичный и привычный ход советского режима, а В.Г. Шубин говорит о том же как о вынужденном шаге, вину (sic!) за который должен нести Запад! Но оба автора, похоже, солидарны в том, что алмазный бизнес никак не пересекался с советскими программами поддержки АНК. У нас другое мнение на этот счет, попытаемся его обосновать.

Итак, 1948 год. К власти в ЮАР (тогда – ЮАС) легитимным путем, через выборы приходит Национальная партия. Это крайне правая партия, члены которой придерживаются идеологии расизма и нацизма. Это партия белых. Но не всех белых. Ядро Национальной партии составляет «Союз братьев-африканеров», в который допускаются исключительно белые буры кальвинистского вероисповедания. Именно этот «Союз братьев-африканеров» получает все ключевые посты в финансовом и силовом блоках нового правительства. Экономическая программа Национальной партии проста: используя полученный административный ресурс создать мощные финансовые структуры, вытеснить на периферию финансовых потоков господствующие в экономике британские банки и в результате получить контроль над горнодобывающей промышленностью страны. Политическая программа еще проще: реванш за англо-бурскую войну, земля буров и богатства ее недр должны принадлежать бурам. Главный противник: англичане как нация, банки, контролируемые англичанами, горнодобывающие корпорации, контролируемые англичанами, Великобритания как государство. Второстепенный противник: чернокожие, вообще – не белые, существование которых и так весьма мизерабельное, должно быть выведено за пределы, приемлемые человеческим обществом.

Процесс пошел и довольно быстро. За несколько лет активы банка «Volkskas», полностью контролируемого «Союзом братьев-африканеров» увеличились в разы, в этот банк были переведены все государственные счета, в этот банк переводили счета, и личные и корпоративные, все мало-мальски состоятельные буры. Позиции британского банка «Barclays», до того доминирующего в стране, оказались под угрозой. Руководство «Volkskas» не скрывало своих намерений в ближайшее время войти в капитал горнодобывающих компаний, опираясь на правительственную протекцию, и получить над ними контроль. Премьер-министр Даниель Малан (член «Союза братьев-африканеров») говорил уже открыто, что Южная Африка – это собственность буров и останется таковой навсегда. В 1950 году он издал указ, запрещающий гражданам ЮАР иметь британское гражданство. С этого же года административный контроль над корпорациями с британским капиталом был усилен кратно.

Для «Де Бирс» и «Англо-Америкен» сильно запахло жареным. Перерегистрировать компанию в Лондоне можно, но месторождения с собой не унесешь… И тогда Эрнст Оппенгеймер щедро вкладывается в «Объединенный южноафриканский трастовый фонд», для финансирования проанглийской Объединенной партии, которая, по замыслу владельца «Де Бирс» должна была получить большинство в парламенте5. Но на решающих выборах 1958 года Объединенная партия проиграла Национальной партии с разгромным счетом: 34% против 66%. Номер не прошел, патриотично настроенных избирателей-буров было гораздо больше, чем англичан, чернокожие избирательными правами не обладали, Национальная партия не только удержала власть, но и существенно ее укрепила, до установления контроля бурского правительства над горнодобывающими корпорациями с британским капиталом оставался последний шаг. Ну что ж, пришло время действовать другими методами. Враг моего врага – мой друг… Максима на все времена.

В июне 1959 года в Лондоне регистрируется общественное «Движение против апартеида», в состав которого вошли крупные функционеры АНК. В ноябре 1959 года это движение сформировало комитет по бойкоту ЮАР, 21 декабря 1959 года лидер АНК Альберт Лутули выступил с программным заявлением, в котором призвал к жестким международным санкциям против бурского правительства. Эта деятельность была четко синхронизирована с контактами СССР и «Де Бирс»: в октябре 1959 году Филипп Оппенгеймер посетил СССР. Был подписан первый официальный контракт о поставках якутских алмазов в адрес алмазного монополиста. Несколько месяцев спустя в Москву прибыл Юсуф Даду – руководитель Южноафриканской компартии, запрещенной в ЮАР, этот визит открыл канал финансирования южноафриканских радикалов Советским Союзом.

Почему СССР взял на содержание АНК именно в 1960 году, практически сразу после подписания соглашения с «Де Бирс»? АНК существовал с 1912 года, контакты этой организации с СССР известны с 1920-х годов, функционеров АНК приглашали на всякие советские съезды и праздники, но денег не давали. Расизм в ЮАС (ЮАР) процветал всегда, законы о расовой сегрегации были приняты буквально со дня основания этого государства, но СССР почему-то озаботился тяжкой судьбиной чернокожих только после подписания договора с «Де Бирс». Чем негритянская доля в Южной Африке 1960 года отличалась от таковой 1950 года? Или 1940 года? Или 1930? Да ничем она принципиально не отличалась.

До начала финансирования Советским Союзом АНК представлял собой довольно рыхлую структуру, нищую, практически безоружную, с крайне низким, почти нулевым уровнем подготовки функционеров. Для бурского правительства это был противник, но противник слабый, второстепенный. Однако к 1963 году АНК и его боевое крыло «Копье нации» уже стали прекрасно отмобилизованными, разветвленными, хорошо вооруженными диверсионными организациями, для боевиков которых была организована высокопрофессиональная подготовка на территории СССР и ряда африканских стран.

Необходимо учитывать, что для СССР содержание АНК было исключительно затратным проектом, который по определению никогда не мог окупиться. Если щедрая советская поддержка легитимных правительств многих африканских стран, получивших независимость в 1960-е годы, отзывалась хотя бы политической лояльностью к инициативам СССР на международной арене, то АНК был в глазах цивилизованного мира террористической организацией, запрещенной во многих странах, и в качестве дипломатического союзника выступать не мог. Тридцать лет СССР финансировал, снабжал оружием (включая ПЗРК!) и обучал боевиков АНК, идеология которых была не чем иным, как расизмом, только черным расизмом. Но расизмом «узконаправленным». Гимном АНК стала песня «Убей бура!», не просто белого, заметим, не англичанина, а именно бура.

Итак, тридцать лет инвестировать огромные деньги просто для того, чтобы на другом конце Земли черные расисты имели возможность эффективно убивать белых расистов – странный проект даже для коммунистического режима. Но все встает на свои места, если сравнить динамику отношений СССР с «Де Бирс» и прогресс в деятельности АНК: чем больше СССР продавал алмазов «Де Бирс» и чем лучше были условия этих продаж, тем щедрее финансировался АНК, и тем успешнее была его боевая работа. Уровень угрозы со стороны АНК непрерывно и быстро возрастал, что заставляло правительство буров тратить все больше и больше бюджетных средств на купирование этой угрозы. Что в свою очередь фатально разрушало схему аккумулирования средств в национально-ориентированных банках с целью последующего контроля горнодобывающих корпораций. Одновременно ЮАР была подвергнута мощным международным санкциям, которые распространялись на банки и компании с государственным участием, но не затрагивали деятельность «Де Бирс» и «Англо-Америкен», фактически корпорации с английским капиталом от санкций не пострадали. При этом владельцы «Де Бирс» и «Англо-Америкен» получили очень выгодную репутационную позицию горячих противников апартеида, в то же время не имеющих никакого отношения к террористам АНК.

История взаимоотношений СССР и АНК ярко описана в работах В.Г. Шубина, и мы не будем на ней подробно останавливаться. Но один эпизод, который В.Г. Шубин как раз вниманием не удостоил, приведем: «Когда деньги приходили в лондонскую резидентуру, Гордиевский надевал перчатки, снимал с денег банковскую упаковку и подсчитывал банкноты. Александр Федорович Якименко, партийный представитель, сотрудничающий также с КГБ, принимал Даду на Кенсингтон-Парк Гарденс, дом 18. Получив деньги от Гордиевского, Даду подписывал отдельные счета от лица АНК и Компартии ЮАР. В портфель он деньги не клал, а распихивал их по карманам своего костюма и пальто. Гордиевский смотрел, как щуплая фигура Даду вся распухала от пачек долларов, и он уходил домой пешком. Очевидно, он совершенно не боялся, что по дороге его могут обокрасть или ограбить»6. Итак, место действия – Лондон, 1982 год. Олег Гордиевский, полковник КГБ, сотрудник советской дипломатической резидентуры, а также по совместительству агент британской разведки. Юсуф Даду – вице-председатель Революционного совета АНК и Председатель компартии ЮАР. АНК признан в ЮАР и США террористической организацией, Даду объявлен в международный розыск, но в Лондоне у Даду – никаких проблем. Английские спецслужбы (благодаря Гордиевскому) прекрасно знают кто такой Даду, сколько денег он получает от СССР и куда эти деньги направляются. Каждая пачка долларов в кармане Даду – это взорванный полицейский участок в Кейптауне, застреленный офицер в Йоханнесбурге, сожженная бурская ферма. Но в Лондоне Даду никто и пальцем не тронет, он спокойно идет домой. Не было для террористов из АНК более уютного места на Земле, чем Лондон. Ну не считая Москвы, конечно.

Так что во взаимоотношениях «Де Бирс» и СССР в эпоху южноафриканского апартеида нет никакого парадокса. Правительство белых националистов пыталось поставить под контроль активы «Де Бирс» и «Англо-Америкен», взять реванш за поражение в англо-бурской войне 1899-1902 гг. И получило жестокий, смертельный в конечном счете, удар руками нового контрагента «Де Бирс». Конечно, весь процесс был упакован в идеологическую обертку, и боевик АНК, и его советский инструктор из ГРУ и даже куратор из Международного отдела ЦК КПСС вполне могли верить, что все это делается ради того, чтобы в ЮАР повесили портрет Карла Маркса. Кажется, это называется конспирологией?

Сергей Горяинов, Rough&Polished


1 Скубко Ю.С. Алмазы для апартеида. Сотрудничество СССР с «Де Бирс»: новый прагматизм или развитие старого партнерства? // Журнал «Ученые записки Института Африки РАН». 2017. № 3(40). С. 53-65.
2 Скубко Ю.С. Конференция в Лейпциге: сферы сотрудничества социалистических стран с мировым Югом в эру холодной войны // Журнал «Азия и Африка сегодня». 2018. № 4(729). С. 73-75.
3 Шубин В.Г. Еще об алмазах // Журнал «Ученые записки Института Африки РАН». 2019. № 1(46). С. 115-199.
4 Шубин В.Г. Москва и вооруженная борьба в Южной Африке // Журнал «Азия и Африка сегодня». 2020. № 3. С. 72-79.
5 South African History Online (SAHO)//National Party (NP) https://www.sahistory.org.za/article/national-party-np
6 Гордиевский Олег, Кристофер Эндрю. КГБ. Разведывательные операции от Ленина до Горбачева. М.: Центрополиграф, 1999. С. 353.