Ювелирные украшения с лабораторными бриллиантами – это будущее

Как основатель бренда Diamond Little Star® Лю Цзянцзян активно участвует в различных деловых мероприятиях. Он основал Аналитический центр по выращенным в лаборатории бриллиантам в Китае и Клуб выращенных в лаборатории бриллиантов в Китае. В то же время...

Вчера

Заявление компании Pandora о выращенных в лаборатории камнях не приведет к обесценению природных бриллиантов - Зимниски

Ювелирный ритейлер Pandora недавно объявил, что больше не будет покупать природные бриллианты, поскольку он перешел на выращенные в лаборатории бриллианты. Однако аналитик алмазного рынка Пол Зимниски (Paul Zimnisky) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew...

07 июня 2021

«Объем алмазов Forevermark, которые мы продаем через индийских партнеров, намного выше, чем в других частях мира», - говорит Сачин Джейн

Сачин Джейн (Sachin Jain) работал в индийском подразделении De Beers еще в 2010 году, когда он стал главой отдела розничной торговли. В 2014 году он занял пост президента Forevermark, а в настоящее время он является управляющим директором De...

31 мая 2021

Новая лаборатория GSI в Джайпуре будет специализироваться на цветных драгоценных камнях

Компания Gemological Science International (GSI) открыла новую лабораторию в Джайпуре, Индия. Поскольку этот штат является столицей цветных драгоценных камней, лаборатория будет включать в себя подразделение, специализирующееся на их географическом...

24 мая 2021

«Мы приветствуем обязательное клеймение в интересах потребителей, но также важно иметь надлежащую инфраструктуру, равномерно распределенную по всей Индии», - утверждает Ашиш Петхе, председатель GJC

Ашиш Петхе (Ashish Pethe), председатель Всеиндийского совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem and Jewellery Domestic Council, GJC), ранее известного как Всеиндийская федерация торговцев драгоценными камнями и...

17 мая 2021

О монографии Н. Г. Хромовой «Алмазные грани российско-индийского сотрудничества»

07 июня 2021

В 2020 году московским издательством РУСАЙНС издана монография Н. Хромовой «Алмазные грани российско-индийского сотрудничества». Как гласит аннотация: «В монографии впервые в России проведен комплексный анализ предпосылок и тенденций российско-индийского сотрудничества в отраслях алмазно-бриллиантового комплекса в период 1992-2018 гг. В ней содержатся практические рекомендации по развитию отечественного АБК, а также предложены перспективные формы российско-индийского сотрудничества в этом секторе экономики. Кроме того, исследуются вопросы развития и раскрыты индивидуальные особенности АБК России и Индии…».

Появление крупных аналитических исследований российских авторов в области алмазного рынка – относительно редкое явление и заслуживает самого пристального внимания, хотя бы в силу той роли, которую Россия играет в мировом АБК. В данном случае интерес к рассматриваемой книге оправдан еще и тем обстоятельством, что автор имеет непосредственный и значительный опыт работы в алмазном бизнесе в качестве финансового директора компании «Choron Diamond». Надо заметить, что в настоящее время Н. Хромова является сотрудником кафедры мировой экономики МГИМО, а содержание рассматриваемой монографии в значительной степени дублирует текст ее кандидатской диссертации (специальность 08.00.14 – мировая экономика) на тему «Российско-индийское сотрудничество в отраслях алмазно-бриллиантового комплекса», успешно защищенной в 2019 году.

К несомненным достоинствам монографии следует отнести обилие и глубину проработки автором российских и зарубежных источников о состоянии мирового АБК в историческом диапазоне с начала 1990-х годов по настоящее время. Книга вполне может претендовать на роль добротного статистического справочника, причем не только в области российско-индийского сотрудничества, но и по глобальному алмазному бизнесу. Авторитет использованных источников сомнению не подлежит, а оригинальное структурирование автором данных заслуживает высокой оценки.

Однако в тех случаях, когда автор выходит за границы указанного исторического диапазона, возникают досадные ошибки: «В России алмазный бизнес начал развиваться после того как в середине 1950-х гг. были открыты богатейшие коренные месторождения алмазов в Якутии. В советское время важной особенностью алмазного рынка являлась его компактность, а также то, что собственником алмазного сырья и произведенных на гранильных заводах бриллиантов выступало государство в лице объединения «Якуталмаз»1.

На самом деле алмазный бизнес (насколько этот термин вообще возможно применить к советским реалиям) развивался в СССР с 1920-х годов в виде демпингового экспорта конфискованных у состоятельных слоев населения и церкви бриллиантов; в 1946 году было принято Постановление Совета министров СССР «О развитии отечественной алмазной промышленности», положившее начало промышленной добыче алмазов на Урале силами ГУЛАГа, а в конце 1940-х годов СССР являлся одним из самых значимых поставщиков бриллиантов (включая трофейные) в США2.

Утверждение о том, что «Якуталмаз» являлся собственником добываемого им алмазного сырья и уж тем более – бриллиантов, производимых на советских гранильных заводах, можно смело отнести к жанру ненаучной фантастики. «Якуталмаз» все добываемые алмазы сдавал в Гохран по фиксированным нерыночным ценам и к дальнейшей судьбе этих алмазов ни малейшего отношения не имел. Советские гранильные заводы (ПО «Кристалл») были предприятиями Министерства приборостроения, средств автоматизации и систем управления СССР, а «Якуталмаз» входил в состав Министерства цветной металлургии СССР, никаких пересечений собственности на выпускаемую продукцию между этими структурами не могло быть просто по определению.

Утверждение о некоей «компактности» алмазного рынка в советское время также вызывает недоумение. В советскую алмазную отрасль, так или иначе, было вовлечено свыше пятидесяти предприятий, относящихся к пяти министерствам, между которыми были весьма непростые взаимоотношения, включая административные барьеры, преодоление которых требовало серьезных усилий и затрат. В значительной степени именно скверная управляемость, в немалой степени вызванная административными «разрывами», и привела советскую алмазную отрасль в то катастрофическое состояние, которое наблюдалось в начале 1990-х годов.

Увы, мы вынуждены констатировать весьма поверхностное представление Н. Хромовой об истории алмазного рынка, что, впрочем, не мешает ей выступать в качестве своеобразного «ниспровергателя» его основ: «За последние три с половиной года отрасль столкнулась с ростом добычи алмазного сырья, проблемами финансирования, демонетизацией в Индии, торговой войной, которая замедлила экономический рост Китая, и укреплением доллара. В этой связи, цены на бриллианты продолжают снижаться, и вместе с ними падает рентабельность производства. По мнению автора исследования, для разрешения этой ситуации необходимо, чтобы цены на алмазное сырье снизились, а предложение от основных добывающих компаний - De Beers Group и АЛРОСА - должно быть менее жестким в долгосрочной перспективе. Таким образом, спрос должен перестать контролироваться со стороны предложения. В данный ситуации необходимо сосредоточиться на аукционах или тендерах, на которых рынок устанавливает цены, и производители могут покупать то, что им необходимо. То есть, чтобы обеспечить долгосрочное прибыльное будущее алмазной отрасли (во всех сегментах «алмазопровода»), движущей силой рынка алмазного сырья должен быть спрос»3.

За шесть лет до выхода монографии Н. Хромовой автор этих строк обсуждал аналогичную проблему с М. Шкадовым (тогда – директором смоленского «Кристалла»), вот фрагмент этого интервью: «Сегодня сбытовые модели ведущих алмазодобытчиков - АЛРОСА и De Beers, выстроены таким образом, что создается иллюзия постоянного высокого спроса на алмазы со стороны многочисленных покупателей. Но на самом деле покупатель уже практически один - это Индия. Сайтхолдеры могут иметь бельгийскую или любую другую регистрацию, но 90% сырья реально уходит в Индию. А целью индийских коллег является контроль рынка, и они этого не скрывают. Индийский алмазный бизнес сегодня - это логистически прекрасно выстроенный и работающий при мощной государственной поддержке бизнес объемом порядка $15 млрд. Если учесть, что мировые кредитные ресурсы, через которые финансируется покупка алмазов и производство бриллиантов - это всего около $18 млрд, то следует признать, что алмазный рынок становится "рынком покупателя". И это приводит к тому, что ценой начинает управлять покупатель: сейчас сырье размерностью "- 7" и ниже покупают и обрабатывают только индийцы, и по динамике цен можно утверждать, что цену на эти классы уже не поднять никогда, поскольку ее диктует монопольный покупатель. А в срезе добычи такого сырья много. Проще говоря - сбыт АЛРОСА уже фатально зависит от состояния индийской экономики и банковской системы. И у De Beers такая же проблема»4.

Итак, в «рынке покупателя» (индийского, разумеется) Н. Хромова видит блестящую перспективу, а М. Шкадов – серьезную угрозу для российской алмазной отрасли. Победителя в этом заочном споре определить несложно, для этого достаточно обратиться к истории алмазного рынка, «…движущей силой рынка алмазного сырья должен быть спрос» - звучит прекрасно, но неплохо бы вспомнить, откуда он вообще взялся, этот спрос. Вряд ли кто-нибудь станет отрицать, что рынки ювелирных алмазов и бриллиантов по сути своей носят проектный характер и что спрос на этот товар – результат многолетнего видового маркетинга, проводимого, прежде всего, усилиями De Beers. Именно за счет этого капитала рынок «дышит» до сих пор. А много вложили в видовой маркетинг индийские производители бриллиантов? Риторический вопрос.

К тезису о проектном характере алмазно-бриллиантового рынка близко примыкает, может быть, самый интересный вопрос – а кто был «автором» взлета индийской алмазной индустрии и почему этот взлет произошел именно в 1970-х годах? Монография Н. Хромовой содержит главу с многообещающим названием «Превращение Индии в ведущий гранильный центр мира», но, увы, ответа на озвученный вопрос она не дает. Как происходил этот взлет, и какие факторы ему способствовали – описано подробно, а вот по поводу того, кто же конкретно и зачем додумался превратить технические и «околоювелирные» алмазы в бриллианты автор даже не высказывает предположения: «Взлет алмазной промышленности произошел во второй половине ХХ века в большей степени из-за вовлечения в обработку большей части технических и «околоювелирных» природных алмазов. В результате этого произошел «революционный прорыв» и на мировом рынке появилась новая ниша - «индийский товар» - (самое мелкое дешевое сырье различных весовых и качественных категорий, стоимость приблизительно 30 долл./карат). В других странах огранка такого сырья нерентабельна и оно считалось непригодным для обработки. Но большой объем дешевой рабочей силы, и высокий многовековой уровень мастерства местных огранщиков превратил Индию в мировой цех по обработке малоразмерных, низкокачественных алмазов с самой высокой в мире экономической эффективностью.

В начале современного этапа развития гранильной промышленности Индии качество огранки было невысоким и в основном обрабатывались мелкие камни. Но постепенно качество улучшалось, и с 1970-х годов Индия заняла свою нишу монополиста по огранке мелкоразмерных низкокачественных бриллиантов.

В 1980-х годах была признана весомая роль алмазной промышленности Индии в мировом АБК, поскольку только Индия имела возможности и опыт огранки дешевого, мелкого и трудоемкого алмазного сырья с низким выхода годного (даже появился общепризнанный термин - алмазное сырье называемое «индийским товаром»). От обработки такой категории сырья из-за невыгодности полностью отказались мировые алмазные центры – Бельгия и Израиль. Но в тоже время бриллианты, полученные из сырья такого качества, нашли широкий сбыт в США, крупнейшем потребителе ювелирных изделий с бриллиантами. Фактически это привело к созданию нового сегмента на алмазном рынке. Тем самым был сломан стереотип о том, что бриллианты это очень дорого и предназначены только для элиты»5.

То есть, по мнению Н. Хромовой, все произошло как бы само собой: ни с того, ни с сего «вовлеклись в обработку» технические алмазы (а почему раньше «не вовлекались»?), отчего-то случился «широкий сбыт в США» (наверное, организованный индийцами?), и даже сломался стереотип (под собственной тяжестью, очевидно?).

Но вот иная (и более конструктивная на наш взгляд) точка зрения на этот процесс: «В 1979 г. была открыта алмазная трубка «Аргайл» (Австралия), обладающая колоссальными запасами мелкого и дешевого сырья, в то же время отличающегося повышенной твердостью. Его обработка оказалась совершенно нерентабельной в традиционных алмазных центрах из-за большой трудоемкости и высокой стоимости, что дало шанс индийским огранщикам, который они с блеском использовали. Начав обработку австралийских алмазов, индийские огранщики сформировали на мировом алмазно-бриллиантовом рынке отдельную нишу «околоювелирного», или «индийского» товара, используя архаичную, «домашнюю» систему организации производства, гигантский резервуар дешевой рабочей силы, традиционное мастерство своих огранщиков и семейный труд. Это превратило страну в мировой цех по обработке «околоювелирных» алмазов с самой высокой в мире экономической эффективностью. Более того, менеджеры и специалисты Индии по маркетингу и продвижению товара (с помощью специалистов корпорации De Beers, которая таким образом успешно решила свою проблему – как с прибылью распродать скапливающиеся в Центральной сбытовой организации запасы аналогичного товара с рудников Заира и СССР) сформировали новый класс потребителей – из числа стремительно растущего в развитых странах среднего класса, которому были не по карману элитные дорогостоящие украшения знаменитых брендов»6.

А проще говоря – De Beers в очередной раз смогла сконструировать новый рынок, который был способен «проглотить» огромный поток мелкоразмерного сырья с новых африканских, российских и австралийских месторождений. И при всем уважении к «индийским менеджерам по маркетингу», они играли в решении этой задачи глубоко второстепенную роль. То есть своим возникновением, развитием и нынешним триумфом Индия обязана именно «рынку продавца», при любых иных вариантах «индийское алмазное чудо» скончалось бы в зародыше.

Но сказав «primo» следует говорить «secundo», и к тезису о необходимости перейти к рынку, контролируемому покупателем (очевидно, индийским), Н. Хромова добавляет еще одну блестящую перспективу: «Дефицит алмазного сырья в ближайшее десятилетие прогнозируют и эксперты компании Bain & Company, отмечая, что «…по результатам анализа экономического состояния и конъюнктуры ожидается, что мировые поставки алмазного сырья в период с 2016 до 2030 гг. будут сокращаться в среднем на 1%-2% в год, из-за истощения существующих месторождений». Следовательно, в настоящее время и в будущем, России рискованно полагаться лишь на алмазодобычу, необходимо развивать алмазообработку, при этом сохраняя и улучшая имеющиеся позиции на мировом алмазном рынке»7. И далее: «Например, в мировом хозяйстве за последние 3 года в среднем имеет место следующее распределение продукции мирового алмазно-бриллиантового рынка (МАБР) : «13 -21 -76», то есть доля добавленной стоимости, приходящаяся на каждое звено цепочки, составляет: при 13 млрд долл. добытых алмазов (1-е звено) 21 млрд долл. составляет объем неоправленных бриллиантов (2-е звено = 13+8), а розничные продажи ювелирных изделий с бриллиантами- 76 млрд долл.(3-е звено = 13+8+55) (соотношение 1-1,6-5,8). Таким образом, каждое звено добавляет к изначальной стоимости вновь созданную. Если рассматривать АБК России за 3 года в среднем следующие пропорции «1-0,1-0,2», то есть на единицу добытых алмазов приходится только 0,1 бриллиант и 0,2 продаж ЮБИ. В Республике Саха (Якутия) - главном составном элементе российского АБК - пропорции еще ниже «1-0,03-0,003». Таким образом, подтверждается сырьевая направленность АБК России и неэффективное использование сырья в силу объективных причин, тормозящих развитие гранильной и ювелирной отраслей промышленности. В этой связи представляется разумным развивать обрабатывающее производство и кооперацию с мировыми гранильными центрами, и прежде всего, с Индией».8 Ну а в качестве одной из основных схем такой кооперации Н. Хромова предлагает толлинг.9

Обвинения в «сырьевой направленности» АБК России, неэффективном использовании алмазного сырья и прожекты исправить этот кошмар путем создания чудодейственной гранильной промышленности существуют почти столько же, сколько сама советская (позже – российская) алмазная отрасль. В истории известны две масштабные попытки создать отечественную гранильную промышленность: в СССР это были «косыгинские» гранильные заводы ПО «Кристалл», в РС(Я) – т.н. «национальная гранильная промышленность», представленная прежде всего холдингом «Туймаада Даймонд». Обе эти инициативы были убыточны от начала до конца, несмотря на то, что имели просто чудовищные преимущества перед зарубежными (в т.ч. индийскими) аналогами в части поставок сырья, налоговых режимов и кредитов. Показательно, что адепты этих афер использовали тот же аргумент о «добавленной стоимости», которым оперирует Н. Хромова. Это красивый аргумент, но «косыгинские» бриллианты почему-то стоили дешевле, чем сырье, из которого их гранили, а десятки якутских заводов занимались преимущественно тем, что сбрасывали (часто по демпинговым ценам) за рубеж сырье, полученное от АЛРОСА в качестве беспроцентного товарного кредита. Что же касается толлинга, то у многих участников рынка еще достаточно свежи воспоминания о том, как с помощью давальческих схем был в середине 1990-х бодро вынесен огромный сток Гохрана, накопленный еще с советских времен. Правда, тогда отличились не столько индийские, сколько израильские партнеры. Так что подобного рода «практические рекомендации по развитию отечественного АБК», увы, не оригинальны и имеют долгую и впечатляющую историю.

Подводя итог впечатлениям от прочтения монографии Н. Хромовой, могу заметить, что, если бы я был сотрудником индийского гранильного предприятия (ну, например, «Choron Diamond»), я бы аплодировал каждому абзацу этого труда. Это великолепный текст, который можно использовать как ссылочную базу в лоббистских проектах на любом уровне, направленных на получение преференций к доступу к российскому алмазному сырью. Именно с этих позиций рассматриваемая работа представляет наиболее существенную ценность.

Сергей Горяинов, Rough&Polished

1Хромова Н.Г. Алмазные грани российско-индийского сотрудничества. М.:РУСАЙНС, 2020, С.93
2РГАЭ. Ф. 413. О. 24. Д. 6151. Л. 59.
3Хромова Н.Г. Алмазные грани российско-индийского сотрудничества. М.:РУСАЙНС, 2020, С. 46-47.
4https://www.rough-polished.com/ru/exclusive/93454.html
5Хромова Н.Г. Алмазные грани российско-индийского сотрудничества. М.:РУСАЙНС, 2020, С. 139-140.
6Вечерина О.П. Фантастический взлет гранильной промышленности Индии: 70 лет успеха.// Труды Института востоковедения РАН. 2018. №12. С. 89-108.
7Хромова Н.Г. Алмазные грани российско-индийского сотрудничества. М.:РУСАЙНС, 2020. С. 88-89.
8Там же. С. 92.
9Там же. С. 193.