Дидье Жиар: жесткая конкуренция среди диамантеров - один из факторов ценовой войны

Девятого сентября Французская ассоциация геммологии (Association Française de Gemmologie, AFG) провела свое очередное Парижское геммологическое рандеву. В преддверии этого мероприятия его организатор, руководитель AFG Дидье Жиар (Didier Giar)...

16 сентября 2019

«Отрасль находится под некоторым давлением, да ведь и сами алмазы, как известно, образуются под огромным давлением!» - говорит д-р Мартин Лик

Д-р Мартин Лик (Martin Leake), ветеран в области драгоценных камней, доктор геологии, проработал 22 года в BHP Billiton, а также создал маркетинговое подразделение мирового класса для компании Grib Diamonds в Антверпене. Позже, будучи независимым...

09 сентября 2019

Восстановление алмазной отрасли возможно в течение года при сохранении спроса со стороны конечного потребителя – Пол Зимниски

Независимый аналитик и консультант алмазной отрасли заявил, что в течение года, если спрос со стороны конечного потребителя сохранится, отрасль природных алмазов будет в лучшем положении. Пол Зимниски (Paul Zimnisky), дипломированный финансовый...

02 сентября 2019

Работая с учетом своих слабых и сильных сторон

Канон Джхавери (Canon Jhaveri) рос,  наблюдая за отцом-дилером бриллиантов и своим дядей, занимавшимся бриллиантами. Сверкание бриллиантов восхищало маленького мальчика, который становился все больше заинтригованным при каждом своем...

26 августа 2019

Алмазный бизнес по-прежнему блестящий, и его ждет хорошее будущее

Хитеш Патель (Hitesh Patel), управляющий директор Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd., в 1997 году стал заниматься семейным бизнесом и помогать своему отцу Лалджибхаю Пателю (Laljibhai Patel), основателю Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd. Воодушевленный...

19 августа 2019

Лоббизм на российском рынке ДМДК – это как?

02 сентября 2019

Часть вторая

От объявления ДМДК «объектами повышенной концентрации стоимости» до Поручения Президента РФ от 25.10.2017

Неожиданная для регулятора жесткость несогласия отраслевого сообщества с первой попыткой создания Федеральной службы по контролю за ДМДК, предпринятой в 2011 году, оказалась полезным уроком и власть сделала необходимые выводы.

Во-первых, по достоинству оценив роль активной позиции отраслевого общественного мнения, особенно на фоне вводимой в то время в России системы оценки качества принимаемых законов (системы ОРВ – оценки регулирующего воздействия нормативно-правовых актов), регулятор «посодействовал» созданию более дружественных власти отраслевых общественных организаций. Укрепив их кадрами собственных сотрудников. Таким образом, в противовес прежним активистам, появились «отраслевые общественные голоса», вполне лояльные инициативам власти.

Во-вторых, вероятно, было принято решение действовать отраслевой власти более жестко, с еще большей опорой на мнения правоохранительных органов. Контролирующие органы государства, с одной стороны, и общественные организации бизнеса, с другой стороны, получили совершенно неравные возможности убеждения парламентариев при внесении законопроектов. Очень часто пояснительные записки к законопроектам в сфере ДМДК не содержат никакой реальной аргументации в необходимости ужесточать регулирование.

В-третьих, так как некоторая состязательность интересов государства и бизнеса в процедуру обновления законодательной базы все же была введена обязательной, негласно было поставлено условие для лоббистов: бизнес должен не противостоять в решении корневой задачи государства (читай – силовиков), это бесполезно и гарантированно проигрышно, но может побороться за смягчение законодательного удара по своим интересам.

И чтобы лоббистам в сфере ДМДК стала понятнее необходимость «не требовать слишком многого», вся без исключения сфера ДМДК была объявлена тогдашним куратором отрасли, статс-секретарем и заместителем министра финансов РФ Ю. И. Зубаревым сферой оборота «объектов повышенной концентрации стоимости», т.е. де-факто – по-прежнему валютных ценностей, но уже без законодательной основы.

При этом не важно, что истинные валютные ценности должны обладать высоким уровнем ликвидности без потери своей стоимости, а ювелирные изделия быстро реализовать можно лишь как сырье, с потерей половины их стоимости. Да и драгоценные камни быстро продать по их рыночной цене невозможно.

В целом же отраслевая власть в 2012-2017 годах осознала наличие отраслевого лоббирования как неизбежный фактор, который необходимо учитывать и с которым жить. Лоббизм в ювелирной сфере отличается от лоббизма, скажем, в сфере добычи золота или алмазов. У ювелиров нет игроков, способных по финансовой мощи и мощи влияния встать рядом с такими гигантами, как «Polyus Gold», «Полиметалл» или АЛРОСА.

К счастью для отрасли, лоббизм ювелиров не имеет рисков коррупционного характера. И дело не в идеальности людей, работающих по обе стороны в ювелирной сфере, а в объективных обстоятельствах. Во-первых, никто из ювелиров не захочет взятку давать: отраслевой лоббизм всегда происходит в интересах не одного отдельно взятого игрока, а, как минимум, большой группы компаний, работающих по определенной бизнес-модели, а потому платить за многих, но самому, никто никогда не захочет. А, во-вторых, и брать взятку никто тоже не станет – закон изменить в сфере ДМДК – это вам не подряд какой-нибудь выгодный на строительство или еще на что без конкурса выделить.

От Поручения Президента РФ от 25.10.2017 к дню сегодняшнему…

В отличие от «первого захода» создания Федеральной службы по контролю за оборотом ДМДК, к заходу второму властные структуры подготовились основательно, учтя все тактические промахи прошлого.

Во-первых, инициирование создания новой федеральной службы на этот раз шло с самого верха – как впоследствии выяснилось, такой пункт присутствовал в Поручении Президента РФ от 25.10.2017, имевшего гриф «Для служебного пользования».

Во-вторых, создание службы в рамках данного документа планируется не как самоцель, а как техническая необходимость в рамках создания единой системы государственного контроля (надзора) за производством, переработкой, использованием и обращением драгоценных металлов, а также за добычей (в части, касающейся сортировки, первичной классификации и первичной оценки), использованием и обращением драгоценных камней.

В-третьих, опять же как выяснилось позднее, Поручение Президента РФ от 25.10.2017 породило такой вал отраслевого нормотворчества, направленного, естественно, на ужесточение контроля в сфере ДМДК, что теперь на предстоящее создание Федеральной службы по контролю за ДМДК как на некое зло ювелиры уже не смотрят. Более того, этот вопрос уже никого из ювелиров и не волнует – появились проблемы посерьезнее.

В основе новой системы государственного контроля (надзора) в сфере ДМДК теперь должна лежать интегрированная информационная система, впоследствии получившая название «Государственная интегрированная информационная система в сфере контроля за оборотом драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них на всех этапах их оборота» (ГИИС ДМДК).

Необходимо заметить, что введение IT-контроля за оборотом ювелирных изделий ювелиры и сами предлагали с 2010 года, правда, взамен пробирного надзора. И поддерживают проект сейчас. Разумеется, надеясь, что все будет сделано без лишней спешки, с качественной подготовкой, а функционирование ГИИС ДМДК не приведет к дополнительным затратам ювелирам. Вроде бы, понимание регулятора по этому вопросу имеется правильное, и есть надежда на успешное внедрение системы.

Лоббистскую деятельность в ювелирной сфере (как части общей сферы ДМДК) сегодня уверенно возглавляют Ассоциация «Гильдия ювелиров России» (гендиректор с 2014 года Э. Ю. Уткин, председатель Г. Г. Геворкян) и Комитет по драгоценным металлам, драгоценным камням, ювелирному искусству и народно-художественным промыслам «Деловой России» (этот комитет возглавляет Ф. Ф. Гумеров, он же сопредседатель Ассоциации «Гильдия ювелиров России»). Есть немало того, что можно занести в «победный актив» Ассоциации за последние годы. Только за последний период удалось:

1. В части ослабления негативного воздействия на условия ведения бизнеса от вновь вводимых норм отраслевого законодательства:

- сохранить для малого бизнеса в сфере ДМДК (производителей и торговли) прав на применение специальных налоговых режимов: упрощенной системы налогообложения – УСН и единого налога на вменяемый доход – ЕНВД (24.06.2019 года в Госдуму РФ внесен соответствующий законопроект №738437-7, не содержащий запрета применения специальных налоговых режимов в сфере ДМДК);

- сохранить права производителей ювелирных изделий по-прежнему, без получения лицензий осуществлять обработку (переработку) лома и отходов драгоценных металлов, образовавшихся и собранных ими в процессе собственного производства, а также изделий собственного производства, нереализованных и возвращенных (закон подписан Президентом РФ 2 августа 2019 г.);

- согласовать с Минфином России введение дифференциации штрафов за административные правонарушения в сфере ДМДК и сдержать рост размера штрафов за малозначительные или совершенные непредумышленно правонарушения в готовящемся к принятию законопроекте № 638854-7;

- повлиять на принятие решения о введении в сфере ДМДК бесплатной для участников рынка системы прослеживания оборота ювелирных изделий (информационной системой ГИИС ДМДК Минфина России), отличной от платной системы оператора ЦРПТ, принятой для всех прочих групп товаров.

2. В части улучшения существующей отраслевой регуляторной среды:

- добиться введения режима добровольного (взамен ранее действовавшего обязательного) пробирного клеймения ювелирных изделий из серебра массой до 3 грамм, и согласовать с Минфином России переход на добровольное клеймение изделий из серебра любой массы;

- добиться разработки проекта постановления Правительства РФ, полностью легитимирующего Интернет-торговлю ювелирными изделиями и сертифицированными драгоценными камнями;

- добиться разработки «Стратегии развития отрасли драгоценных камней и ювелирной промышленности России на период до 2030 года» Минпромторга РФ на базе программных документов Ассоциации.

3. В части защиты интересов российских производителей ювелирных изделий на пространстве Евразийского экономического союза (ЕАЭС):

- добиться выравнивания отраслевого законодательства и нормативно-правовой базы стран ЕАЭС в сфере ДМДК, что повысило конкурентоспособность ювелирной промышленности России;

- добиться разработки в ЕЭК разработанного единого для ЕАЭС «Плана мероприятий по продвижению ювелирной продукции государств – членов ЕЭК на рынки третьих стран».

4. В части развития экспорта ювелирных изделий в третьи страны:

- добиться выделения субсидий для участников крупных международных ювелирных выставок от Российского экспортного центра (РЭЦ), Минпромторга РФ и Правительства Москвы;

- добиться разработки законопроекта, дающего право экспонентам на розничную реализацию товаров, экспонирующихся на международных выставках, без заключения контрактов.

Важно отметить, что все достижения – это результат совместной работы Ассоциации с регулятором, прежде всего – с Минфином и Минпромторгом РФ, с депутатским корпусом и членами Совета Федерации. По счастью, отдельные депутаты Государственной Думы и отдельные Члены Совета Федерации, как и отраслевые руководители упомянутых министерств, сегодня готовы серьезно относиться к просьбам бизнеса сферы ДМДК.

К сожалению, участники российского рынка драгоценных и прочих ювелирных и коллекционных камней своей собственной общественной организации федерального уровня не имеют. Частично их интересы отстаивают профильный комитет «Деловой России» и Ассоциация «Гильдия ювелиров России», но понятно, что для них приоритетными являются прежде всего интересы ювелиров. Общественная отраслевая организация – структура добровольная, возникает от осознания бизнесом необходимости ее создания. Значит, участники российского «каменного» рынка такую потребность еще не осознали…

Заключение

История развития российского отраслевого законодательства в сфере ДМДК складывалась так, что периоды либерализации были короткими и с не очень глубокими реформами, а вот периоды «закручивания гаек» - куда как более длительными и значительными «по достижениям». Что не удивительно – в России силовикам всегда было несопоставимо проще продвигать свои идеи, чем бизнесу.

Впрочем, даже представители отраслевого бизнеса, особенно малого бизнеса, покорно воспринимают любые негативные новости о введении в сфере ДМДК очередной запретительной нормы. Предпринимателей в ювелирной сфере и сфере оборота драгоценных камней, проявляющих стремление не то чтобы открыто побороться за свои бизнес-интересы, а хотя бы просто публично обозначить личную позицию, у нас можно по пальцам пересчитать. Причины неучастия в общественной отраслевой жизни у каждого свои, но очевидно, что уверенность в «бесполезности трепыхания» и страх оказаться наказанным властью за «неуместную» инициативу сопротивления - являются главными.

Исключения, конечно, есть, но они составляют единицы «бойцов». Тем ценнее для истории развития отрасли каждая личность, готовая, не ленясь и никого не боясь, отстаивать здравый смысл на российском рынке ДМДК. Самым последовательным борцом за развитие отечественной ювелирной промышленности можно без тени сомнения считать Ф. Ф. Гумерова, основателя ювелирного бренда «Алмаз-Холдинг». Активно включившись в отраслевую общественную работу еще в конце 90-х годах, Флун Гумеров написал за прошедшие годы десятки писем в адрес всех причастных к сфере ДМДК инстанций, включая Президента РФ, а число выступлений на всевозможных отраслевых совещаниях не поддается подсчету. Именно Флун Гумеров в 2009 году презентовал власти разработанную совместно с автором этой статьи первую российскую «Стратегию развития отрасли ДМДК».

Лишь гендиректор ювелирных выставок и отраслевого медиахолдинга «РЕСТЕК Джунвекс» В. В. Будный может поспорить за то, кто дольше занимается отраслевым лоббизмом (интересов ювелиров) на российском рынке. Хотя в разные периоды времени роль главной движущей силы отраслевого лоббизма выполняли и другие известные в профессиональных кругах люди: А. Ю. Сидоренко (компания «Адамас»), А. Л. Гутерман (компания «Топаз»), В. Б. Радашевич (Ассоциация «Гильдия Ювелиров России»).

Владимир Збойков для Rough&Polished