Ювелирные украшения с лабораторными бриллиантами – это будущее

Как основатель бренда Diamond Little Star® Лю Цзянцзян активно участвует в различных деловых мероприятиях. Он основал Аналитический центр по выращенным в лаборатории бриллиантам в Китае и Клуб выращенных в лаборатории бриллиантов в Китае. В то же время...

14 июня 2021

Заявление компании Pandora о выращенных в лаборатории камнях не приведет к обесценению природных бриллиантов - Зимниски

Ювелирный ритейлер Pandora недавно объявил, что больше не будет покупать природные бриллианты, поскольку он перешел на выращенные в лаборатории бриллианты. Однако аналитик алмазного рынка Пол Зимниски (Paul Zimnisky) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew...

07 июня 2021

«Объем алмазов Forevermark, которые мы продаем через индийских партнеров, намного выше, чем в других частях мира», - говорит Сачин Джейн

Сачин Джейн (Sachin Jain) работал в индийском подразделении De Beers еще в 2010 году, когда он стал главой отдела розничной торговли. В 2014 году он занял пост президента Forevermark, а в настоящее время он является управляющим директором De...

31 мая 2021

Новая лаборатория GSI в Джайпуре будет специализироваться на цветных драгоценных камнях

Компания Gemological Science International (GSI) открыла новую лабораторию в Джайпуре, Индия. Поскольку этот штат является столицей цветных драгоценных камней, лаборатория будет включать в себя подразделение, специализирующееся на их географическом...

24 мая 2021

«Мы приветствуем обязательное клеймение в интересах потребителей, но также важно иметь надлежащую инфраструктуру, равномерно распределенную по всей Индии», - утверждает Ашиш Петхе, председатель GJC

Ашиш Петхе (Ashish Pethe), председатель Всеиндийского совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem and Jewellery Domestic Council, GJC), ранее известного как Всеиндийская федерация торговцев драгоценными камнями и...

17 мая 2021

Один законопроект – плохо, а два – уже лучше!

21 октября 2019

2 марта 2019 года Правительство Российской Федерации внесло в Государственную думу РФ законопроект № 657608-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления ответственности за самовольную добычу и незаконный оборот янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/657608-7).

16 июля 2019 года этот законопроект был принят в первом чтении и теперь ожидает второго чтения. Об этом законопроекте, вводящем уголовную ответственность за добычу и оборот полудрагоценных камней, мы уже рассказывали.

Однако 10 октября 2019 г. на Интернет-ресурсе Федерального портала нормативных правовых актов был размещен для проведения публичных обсуждений другой законопроект, регулирующий те же нормы уголовного права, что и законопроект № 657608-7, уже прошедший первое чтение в Государственной думе РФ. Новый законопроект инициировал Минфин России и называется он "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части совершенствования уголовной ответственности в сфере производства, использования и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней" (https://regulation.gov.ru/projects#npa=95725).

Принятие обоих законопроектов одновременно не представляется возможным, т. к. они предполагают внесение различных изменений в одни и те же статьи Уголовного кодекса Российской Федерации.

Рассмотрим содержание (или как говорят юристы, диспозицию) статей этих двух законопроектов в сравнении, с точки зрения их воздействия на российский рынок только драгоценных и полудрагоценных камней, оставляя те части новелл, которые касаются драгоценных металлов.

На этапе добычи…

Изменение уголовного законодательства в сфере добычи драгоценных и полудрагоценных камней планируется путем внесения новых норм сразу в две статьи УК РФ: статья 255 УК РФ должна будет карать за совершение незаконной или самовольной добычи драгоценных или полудрагоценных камней. А статья 192 УК РФ – за уклонение от обязательной продажи государству драгоценных камней, добытых из недр, полученных из вторичного сырья, а также поднятых и найденных.

Смысл действующих норм 192 статьи становится более понятен, если иметь в виду, что ныне действующая редакция статьи вводилась взамен наказания за незаконную добычу драгоценных металлов и камней, которая на тот момент была предусмотрена этой статьей, и было это в то время, когда предполагалось разрешить вольноприносительство драгоценных металлов и камней... Вольноприносительство так и не разрешили, а вот изменить диспозицию статьи 192 УК РФ тогда успели. Так как вольноприносительства ожидать теперь точно не следует, то и рассматривать предполагаемые новеллы этой статьи нет смысла – обязательная продажа государству драгоценных камней, за исключением уникальных, законом не предусмотрена.

Для лучшего понимания тренда нормотворчества постатейно сравним действующие нормы как с нормами законопроекта, уже принятого в первом чтении (будем называть его законопроектом в Госдуме), и с нормами законопроекта, публичное обсуждение которого только начинается (назовем его законопроектом Минфина).

Таблица 1. УК РФ Статья 255. Нарушение правил охраны и использования недрСравнение норм действующих, законопроекта в Госдуме и законопроекта Минфина показывает следующее. 

analyt_21102019_1.png

1. То, что в действующем уголовном законодательстве нет уголовного наказания за незаконную добычу драгоценных камней – это правовой нонсенс, обусловленный поспешностью обновления УК РФ в период намерений введения вольноприносительства. Юристы, далекие от понимания отраслевой специфики, пытаются объяснить этот нонсенс тем, что добыча всегда сопряжена с хранением, а за незаконное хранение статья в УК РФ есть – это статья 191, о которой будем говорить ниже. Но это не так – в статье 191 речь идет не о хранении драгоценных металлов и драгоценных камней, незаконно добытых, а о незаконном хранении в любом случае – в том числе, и добытых законно, но незаконно приобретенных. Иными словами, вводить в УК РФ статью за незаконную добычу драгоценных металлов и камней – нужно. Что и делается законопроектом Минфина.

Логичен и кратный размер штрафов, предусмотренный законопроектом Минфина. Другое дело – слаба дифференциация наказания для незаконно действующих добытчиков-одиночек и добытчиков группой лиц. Наказание выглядит избыточно жестко по отношению к одиночкам. Представляется, что кратность штрафов для одиночек должна быть меньше (вполне хватило бы 2…3-х кратных штрафов), а лишения свободы за единоличную незаконную добычу вообще применять не следовало бы. У нас же гуманное государство, и мы понимаем, что затеять единоличную добычу драгоценных металлов и камней могут люди не ради богатства, а от безысходности бытия – от отсутствия какого-либо законного способа заработать себе на хлеб в некоторых отдаленных регионах России.

Да и для «деяний, совершенные организованной группой», на фоне штрафов аж в 15-ти кратном размере от стоимости незаконно добытого, лишение свободы на срок до 7 лет – явно перебор. Даже в законопроекте, находящемся в Госдуме, срок лишения свободы не превышает 4 лет. У нас же не Гулаг, зачем нам такие «сидящие», пусть лучше расплатятся деньгами, и работают далее по закону…

Причем в Пояснительной записке к законопроекту Минфина его авторы сами указывают на то, что Пленум Верховного Суда РФ от 03.10.2017 № 33 рекомендовал обсуждать возможность применения лицам, признанным виновными в совершении преступлений в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, назначать более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное наказание. Так зачем вообще в статье 255 УК РФ сохранять наказание в виде лишения свободы, если строгость наказания напрямую (кратно) уже заложена в зависимости кратности штрафа от ущерба, наносимого преступлением экономике государства? Штраф, тем более кратный, за преступление в экономической сфере выглядел бы для всех случаев статьи 255 логичным и достаточным для эффективного предотвращения преступлений.  

2. То, что законопроект Минфина не рассматривает введение уголовного наказания за самовольную добычу янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней – это, без сомнения, торжество здравого смысла. Идея ввести уголовную ответственность за непонятную «самовольную» добычу, а также за оборот (совершение сделок, а также хранение, перевозку, пересылку в любом состоянии) «самовольно» добытых янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней в законопроекте в Госдуме чрезвычайно вредна для рынка этих камней.

С точки зрения здравого смысла, введение уголовной ответственности за «самовольную» добычу полудрагоценных камней выглядит абсурдом - нерационально для бюджета государства и не соответствует мировой практике. Что охранять отдельной статьей уголовного кодекса, если вклад оборота данных камней в оборот всей сферы ДМДК России совершенно ничтожен - оборот всех полудрагоценных камней в России с 2016 по 2019 годы составлял ежегодно от 3,1 до 7 млн. долларов, имея долю в суммарном обороте сферы ДМДК, не превышающую 0,06%. При этом по данным МВД России (из Пояснительной записки к законопроекту!), незаконный доход физических лиц, добывающих янтарь, может составлять до 67 тыс. руб. в месяц, а добывающих нефрит - до 75 тыс. руб. в месяц. О какой угрозе экономической безопасности России может идти здесь речь?

3. Непонятно, зачем законопроект Минфина устанавливает по статье 255 УК РФ значение «крупного размера» в 1 млн. рублей, в то время как для всех прочих статей УК РФ сегодня «крупным размером» считается сумма в 2,25 млн. рублей. Представляется, такая же сумма должна быть «крупным размером» и для статьи 255 УК РФ.

На этапе оборота…

Таблица 2. УК РФ Статья 191. Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга

analyt_21102019_2.png
1. О совершении сделок, связанных с заведомо самовольно добытым янтарем, нефритом или иными полудрагоценными камнями уже говорили. Естественно, все относящееся к статье 255 УК РФ в части данных объектов, относится и к статье 191 УК РФ. А вот сколько людей может пострадать в случае принятия такой редакции статьи – вопрос открытый, и зависит от возможной практики правоприменения. Теоретически – миллионы россиян.

На протяжении всей истории СССР и России так называемые полудрагоценные камни были в абсолютно свободном обороте. Наверное, в каждой российской семье какой-нибудь «полудрагоценный» камушек, в том или ином виде, да хранится. Стоит ли говорить про коллекционеров минералов, которых в России по экспертным оценкам не менее ста тысяч… Так вот, с введением в силу статьи 192 в редакции законопроекта, пребывающего в Госдуме, все эти люди – уголовные преступники, т.к. случись у них обыск, или захоти они продать принадлежащие им «полудрагоценные» камни – доказать следователям «не самовольную» их добычу не сможет никто. Во-первых, подавляющее большинство таких камней приобреталось на бесчисленных за десятилетия минералогических выставках, самоцветных развалах и так далее, где никто никаких сопроводительных документов к камням никогда не давал. А, во-вторых, даже если у кого такие документы и были, то вряд ли их сохранили – кому и зачем нужно было хранить чеки и квитанции к камням, оборот которых никогда не требовал подтверждения законности их приобретения?

Впрочем, если данную норму в законопроект в Госдуме инициаторы ввели как раз для этого – чтобы расширить базу россиян для потенциального обвинения в нарушении уголовного кодекса до 100% населения (на всякий случай, вдруг пригодится) – то в этом случае логика соблюдена.      

Слава Богу, в Минфине России понимают все вышеизложенное, и в своем законопроекте не трогают тему полудрагоценных камней.

2. По сравнению с действующей редакцией статьи 191 УК РФ, Минфин России предлагает вывести из диспозиции статьи понятия «природные драгоценные камни либо жемчуг», заменив на «драгоценные камни», что выглядит логично, т.к. устраняет избыточность текста - в 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» прописано, что драгоценные камни – это природные… (идет перечисление наименований). Однако есть опасения, что изъятие слова «природные» из статьи 191 УК РФ будет восприниматься правоохранительными органами как обозначение того, что и оборот дорогостоящих синтетических аналогов перечисленных в законе камней также подпадает под данную статью. Например, оборот синтетических алмазов. Подобная возможная трактовка изменения нормы статьи УК РФ выглядит неприемлемой.

В «сухом остатке» - законопроект Минфина намного лучше законопроекта, ожидающего в Госдуме второго чтения. Хотя и Минфиновский законопроект желательно улучшить, о чем и было сказано. Остается ждать, как будут развиваться события. Прежний законопроект отзовут из Госдумы? Внесут новый, Минфина России?

Владимир Збойков для Rough&Polished