Крис Дель Гатто: «Мы предоставляем капитал «умным» компаниям»

Крис Дель Гатто (Chris Del Gatto), генеральный директор и соучредитель компании DELGATTO Diamond Finance Fund L. P., базирующейся в Нью-Йорке и являющейся небанковским кредитором алмазной и ювелирной отрасли, начал свою карьеру огранщиком бриллиантов...

26 октября 2020

Проект Лухинга: «В прогнозе на этот год указан объем производства около 100 тысяч каратов алмазов»

В обновленной информации, подготовленной Адерито Гаспаром (Adérito Gaspar), координатором Комитета по управлению проектом Лухинга (Lunhianga) компании Endiama, указывается на падение объема добычи из-за пандемии, но отмечаются хорошие...

19 октября 2020

Кризис - это путь к развитию

Мария Краснова - второе поколение петербургских ювелиров. Дочь Павла Соколова – основателя фирмы «Самоцветы от Соколова», ювелира и эксперта-геммолога, известного своей коллекцией уникальных драгоценных камней. Совладелец и управляющий партнер компании...

12 октября 2020

Гаэтано Кавальери: «Производители алмазов больше не настаивают, чтобы клиенты покупали то, что им предлагают»

Доктор Гаэтано Кавальери в течение последних 19 лет занимал пост президента Всемирной ювелирной конфедерации (Confédération Internationale de la Bijouterie, Joaillerie, Orfèvrerie des Diamants, Perles et Pierres, CIBJO). CIBJO, объединяющая национальные...

05 октября 2020

Ценность золота и алмазов

Организация Инициативы в области искусства и культуры (Initiatives in Arts and Culture) и De Beers недавно совместно провели веб-семинар, посвященный ценности золота и бриллиантов. В вебинаре, который вел Микки Алам Хан (Mickey Alam Khan)...

28 сентября 2020

Игрок № 3

10 августа 2020

igor_kulichik.pngТекущий рукотворный мировой кризис имеет все шансы довольно сильно изменить ландшафт мировой алмазной индустрии. Я сейчас не говорю о том, что сильно изменятся привычки богатейших людей в потреблении товаров лакшери (там будут изменения, но эволюционные, а не революционные – от покупки бриллиантов, продукции LVМН и самолётов с яхтами это сословие не откажется никогда), я хочу обратить внимание на предприятия, добывающие алмазы.

Из-за того, что сегодняшний кризис, вызванный эпидемией, заставляет физически изолироваться целые страны и регионы, товарооборот в мировой алмазной трубе встал и перспективы его восстановления сейчас предсказать никто не может – до тех пор, пока Индия, как основной участник натурального оборота камней, не выйдет из карантинных мер, говорить о сроках восстановления алмазной индустрии преждевременно. Плюс к этому алмазные площадки Антверпена практически не работали три месяца и сейчас только начинают восстанавливать торговую активность.

Всё это привело к масштабной потере ликвидности в мировом алмазопроводе и поставило отдельные предприятия на грань выживания. Если флагманы индустрии De Beers и АЛРОСА могут себе позволить практически остановить торговлю и потратить появившееся свободное время на оптимизацию производственных процессов и повышение эффективности работы (о чем оба заявляют в своих пресс-релизах), то предприятия не высшей, а первой лиги столкнулись с проблемами, которые требуют серьёзных изменений для выживания.

Очень интересно понаблюдать за судьбой трёх алмазодобывающих компаний, сильно разнящихся по истории, географии, но похожих по объёмам добычи и реализации камней. Это Petra Diamonds, Dominion Diamond Mines и AGD Diamonds – три лидера «первой лиги», которые могут ощутимо измениться за время выхода из кризиса. Я не буду сейчас описывать бизнес-профили каждой компании, вы их легко найдёте в открытых источниках, я обращу внимание на другое: Petra и Dominion фактически выставили свой бизнес на продажу из-за остановки денежного потока, а AGD (хоть и чувствует себя хорошо с точки зрения производства и финансов) из-за претензий ФАС к сделке трёхлетней давности сейчас повисла между тремя своими потенциальными акционерами – Открытие, ВТБ и Лукойл, причем для каждого AGD является непрофильным активом.

Таким образом, в конце 2020 года на рынке могут появиться на продажу алмазодобывающие активы с общей мощностью ~ 15 млн каратов в год, с потенциалом реализации ~ $ 1,3 млрд и с диверсифицированной географией (Африка, Канада, Архангельская область России). Причем, учитывая общее состояние мирового алмазного рынка, цена предложения может оказаться на историческом минимуме.

Все три рассматриваемые компании имеют собственные системы продаж, основанные не на сайтхолдерах, а на регулярных рыночных аукционах с простым и прозрачным регулированием, обеспечивающим высокую мобильность и эффективность продаж в условиях современного сложного рынка. Все три компании используют самые современные сберегающие технологии добычи, обеспечивающие минимально возможные повреждения крупноразмерного дорогостоящего сырья, доля которого в генерации прибыли будет быстро расти. И, наконец, все три компании практически свободны от исторически сложившихся обязательств, которые можно условно обозначить как «социальная нагрузка» и которые весьма серьезным образом отражаются на балансах De Beers и особенно АЛРОСА. Перечисленные обстоятельства могут способствовать появлению смелого инвестора, готового потратить вполне подъемные средства на консолидацию этих активов с целью создания в 2021 году игрока № 3 на алмазном рынке.

Откуда может появиться такой агрессивный и смелый инвестор? Если появится, то скорее всего из Дубая – местные диамантеры спят и видят как перехватить у Индии часть мирового алмазного трубопровода, а создание такого игрока как нельзя лучше отвечает этим интересам. После резкого падения нефтяных цен идея диверсификации экономики весьма популярна на Ближнем Востоке, так что кандидаты в кредиторы такой сделки найдутся и на уровне корпораций, и на уровне суверенных фондов.

Главным препятствием в создании нового алмазодобывающего холдинга может служить существенное различие бизнес-сред Канады, Африки и России. Тем не менее это препятствие не является принципиально непреодолимым, и появление нового достаточно мощного и конкурентно способного игрока принесло бы на рынок существенную долю позитива. Что позволило бы, во-первых, сбалансировать позиции Индии, чье влияние на рынок, особенно после введения моратория на импорт сырых алмазов в страну, может носить негативный характер, а во-вторых, придало бы ценообразованию на алмазы столь необходимую сегодня гибкость.

Игорь Куличик, финансовый директор АЛРОСА в 2002-2017 гг., член Совета директоров АГД Даймондс с 2018 г.