Спрос будет расти, как только начнется сезон

Н. Ананта Падманабан (N Anantha Padmanaban) стал председателем Всеиндийского национального совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem & Jewellery Domestic Council, GJC) в январе 2019 года. Он испытывает огромную...

14 октября 2019

Перспективы открытия новых месторождений алмазов в Архангельской области далеко не исчерпаны

Компания АЛМАЗИНТЕХ занимается техническим аудитом и комплексной оценкой деятельности геологоразведочных, алмазодобывающих и золотодобывающих предприятий в России и в зарубежных странах, а также осуществляет научно-исследовательские и опытно-конструкторские...

07 октября 2019

Botswana Diamonds планирует расширение проекта Торни Ривер за счет включения рудника Марсфонтейн - Кэмпбелл

Botswana Diamonds, которая владеет 40% акций проекта Торни Ривер (Thorny River) через компанию Vutomi, заявила, что планирует расширить проект, расположенный в Южной Африке, и включить рудник Марсфонтейн (Marsfontein) после получения...

30 сентября 2019

Алмазный скальпель и система тендеров: скупой платит дважды?

ООО «Кристалин» является единственным в России предприятием, изготавливающим для отечественной медицины микрохирургические алмазные лезвия, соответствующие мировым требованиям, которые применяются в офтальмологии, нейрохирургии и пластической хирургии...

23 сентября 2019

Дидье Жиар: жесткая конкуренция среди диамантеров - один из факторов ценовой войны

Девятого сентября Французская ассоциация геммологии (Association Française de Gemmologie, AFG) провела свое очередное Парижское геммологическое рандеву. В преддверии этого мероприятия его организатор, руководитель AFG Дидье Жиар (Didier Giar)...

16 сентября 2019

Русские вопросы рудника «Мир»

30 сентября 2019

Два страшных вопроса русской литературы «кто виноват» и «что делать» не дают, к сожалению, расправить плечи новому миру инновационной эффективности.

Во вторую годовщину гибели горняков из-за аварии на руднике «Мир» мне на просторах всемирной сети попалось интервью бывшего президента АК «АЛРОСА» и бывшего президента Республики Саха (Якутия) Вячеслава Штырова.

Опубликованный материал интересен в том числе и тем, что комментарии Вячеслава Штырова носят весьма эмоциональный характер, что означает очень личное отношение к данной теме. Но насколько прав бывший президент АЛРОСА в своей критике действующего руководства АЛРОСА, возлагая на него вину за произошедшую трагедию? Мне представляется, что обвинения Вячеслава Штырова в адрес молодого руководителя АЛРОСА несправедливы.

Вернемся немного к истории и восстановим хронологию событий - как же в реальности происходило строительство подземных рудников АЛРОСА, в первую очередь алмазной шахты «Мир».

В середине 90-х годов прошлого века АЛРОСА ощутила первые реальные проблемы истощения месторождений, отрабатываемых открытым способом, и дефицита ресурсной базы при отсутствии разведанных и пригодных к промышленному освоению новых богатых кимберлитовых трубок. В 90-е годы Нюрбинско-Ботуобинский алмазный кластер был единственной алмазной кладовой, пригодной к отработке дешевым открытым способом. Запасы «Мира», «Удачного», «Юбилейного», пригодные к извлечению карьерным способом, тоже были не бесконечны, подземный рудник «Интернациональный» достраивался и не покрывал выпадающих объемов добычи. Требовались технические решения по продлению сроков добычи на месторождениях. Опыта перехода от открытого к подземному способу отработки у АЛРОСА в то время не было, долгострой советских времен «Интернациональный» еще не был введен, да и ряд его проектных решений требовал пересмотра в силу своей технической непригодности.

В 1995-2002 годах группа известных российских специалистов в области подземного проектирования и строительства под руководством ректора Московского государственного горного университета (МГГУ), профессора Льва Пучкова разработала программу комплексного перехода алмазных месторождений АЛРОСА с открытого на подземный способ добычи алмазов.

С учетом основных геологических особенностей строения всех якутских кимберлитовых трубок (мерзлота, гидрогеологические осложнения при проходке и тампонаже водоносных горизонтов и высшая степень категорийности по метану) в основу проектирования и строительства были предложены следующие основные технические решения:

1. Фланговая схема вскрытия подземных запасов, которая в отличие от примененных позже в АЛРОСА центральных сдвоенных-строенных схем обеспечивала: а) наиболее высокий уровень безопасности при эвакуации персонала во время аварий, б) более технологичную схему по сбору воды из выработок с большими резервами по увеличению производительности шахтного водоотлива, в) самую эффективную систему проветривания и вентиляции рудника.

2. Система разработки восходящая (снизу вверх) с подэтажным обрушением, без применения дорогостоящей закладки. При использовании указанной системы разработки предохранительный рудный целик, отделяющий подземные очистные выработки от дна карьера, отрабатывался бы в последнюю очередь, обрушение и пропуски воды из карьера были исключены. Применение данной системы разработки позволяло локализовать два опасных фактора якутских алмазных трубок (в том числе подземного «Мира») – обрушенный массив в силу определенной проницаемости (в отличии от быстротвердеющей закладки) поглощал воду, метан и улучшал проветривание и работу системы рудничной вентиляции.

Однако в 2002 году Вячеслав Штыров перешел из АЛРОСА на должность президента Якутии. Последовали весьма существенные кадровые сокращения в компании при том, что Республика Якутия на тот момент имела полный операционный контроль над АЛРОСА.

В итоге - в основу проектирования и строительства шахт АЛРОСА заложили быструю окупаемость (например, система разработки рудника «Мир» была нисходящая (сверху вниз), с максимальной отработкой потолочины предохранительного рудного целика), минимальные капитальные затраты при строительстве основных капитальных стволов (вместо безопасной фланговой схемы вскрытия были применены центральные) и обеспечение подрядами республиканского бизнеса, таких компаний как «Якутцемент».

Монолог Вячеслава Штырова о «закладке и обрушении» в вышеуказанном интервью ничего не объясняет по существу. Монолитная закладка не спасает ни от воды, ни от метана в отличие от обрушенного массива, который работает гигантской губкой на отработанных нижележащих горизонтах. При этом система с закладкой очень дорогостоящая.

В 2002 году АЛРОСА возглавил Владимир Калитин, который заложил основы спорного проектирования алмазных шахт, каждая из которых была построена без единой технической стратегии, со своими отдельными индивидуальными особенностями (откат рельсовыми вагонетками, спуск-подъем паровозными тележками на электротяге и т.п.), которые в реальности не принесли дополнительной безопасности для шахтеров, но увеличили капитальные затраты на переделку.

При этом специалистов из МГГУ от работ отстранили, набрав новых проектантов, которые и реализовали в АЛРОСА технические решения, приведших к аварии на «Мире».

2003-2009 - время активного строительства и запуска первой очереди рудника «Мир». Здесь уместно вспомнить одного из ближайших к Вячеславу Штырову соратников – бывшего директора Мирнинского ГОКа и бывшего исполнительного директора АЛРОСА Юрия Дойникова, который непосредственно и участвовал в строительстве подземного «Мира», а также без согласования с проектировщиками и Ростехнадзором менял проектные решения (например, для ускорения строительства основные горно-капитальные выработки были пройдены по галитам каменной соли, которые растворились в момент аварии «Мира» в воде). Известно ли это было? Ответа мы не знаем, тем не менее положительные заключения на измененные проекты были получены.

Бывший ректор МГГУ Лев Пучков в 2009 году непосредственно перед запуском рудника «Мир» давал интервью Rough&Polished, в котором предсказал будущую катастрофу.

В 2013 году опасения за судьбу рудника и вероятность аварии высказывал в своем интервью также нашему изданию бывший генеральный директор АЛРОСА Владимир Дюкарев. Все всё понимали.

Кто виноват в аварии на подземном Мире в августе 2017 года? Странно и несправедливо свалить ответственность за аварию августа 2017 года на новое руководство АЛРОСА, которое появилось в компании несколькими месяцами раньше. Еще более несправедливыми звучат эти обвинения из уст человека, который вместе со своей командой стоял за всеми техническими решениями по руднику «Мир».

Кто виноват – вопрос к суду. А вот что делать – это вопрос будущего компании АЛРОСА, ведь подземка – это и есть её будущее.

Сергей Горяинов, Rough&Polished