Золото обеспечивает стабильность, действует как страховка и генерирует более высокую доходность с поправкой на риски, особенно в периоды повышенной неопределенности

П. Р. Сомасундарам (P. R. Somasundaram, Сом) присоединился к Всемирному совету по золоту (World Gold Council, WGC) в январе 2013 года в качестве управляющего директора в Индии. Он живет в Мумбаи и отвечает за руководство деятельностью...

Вчера

Флун Гумеров: «Я думаю, что алмаз - это уникальный дар природы. Синтетический алмаз - это рукотворная имитация дара природы»

Флун Гумеров, Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» и основатель компании «Алмаз-холдинг» рассказал Rough&Polished о том, что нового происходит в сфере законодательства в вопросах ювелирного производства и торговли, о настроениях в...

05 апреля 2021

Lucapa сужает поиск кимберлитов

Lucapa Diamond и ее партнеры по проекту Луло (Lulo) в течение почти десятилетия занимались поиском кимберлитового источника или источников аллювиальных алмазов, добываемых на алмазной концессии Луло в Анголе. Компания считает, что частое обнаружение...

29 марта 2021

Шашикант Д. Шах: «Природные бриллианты и выращенные в лаборатории бриллианты - это разные категории»

Шашикант Д. Шах (Shashikant D Shah), имея диплом по коммерции, занялся торговлей бриллиантами, открыв в 2003 году выставочный зал бриллиантовых украшений исключительно для брендов Nakshatra и Asmi, и с тех пор не оглядывается назад. Компания...

22 марта 2021

Андре Мессика: «Отрасль природных алмазов сегодня является одной из самых прозрачных, регулируемых и этичных отраслей в мире»

Андре Мессика (Andre Messika), первоклассный дистрибьютор бриллиантов из Парижа, переселился в Израиль в 2003 году, чтобы основать компанию Andre Messika Diamonds на Израильской алмазной бирже в Рамат-Гане, и с тех пор не оглядывался назад. В...

15 марта 2021

Платина смотрит в водородное будущее - 1

03 августа 2020

(часть первая)

В инвестиционном кейсе платины не хватает мощного технологического импульса, подобному тому, который испытал палладий в 2015 г в результате Дизельгейта. Этот скандал, в ходе которого выяснилось, что бензиновые двигатели экологичнее дизельных*, подорвал позиции платины в автомобильной промышленности, заложив основы ралли палладия. В результате цена палладия превысила цену платины в середине 2017 г., и с тех пор разрыв нарастает. Платина сейчас находится на уровне годовой давности, что, возможно не так плохо для большинства commodities, учитывая разверзшийся в этом году кризис, но хуже, чем показатели золота (+24%), палладия (+24%) и родия (+29%).

Вызванная пандемией коррекция заставила в этом году активизироваться ритейловых инвесторов, сметавших в марте-апреле платиновые слитки и монеты, но фундаментально низкая цена скорее негатив, подрывающий психологическое доверие к этому драгметаллу. В отличие от палладия, платина широко применяется в ювелирной отрасли, и на цену, кроме тенденций в автопроме, давит торможение покупок luxury в Китае, сначала из-за угрозы торговой войны с США, а в этом году — из-за пандемии. При этом предложение слабо чувствительно к низкой цене - производители ЮАР воздерживаются от серьезной остановки мощностей, так как высокие цены на сопутствующие палладий и родий обеспечивают им приемлемый уровень общей корзины металлов.

Остались ли у платины козыри? Ответ «да» пришел не от ювелирной отрасли, уклад которой остается неизменным в течение десятилетий, а от стремительно развивающегося автопрома, где коронавирус в основном лишь усилил тренд на экологизацию. И если в традиционных автомобилях платина постепенно теряет позиции, а в электромобилях платиноиды вообще не нужны, то в альтернативном типе — водородных автомобилях - у нее очень сильная заявка на лидерство. Катализаторы топливных элементов этих автомобилей, - как правило, речь о грузовиках и автобусах, - требуют вдвое большего объема платины, чем катализаторы дизельных автомобилей. Использование платины в топливных элементах водородных автомобилей может обеспечить драгметаллу тот самый технологический прорыв, который вернет металлу былую привлекательность.

БАЛАНС РЫНКА И ПРОГНОЗЫ ПО ЦЕНАМ

Пандемия COVID-19 оказала серьезное негативное влияние на рынок платины, ударив по ценам и спросу, но результаты I квартала 2020 г. показали, что чистый эффект оказался меньшим, чем первоначально ожидалось, что позволяет сделать более обнадеживающий прогноз на весь год, заявил Всемирный совет по инвестициям в платину (World Platinum Investment Council, WPIC). Сбой на плавильных предприятиях в Южной Африке, не связанный с пандемией, а также вызванные ею закрытия мощностей значительно сократили поставки металла на рынок. В результате поставки в январе-марте упали на 19% к предыдущему кварталу (до 1,77 млн унций), при падении спроса на 5% (до 1,65 млн унций), и на конец квартала на рынке был незначительный излишек в 124 тыс. унций. Поэтому годовой прогноз по состоянию рынка WPIC по сравнению с докризисным вариантом ухудшился незначительно: профицит составит 247 тыс. унций против ранее ожидавшихся 119 тыс. унций.

SFA Oxford оценивает баланс рынка платины более пессимистично, исходя из значительного превышения предложения над спросом, ожидая профицита 1,3 млн унций, исключая инвестиционные покупки. Такой значительный перекос спровоцирует коррекцию цены до $680 за унцию (на 15% ниже текущей цены).

Аналитики Bank of America, напротив, считают, что рынок платины будет дефицитным в 2020 г., так как локдаун в Южной Африке и восстановление производства автомобилей в Китае компенсируют вызванное пандемией падение спроса в автопроме и ювелирной отрасли.

По оценкам BofA, на рынке платины образуется дефицит более 300 тыс. унций, при снижении спроса на 15,6%, а предложения - на 17%. Исходя из этого, прогноз Bank of America предполагает, что средняя цена на платину в 2020 г. останется примерно на уровне прошлого года ($865 за унцию).

«Норникель», крупнейший производитель палладия, ожидает в 2020 г. баланса на рынке палладия и профицита платины в размере 500 тыс. унций (без учета инвестиционного спроса).

ПЕРЕБОИ В ДОБЫЧЕ И ПОСТАВКАХ

По оценке WPIC, поставки платины в 2020 г. сократятся на 13%, до 7,2 млн унций, что ниже среднего показателя за последние 5 лет. В том числе первичное производство упадет на 13% или 810 тыс. унций, а recycling — на 12% или 255 тыс. унций. Производство в Южной Африке упадет на 17%, до 3,65 млн унций, в то время как другие ведущие производители (Зимбабве, Северная Америка и Россия) сократят выпуск на 1-5%. Сокращение связано не только с действовавшим с конца марта по начало июня национальным локдауном из-за пандемии, но и с форс-мажором на мощностях крупнейшего производителя платины Amplats в Южной Африке, которая производит 78% мировой платины и 36% палладия.

В конце февраля основной блок комплекса рафинировочного завода Anglo American Platinum’s converter plant (ACP, Рустенбург, ЮАР) был поврежден в результате взрыва и закрыт, компания объявила форс-мажор и снизила прогноз на 500 тыс. унций платины и 300 тыс. унций палладия (до 3,1-3,6 млн унций платиноидов). Закрытие ACP, ключевого элемента процесса переработки концентрата, привело к накоплению запасов незавершенного производства, принадлежащего как Amplats, так и третьим сторонам, в том числе Зимбабве. Первоначально казалось, что на их переработку уйдет до двух лет, но вызванное COVID-19 закрытие рудников позволит Amplats управиться до конца года.

Глубокое влияние на горнодобывающую промышленность оказал локдаун в Южной Африке, отмечает BofA. Совет по полезным ископаемым ЮАР (Minerals Council) ожидает, что восстановление производства и цепочки поставок до предшествующих пандемии уровней потребует времени. Пока в подземных рудниках задействовано только 50% штатной численности горняков. Еще один производитель, Implats, ожидает, что в мае-июне южноафриканские активы будут загружены на 30-40% от плана. Компании Sibanye-Stillwater и RBPlat отозвали производственные прогнозы. BofA считает, что в целом по стране в мае и июне объем производства не превысит половину от обычного уровня.

Между тем, по оценке Renaissance Capital, сокращение мощностей недостаточно для того, чтобы компенсировать рухнувший спрос. Из-за локдауна в Южной Африке поставки платиноидов снизятся на 10% в 2020 году, считает инвестбанк, в то время как чистый спрос обвалится на 28%. Основным фактором этого станет 30%-ный спад потребления в автопроме, обусловленный переходом к стратегии экономии. В итоге, не только на рынке платины, но и на рынках палладия и родия образуется излишек. «В то время как национальный локдаун в ЮАР был ответной мерой со стороны предложения и способствовал закрытию мощностей, мы полагаем, что ухудшение основ спроса может вывести платиноиды в зону профицита с маловероятным восстановлением в краткосрочной перспективе. Мы не считаем, что высокие цены на платиноиды являются устойчивыми», - говорится в обзоре инвестбанка.

«Норникель» также констатирует, что сокращение производства в Южной Африке пока неадекватно снижению цен на платину, так как цены на палладий и родий, просевшие гораздо меньше, позволяют поддерживать стоимость совокупной корзины платиноидов на уровне значительно выше издержек. Сам «Норникель» в этом году сократит производство платиноидов на 7,5%, до 2,7 млн унций, что связано с плановым сокращением запасов богатого этими драгметаллами сырья, а не с пандемией, которая не сказалась серьезно ни на производственном процессе, ни на отгрузках металла клиентам.

Но влияние пандемии на производственный процесс в ЮАР продолжится даже после того, как вирус сойдет на нет. В Южной Африке во время пандемии приняты новые правила при добыче полезных ископаемых, отмечает Johnson Matthey. Эта норма, помимо требований по экипировке и мероприятий по дезинфекции, обязывает горняков держаться на расстоянии 1-2 метров друг от друга. С учетом узости подземных проходок рудников ограничатся производственные показатели. Это станет одной из причин того, что выпуск платиноидов в Южной Африке, по оценкам Johnson Matthey, в этом году сократится по меньшей мере на 20%.

На эту же возможность указывает «Норникель»: «поставки из Южной Африки могут восстанавливаться медленнее, чем ожидается, так как социальное дистанцирование может значительно повлиять на операционную деятельность, в итоге снизив излишек платины на рынке».

ВТОРИЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО И ЛОГИСТИКА

Меры, направленные на предотвращение распространения COVID-19, сильно отразились на транспортировке платиноидов, которая, как правило, осуществляется авиарейсами. Произошедшее в марте и апреле резкое снижение числа рейсов, даже грузовых, привело к перебоям в цепочке поставок драгоценных металлов из Южной Африки в Северное полушарие, а также из торговых хабов, таких как Лондон и Цюрих, в Азию, отмечает Johnson Matthey. Вследствие этого в марте - начале апреля восстанавливающиеся от первой волны COVID-19 азиатские страны столкнулись с нехваткой платиноидов, так как поставки из ЮАР, Северной Америки и Европы были парализованы. Это помогло поддержать цены на палладий и родий, но на цену платины повлияло в меньшей степени, несмотря на образовавшийся в это время на рынке дефицит этого металла в слитках, которые активно покупали инвесторы, промышленники и ювелиры Японии и Китая.

Сбои в логистике повлияли и на объемы производства платины из вторичных источников (recycling), благодаря которым удовлетворяется примерно 25% мирового спроса на этот металл. Ключевыми источниками вторичной платины являются отработанные нейтрализаторы выхлопных газов и ювелирный лом. Резкий спад сбора лома автокатализаторов, который объясняется отказами автовладельцев от покупки новых машин, стал еще одним фактором сокращения производства платины из вторсырья. На вторичном рынке образуется избыток подержанных автомобилей, которые владельцы будут продавать в сектор каршеринга, пытаясь избежать банкротств. Повышенный спрос на вторичные автомобили чреват сокращением объемов вторичной переработки палладия и платины из отработанных катализаторов, отмечает «Норникель». Компания ожидает падения объемов recycling платиноидов в этом году в диапазоне от 5 до 15% к 2019 г., в зависимости от темпов возможных программ утилизации старых автомобилей (cash-for-clunkers).

WPIC прогнозирует падение recycling в этом году на 7%, до 1,51 млн унций. Фактор кризисных задержек trade-in будет частично компенсирован переработкой накопившихся запасов лома, а в 2021 г. переработка вернется на привычные уровни. Johnson Matthey считает, что в целом экономический смысл активности в этом сегменте поддерживают высокие цены на платиноиды, хотя они же препятствуют тому, чтобы дилеры и сборщики лома могли свободно финансировать закупки.

СПРОС В ЮВЕЛИРНОЙ ОТРАСЛИ И ИНВЕСТИЦИОННЫЙ СПРОС

Как и для палладия, ключевым для платины является спрос со стороны автопрома — на него, по данным Metal Focus, пришлось 34% всего потребления в 2019 г. Более 80% потребляемого в автопроме металла используется для производства нейтрализаторов выхлопных газов дизельных автомобилей. В других отраслях промышленности потребляется 26% платины; в первую очередь, драгметалл востребован в химической отрасли, электронике, производстве стекловолокна и оптического стекла. В ювелирной отрасли применяется 25% мирового предложения платины, на инвестиционный спрос приходится 15%. Форма инвестиций в физический металл варьируется от монет и мерных слитков до инвестиций в физическую платину биржевых фондов (ETF), которые накопили существенные запасы стандартных слитков.

WPIC ожидает, что глобальный спрос на платину в этом году снизится на 18%, до 6,95 млн унций, отражая падение продаж автомобилей и ювелирных изделий, а также слабый инвестиционный спрос. Спад спроса в ювелирной отрасли составит 15%, в промышленности - 5%, инвестиционный спрос упадет на 52%.

Ювелирная отрасль переживет в этом году падение, так как адаптирует свою бизнес-модель к закрытию магазинов и более осторожному поведению потребителей, пишет WPIC. В частности, в Китае в этом году спрос на ювелирные изделия упадет на 20%, в Индии — на 17%, до самого низкого уровня с 2016 г. Замедление экономики и снижение располагаемых доходов будут продолжать негативно влиять на расходы потребителей на ювелирные изделия, которые являются дискреционными товарами и даже после полного открытия ритейла восстановятся последними. Покупатели, как показывают исследования, стремятся отложить дорогие и несущественные покупки как минимум до августа-сентября. Несмотря на то, что ведущие ювелирные бренды из-за опасений эскалации торговой войны США — Китай в конце 2019 г. располагали в целом весьма незначительными запасами, для восстановления уровня их закупок потребуется значительное время.

Потребительский спрос на платину в Китае в январе-апреле был исключительно слабым, что связано с закрытием ритейла, низкой активностью после открытия магазинов в феврале-марте и нежеланием тратить на luxury, констатирует Johnson Matthey. Последствия будут сказываться еще долго, так как низкие темпы экономического роста и слабый спрос на ювелирные изделия приведут к банкротствам ряда игроков, чьи запасы попадут на рынок и сократят необходимость в закупках нового металла.

Из позитивных для платины тенденций стоит обратить внимание на наметившийся переход потребителей от изделий из белого золота на платиновые, так как этот металл по-прежнему стоит значительно дешевле золота. Есть также надежды на нормализацию спроса в IV квартале, в частности в Индии, с приближением праздников и свадебного сезона.

Светлым пятном для платины является сегмент слитков и монет (является частью инвестиционного спроса), он будет единственным, где в 2020 г. ожидается рост. По расчетам WPIC, спрос здесь вырастет на 115% (на 324 тыс. унций) из-за тяги инвесторов к традиционным активам на фоне роста глобальных рисков. В марте платиновые слитки и монеты продавались наивысшими темпами за 5 лет. Интерес ритейловых инвесторов подстегнул выпуск новых платиновых монет в Южной Африке. В I квартале спрос на слитки и монеты вырос в 4 раза, в основном за счет Японии, где инвесторы только в марте приобрели почти 200 тыс. унций платины в слитках, и Китая, где продажи слитков на Шанхайской бирже составили рекордные 340 тыс. унций. Кроме частных инвесторов, активизировали покупки промышленные потребители и ювелиры, которые воспользовались коррекцией цены платины в марте. Из-за резкого всплеска спроса даже образовался дефицит запасов слитков в традиционных европейских хабах, что способствовало росту ставок лизинга более чем на 10% в конце марта-апреле.

«Низкая цена на платину в марте предоставила возможность для покупки, но опасения относительно глобального риска и огромного негативного финансового воздействия пандемии COVID-19, вероятно, продолжат давить на спрос на драгоценные металлы, включая платину», - говорит Тревор Реймонд (Trevor Raymond), директор по исследованиям WPIC.

Если в моменте коррекция цены позитивно отразилась на спросе, то долгосрочно это скорее негативный фактор. «Психологически доверие потребителей к платине было подорвано, когда цена на платину впервые за несколько десятилетий упала ниже уровня золота и остается там», - отмечает в своем обзоре «Норникель».

В отличие от покупок частных инвесторов, общий инвестиционный спрос со стороны ETFs прогнозируется на нулевом уровне в 2020 г., так как чистые продажи в платиновых ETF в I квартале 2020 г. будут компенсированы аналогичным увеличением запасов ETF в течение оставшегося года. Волатильность рынка, вероятно, заставит инвесторов быть более осторожными, считает WPIC. Повторится картина предыдущих нескольких лет, когда спрос со стороны розничных покупателей нивелировался падением инвестиций в платиновые ETF.

* в бензиновых востребован палладий, в дизельных - платина.

Игорь Лейкин для Rough&Polished