Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

GOLDNET.MARKET: «Мы хотим, и работаем над тем, чтобы предоставить бизнесу возможность развивать массу разных направлений»

Сегодня практически все ювелирные компании имеют свои оптовые сайты, интернет-магазины, страницы в соцсетях. Но год назад в России появился первый маркетплейс оптовой торговли ювелирными изделиями - GOLDNET.MARKET - новый эффективный инструмент для работы...

20 сентября 2021

Редкость платины придает ей дополнительную ценность и привлекательность

Хью Дэниел (Huw Daniel) является генеральным директором Международной гильдии производителей платины (Platinum Guild International, PGI), курирующим деятельность по развитию рынков в Китае, Японии, Индии и США от имени производителей...

13 сентября 2021

Импактные алмазы: перспектива или афера?

03 мая 2021

Практически ежегодно в российской печати появляются сообщения о скором освоении Попигайского месторождения импактных алмазов, расположенного на севере Красноярского края. Эти «сенсации» уже обросли целым букетом интригующих подробностей: здесь и соответствующие договоренности между СО РАН, руководством РС (Я) и Красноярского края, привлечение в качестве инвесторов АЛРОСА и АФК «Система» и даже позиционирование этого проекта как совместного с республикой Беларусь. По мнению поклонников попигайских алмазов, они сулят России и миру блестящую перспективу, утверждается, что разработка месторождения даст мировой промышленности новое сырье, ежегодный спрос на которое может составить до 1 млрд карат. Настойчиво подогреваемый интерес к этой теме с необходимостью требует ответов на вопросы: почему уникальное алмазное месторождение, открытое полвека назад, оказалось невостребованным до сих пор и какова реальная перспектива его освоения с учетом современного состояния мирового алмазного рынка?

Начнем с небольшого исторического экскурса. Попигайские импактные (т. е. образовавшиеся в результате  удара метеорита) алмазы были открыты геологами ВСЕГЕИ под руководством В. Л. Масайтиса в 1971 году. Алмазы находятся в виде включений в коренных породах (импактитах), и в россыпях, образовавшихся при разрушении коренных пород. В пределах Попигайского метеоритного кратера было выделено два коренных месторождения – «Ударное» и «Скальное», локальные участки высокоалмазных импактитов (Сюрюнге, Встречный, Таас, Тонгулах, Эге-Юряге), и несколько россыпей (Догойская, Балаган-Юрякская и др). Достоверные запасы и прогнозные ресурсы импактных алмазов в коренных породах на общей площади около 120 квадратных км в Попигайском районе составляют до 212 млрд карат1. Запасы и ресурсы россыпных импактных алмазов оцениваются еще в несколько десятков млн карат. Содержание алмазов в руде достигает 23 кар/т и выше, но алмазов ювелирного качества здесь нет.

Перечислим наиболее существенные этапы открытия и попытки освоения попигайских алмазов:

- январь 1971 г. – в образцах пород Попигайского кратера, полученных экспедицией В. Л. Масайтиса в 1970 г., обнаружены алмазы;

- декабрь 1971 г. – ВСЕГЕИ дает первую грубую прикидку геологических запасов импактных алмазов – утверждается, что эти запасы превышают запасы кимберлитовых алмазов всех алмазоносных провинций мира. Информация получает гриф «совершенно секретно»;

- май 1973 г. – ВСЕГЕИ проводит совещание, на котором представлены результаты изучения геологии и алмазоносности Попигайского кратера, полученные в 1970–1972 гг. Намечены планы проведения в 1973–1976 гг. исследовательских и производственных работ;

- февраль 1974 г. – ВСЕГЕИ направляет в Министерство геологии СССР доклад, в котором оцениваются перспективы использования импактных алмазов. В докладе обосновывается необходимость создания специализированной  геологоразведочной экспедиции;

- 11 марта 1974 г. – совещание в ЦК КПСС по проблеме импактных алмазов, принято решение засекретить всю информацию по Попигайским алмазам;

- 13 марта 1974 г. – выходит секретное постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О создании на севере Красноярского края минерально-сырьевой базы алмазодобывающей промышленности»;

- апрель 1974 г. – Министерство геологии СССР создает Полярную геологоразведочную экспедицию с базой в Хатанге для детального исследования и определения запасов месторождений импактных алмазов;

- 1975 г. – ГКЗ утверждает запасы месторождения «Ударное»: 11,9 млрд карат по всем категориям, при содержании 7,13 – 7,19 кар/т. Разработано ТЭО освоения месторождения «Ударное» (ЦНИГРИ, ЯкутНИПРОалмаз) ;

- 1976 г. – 900 тонн руды из Попигайского кратера самолетами военной авиации (!) доставляется на обогащение в г. Мирный;

- декабрь 1978 г. – ГКЗ утверждает запасы месторождения «Скальное», отчет утвержден с правом проектирования ГОК. Общие запасы импактных алмазов Попигайского кратера оценивались свыше 260 млрд карат. Разработано ТЭО освоения месторождения «Скальное»;

- январь 1979 г. – подписано постановление Совмина СССР о строительстве обогатительной фабрики в Хатанге с вводом ее в действие в 1980 г.;

- 1981 – 1982 гг. – резкое сокращение финансирования работ по импактным алмазам, потеря интереса к ним во всех профильных ведомствах;

- 1983 г. – Министерство цветной металлургии СССР (П. Ф. Ломако) дает заключение о нецелесообразности освоения месторождений импактных алмазов.

Решение Минцветмета (в которое входила тогда алмазодобывающая отрасль) поставило крест на освоении попигайских алмазов. Хотя доразведка месторождений еще продолжалась некоторое время  и обогатительная фабрика в Хатанге исправно выдавала концентрат, о полноценной добыче, проектировании карьеров и ГОКа речь уже не шла, и к 1985 году проект заглох практически полностью. Почему СССР отказался от освоения месторождений импактных алмазов?

Широко распространена точка зрения, что попигайские алмазы проиграли синтетическим конкурентам. Вот типичный образец подобных утверждений: «К началу 80-х годов ХХ века в СССР уже было налажено производство недорогих синтетических алмазов, которые, наряду с природными техническими алмазами, в полной мере удовлетворяли потребности отечественной промышленности. Дорогие, хотя и качественные, импактные алмазы оказались никому не нужными»2. В разных вариациях этот тезис повторяется практически во всех публикациях, посвященных истории попигайских алмазов. Причем некоторые авторы представляют дело так, что руководство СССР стояло перед выбором: строить заводы по производству алмазной синтетики или добывать попигайские алмазы, например: «Дело до разработки не дошло, так как советское руководство сделало ставку на создание сети заводов по производству синтетических алмазов»3. И в конечном итоге якобы победили лоббисты синтетики. Это не так, и на самом деле конкуренция с синтетикой далеко не главная причина отказа от освоения месторождений импактных алмазов.

Действительно, посмотрим на хронологию развития советской отрасли по производству синтетических алмазов:

- 1960 г. – В. Н. Бакуль разрабатывает промышленную технологию синтеза алмазов;

- 1961 г. – в Киеве создан Институт сверхтвердых материалов (ИСМ) с опытным заводом, выпущена первая промышленная партия (2000 карат) синтетических алмазов;

- 1963 г. – ИСМ разрабатывает план внедрения алмазного инструмента на основе синтетических алмазов на 580 (!) заводах СССР;

- 1966 г. – крупнейший в Европе «Полтавский завод искусственных алмазов и алмазного инструмента» выдает первую партию продукции;

- 1970 г. – СССР опережает США по объему выпуска синтетических алмазов.

Таким образом, полноценная отрасль по производству синтетических алмазов была создана в СССР до открытия импактных алмазов. Создание и развитие этой отрасли осуществлялась в рамках пятилетних планов в привязке к потребностям промышленности в алмазном инструменте, что прямо отражалось в названиях заводов: «Полтавский завод искусственных алмазов и алмазного инструмента», «Бориславский завод искусственных алмазов и алмазного инструмента», «Ереванский завод искусственных алмазов и алмазного инструмента» и т.д. К 1970 году СССР практически полностью обеспечивал собственные потребности в алмазном инструменте, более того, активно экспортировал эту продукцию, в том числе и в промышленно развитые западные страны. Производство синтетики вкупе с природными техническими алмазами из якутских месторождений надежно обеспечивало отрасль дешевым алмазным сырьем с избытком по всем категориям и направлениям.

Так зачем же потребовалось Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О создании на севере Красноярского края минерально-сырьевой базы алмазодобывающей промышленности» от 13 марта 1974 года? Зачем была нужны  детальная разведка попигайских алмазов, создание Полярной ГРЭ, обогатительной фабрики и даже такой дорогостоящий аттракцион, как переброска руды самолетами военно-транспортной авиации? Если бы попигайские алмазы изначально рассматривались только как конкуренты алмазной синтетики, причем с очевидно более высокой себестоимостью, ничего этого бы не произошло.

И здесь мы вынуждены вернуться к основному мотиву, которым руководствовалось советское правительство в принятии решений в алмазной отрасли. С момента открытия первых месторождений на Урале в 1937 году, алмазы рассматривались в первую очередь как экспортный товар с высокой удельной стоимостью. В 1970-е годы технических алмазов – и природных и синтетических, у СССР хватало с избытком, а вот с валютой всегда был хронический дефицит. И когда В. Л. Масайтис открыл алмазы неизвестного ранее типа (но все же – алмазы!) родилась надежда – а вдруг там есть крупные ювелирные кристаллы? При таких огромных запасах и ураганном содержании – на порядок выше, чем в якутских трубках, это же будет золотое (точнее – бриллиантовое) дно! Все бюджетные проблемы можно разом решить, а заодно коммунизм походя построить. Для проверки этой заманчивой гипотезы можно и авиадивизию туда-сюда погонять – а вдруг!?

Увы, ювелирных кристаллов на Попигае не обнаруживалось, и надежда на экспортный потенциал этого месторождения с каждым годом угасала. С 1981 года интерес к импактным алмазом стал ощутимо ослабевать, а ручейки финансирования резко обмелели. Почему именно с 1981 года, а не раньше или позже? Да потому, что в 1980 году была открыта кимберлитовая трубка «Поморская», а в 1981 году – трубка «Ломоносовская» в Архангельской области. И там нашлись ювелирные алмазы привычного кимберлитового типа. Вот это и есть главная причина потери интереса руководства страны к импактным алмазам. Экспортный потенциал их был равен нулю, а архангельские трубки, напротив, сулили заманчивую перспективу. Что и решило дело: импактные алмазы проиграли не синтетике, а архангельскому ювелирному алмазному сырью.

Вернемся из времен СССР в наши тревожные дни. Что изменилось в мотивации людей, руководящих алмазной отраслью страны? Да ничего не изменилось. Алмазы по-прежнему рассматриваются как экспортный товар – источник валюты. А потребление природных технических алмазов промышленностью сегодня едва ли дотягивает до пары процентов – все остальное занято синтетикой. Причем технологии синтеза энергично развиваются, себестоимость падает. И никакого недостатка в технических алмазах мировой рынок не испытывает. Да, у импактных алмазов есть специфические свойства, отличающие их от природных и синтезируемых алмазов, и таящие как преимущества, так и недостатки. Разнообразные исследования импактных алмазов проводились многими профильными организациями на протяжении последних 30 лет и дали неоднозначные результаты. Этой теме посвящено много дискуссий в специальной литературе, нам представляется достаточно убедительным вывод, сделанный специалистами ФГБУ ЦНИГРИ: «Результаты исследований не смогли однозначно выявить преимущества использования импактных алмазов в технических целях по сравнению с кимберлитовыми и синтетическими техническими алмазами»4.

Есть ли у импактных алмазов как сырья для производства алмазного инструмента экспортный потенциал? Нет, он по-прежнему равен нулю. Во времена СССР освоение Попигайского месторождения оценивалось примерно в 1,5 млрд рублей, сегодня, учитывая практически полное отсутствие инфраструктуры в этом районе, освоение обойдется тоже в 1,5 млрд, но только долларов. И это лишь карьеры и ГОК, по самой скромной оценке. Но для того, чтобы продвигать на рынке это сырье, нужно предложить целый спектр технологий по его использованию. Этих технологий сегодня нет в России, нет их и у потенциальных покупателей. Кто, где и за чей счет будет эти технологии создавать? Сколько будет стоить продвижение такого товара на конкурентном рынке, плотно забитом синтетикой, причем синтетикой постоянно совершенствуемой, день ото дня дешевеющей и легко адаптируемой к новым задачам и требованиям промышленности?

Ну и, наконец, главный аргумент. Попигайское месторождение действительно уникально, промышленные запасы таких алмазов есть только в России. Этот факт выдается апологетами добычи импактных алмазов за несомненное преимущество. На самом деле это фатальный недостаток, делающий рыночную ценность этого алмазного сырья ничтожной. Представьте – вы производитель алмазного инструмента (например, в США) и перестроили (доработали, создали) свои технологии под импактные алмазы. И у вас один поставщик сырья. Единственный в мире поставщик. Абсолютный монополист. Вы что-нибудь слышали про санкции? Про страновой риск? Вы будете инвестировать в такой бизнес? Особенно учитывая, что алмазную синтетику сегодня можно производить в любой точке мира и на рынке сотни конкурирующих поставщиков? Это риторические вопросы.

Наверное, Попигайское месторождение – чрезвычайно интересный объект с точки зрения наук о Земле. Но с позиций алмазного рынка его освоение – чистой воды афера, и это хорошо понимали еще в СССР. Учитывая, что этот кратер включен в список геологического наследия ЮНЕСКО высшей категории, лучшее, что можно сделать – это оставить его в покое.

Сергей Горяинов, Rough&Polished

1Масайтис В.Л., Кириченко В.Т., Машак М.С., Федорова И.Г. Коренные месторождения и россыпи импактных алмазов Попигайского района (Северная Сибирь).// Региональная геология и металлогения. 2013. № 54. Стр. 89-98.
2Юзмухаметов Р.Н. Из истории открытия Попигайского месторождения импактных алмазов. // Общественные науки. 2011. № 6. Стр. 218-221.
3Найденных возле Якутии алмазов хватит минимум на тысячу лет. // Информационное агентство "SakhaNews". 03-04-2021. https://www.1sn.ru/260628.html
4Голубев Ю.К., Куликов Д.А., Карпухина М.В. О перспективах освоения Попигайского месторождения алмазов // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. 2018. № 5. Стр. 16-20.