Поколение Z считает платину металлом будущего, полагая, что она привносит новизну

Сринивасан (Srinivasan), выпускник Мадрасского университета, в 1984 году основал предприятие по производству ювелирных изделий, в котором работало всего 10 человек. Сегодня его группа компаний из Южной Индии является одним из крупнейших конгломератов...

02 августа 2021

Серебро и бриллианты – «черный хлеб» ювелира

Фирма «ГРИНГОР» - современная производственная ювелирная компания, созданная в 2002 году в Санкт-Петербурге. Она успешно занимается развитием и внедрением инноваций, многие из которых находят отклик в России и за рубежом. В 2012 году «ГРИНГОР» был удостоен...

26 июля 2021

Скончался Вилли Нагель, джентльмен, у которого хватало силы и выдержки иметь дело с лидерами бизнеса и политиками

Автор: Алекс Попов

Вилли Нагель (Willie Nagel) скончался 14 июля. Его похоронили в пятницу в Израиле. Я летел из Нью-Йорка с пересадкой в Лондоне, когда это случилось. Поскольку я не мог быть там и выразить свои чувства Адаму и Тони,...

20 июля 2021

Реакция алмазной отрасли на тупик, в который зашел Кимберлийский процесс

Коалиция гражданского общества (Civil Society Coalition, CSC) Кимберлийского процесса (Kimberley Process, KP) недавно заявила, что планирует обратиться в Организацию Объединенных Наций, чтобы преодолеть тупик в вопросе пересмотра определения...

19 июля 2021

Природные и искусственные бриллианты - это два сегмента отрасли, которым придется научиться сосуществовать вместе

Проработав полдесятилетия в секторе экспорта и оптовой продажи ювелирных изделий с бриллиантами, Анмол Бхансали (Anmol Bhansali) прошел официальное обучение в алмазной области в Геммологическом институте Америки (Gemological Institute of...

12 июля 2021

Место и роль синтетики на рынках драгоценных камней

27 мая 2019

Резкий рывок в развитии технологий синтеза алмаза, произошедший в течение последних пяти лет и к тому же сопровождающийся значительным снижением себестоимости продукции, вызвал в отрасли оживленную дискуссию на тему – какую нишу на рынке могут занять синтетические бриллианты. К настоящему моменту сложились две основные позиции. Первая заключается в том, что рынок синтетики и рынок природных бриллиантов – суть разные рынки, они не должны пересекаться, синтетика никогда не заменит природные бриллианты, и в лучшем случае будет пребывать в ранге дорогой бижутерии. Сторонники второй позиции утверждают, что синтетика – прямой конкурент природным бриллиантам и в обозримом будущем способна вытеснить природные аналоги, по крайней мере, в классе, который принято именовать «индийским товаром». По понятным причинам первой точки зрения придерживаются представители добывающих компаний, второй – производители алмазной синтетики. Аргументы каждой из сторон многочисленны и во многом спекулятивны, но пока мы оставим за скобками апелляции к экологической и этической проблематике, равно как и заклинания о том, что подлинная любовь не может быть «синтетической», и посмотрим на задачу в исторической ретроспективе.

Первое, что приходит на память – ситуация на рынке технических алмазов. Перед второй мировой войной рынок природных технических алмазов был равен по стоимости рынку алмазов ювелирных, область применения непрерывно и быстро расширялась, перспективы были безоблачны. Первая алмазная синтетика была получена в 1953 году. Потребовалось около четырех десятилетий, чтобы синтетика заняла доминирующее положение на рынке, оставив природным алмазам символическую долю в несколько процентов. По соотношению цена-качество синтетика одержала к настоящему времени полную победу на рынке технических алмазов. Можно, конечно, возразить, что буровая коронка – это не помолвочное кольцо, и ролик для обработки турбинных лопаток не годится для вставки в ожерелье. Безусловно, это справедливое замечание. Потребительская аудитория разная, строго говоря, технический алмаз под понятие «драгоценный камень» и не подпадает. Но не следует забывать, что «индийский товар» (алмазы группы «-9»), стал относиться к категории ювелирных алмазов только после того, как синтетика заменила его в технике, а до этого он прочно держался в категории «технические алмазы». Технический природный алмаз смог стать бриллиантом в результате развития технологии синтеза – логический парадокс, теоретически допускающий реверсивный процесс.

Рассмотрим более близкий рынку роскоши пример. В 1908 году Микимото получил патент на технологию культивирования круглого жемчуга. И сегодня доля природного жемчуга на рынке – около 3%, все остальное – культивируемый. Не то, чтобы он в полном смысле синтетический, но hand-made – безусловно. И ничего, потребитель не расстраивается, соотношение цена-качество вполне его устраивает и китайские (в основном) жемчужные фермы процветают. В область преданий отошли компании, занимавшиеся ловлей жемчуга: развитие технологии сменило бенефициара рынка. Поучительный пример, но все же согласимся – не очень убедительный для алмазной отрасли: слишком много различий между жемчугом и алмазом.

Ну и наконец, мы коснемся проблемы, которая может служить наиболее полным аналогом складывающейся сегодня на рынке бриллиантов ситуации. Речь пойдет о синтетических корундах и бериллах. На первый взгляд эта тема – просто бальзам на душу апологетов природных бриллиантов! Действительно – синтетический рубин получен в конце XIX века, а синтетический изумруд в 1930-х годах. С тех седых времен технологии синтеза постоянно совершенствовались, себестоимость падала, но синтетика не вытеснила с рынка природные изумруды и рубины (а также сапфиры, александриты и т. д.). На первый взгляд, вот он, яркий и убедительный пример разделения рынков: благородная «натура» – это одно, дешевая синтетика – совсем другое. При цивилизованной торговле (в отсутствии мошеннических попыток выдать синтетические цветные камни за природные) рынки не пересекаются. Казалось бы, точка зрения представителей добывающих компаний торжествует, и вся проблема сводится к организации системы контроля (административного и геммологического), позволяющей избежать случайного и (или) намеренного смешивания камней природного и синтетического происхождения. Увы, это поверхностный вывод.

Хотя рынок цветных камней гораздо хуже структурирован, чем рынок алмазов, и по этой причине анализировать его сложно, все же некий условный аналог De Beers и АЛРОСА на нем присутствует – речь идет о Gemfields Group, на данные официального сайта которой (www.gemfieldsgroup.com) мы и будем ориентироваться в дальнейших рассуждениях. Сегодня Gemfields контролирует около трети мирового рынка изумрудов и до 40% мирового рынка рубинов – вполне достаточная выборка, чтобы экстраполировать выводы на рынок в целом, особенно учитывая то обстоятельство, что остальная доля размыта между многими десятками мелких производителей.

Gemfields продает изумруды и рубины на аукционах, и цены, устанавливаемые в ходе такой торговли, достаточно точно отражают ситуацию на рынке. Изумрудные аукционы Gemfields делятся на два типа в зависимости от качества продаваемого сырья. Высококачественное сырье (HQ) покупается в основном израильскими и бельгийскими партнерами, сырье коммерческого качества (CQ) приобретают индийцы. Распределение по ценам и объемам следующее: HQ - в среднем $64,6 за карат, CQ – в среднем $4,19 за карат; объем продаж HQ не превышает 10% от общего объема продаж, но дает до 70% выручки. Рубины Gemfields продает на смешанных аукционах, но соотношение цена-качество-объем показывает ту же закономерность: объем продаж рубинов класса «премиум» составляет всего 2% от общего объема, но приносит более 80% общей выручки, средняя цена «премиум» - $800 за карат, средняя цена остальных рубинов - $6,25 за карат. Эти пропорции напоминают алмазный рынок: в срезе добычи АЛРОСА до 80% мелкоразмерного дешевого сырья, но основную выручку дает качественное крупное сырье.

СМИ утверждают, что с начала аукционных продаж Gemfields (2009 г.) рыночная цена на изумрудное сырье выросла более чем в 10 раз. Утверждение справедливо, но только по отношению к HQ, цены на CQ оставались на удивление стабильными. Такая же зависимость характерна и для рубинов. Устойчивый рост цены на качественное изумрудное и рубиновое сырье вполне объясним – его добывается крайне мало. Но что определяет цену на низкокачественное, массовое, «индийское» сырье? По странному стечению обстоятельств она уже несколько лет практически точно совпадает с нижней границей оптовых цен на гидротермальную синтетику.

Низкокачественное изумрудное и рубиновое сырье стекается в Юго-Восточную Азию. Этот регион является и основным потребителем ювелирной гидротермальной синтетики. Покупатель один и тот же. Поэтому в этой точке происходит не разделение, а конвергенция рынков природного сырья и синтетики. Здесь и происходит балансирование цен. Синтетика не вытесняет с рынка природное сырье «индийского» типа, просто покупатель не готов платить за него больше, чем стоит качественная синтетика. Нужно заметить, что процесс имеет под собой объективную основу, поскольку изумрудный и рубиновый «индийский товар» подвергается интенсивному «облагораживанию» (пропитке полимерами, отжигу, залечиванию трещин Pb2O3 и т. д.), после которого считать такие камни «природными» может только очень большой энтузиаст. Проблема заключается в том, что изменить исходные характеристики сырья из настоящих месторождений никто не в силах, а качество и себестоимость сырья из «синтетических месторождений» - параметры регулируемые.

В течение последних пяти лет скорость роста синтетических алмазов возросла в три раза, а себестоимость упала вдвое и совершенно очевидно, что это далеко не предел. Покупатель ювелирного синтетического алмазного сырья и покупатель мелкоразмерного сырья АЛРОСА один и тот же. Если аналогия с рынком цветных камней верна, то подобная конвергенция рынков алмазной синтетики и природного «индийского товара», а в перспективе любого сырья размерностью от 2 гранов и ниже неизбежна. Причем драйвером цены будет синтетика. В таких условиях отказ АЛРОСА от работы на рынке синтетики выглядит стратегической ошибкой, последствием которой будет полная утрата контроля над ценообразованием в отношении основной (в каратах) массы собственной продукции. Весьма досадное решение, особенно учитывая то, что в России сегодня есть весьма перспективные производители ювелирной алмазной синтетики, вхождение которых в Группу АЛРОСА имело бы гораздо более эффективные последствия, чем бессмысленное с финансовой точки зрения поглощение смоленского «Кристалла».

Сергей Горяинов, Rough&Polished