Часть 1: KPCSC дает представление о незаконной добыче алмазов и торговле ими в Африке

Хотя Кимберлийский процесс (Kimberley Process, KP), контролирующий алмазную отрасль, гордится тем, что с момента своего создания в 2003 году значительно сократил поток алмазов из зон конфликтов, Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса...

18 октября 2021

Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

GOLDNET.MARKET: «Мы хотим, и работаем над тем, чтобы предоставить бизнесу возможность развивать массу разных направлений»

Сегодня практически все ювелирные компании имеют свои оптовые сайты, интернет-магазины, страницы в соцсетях. Но год назад в России появился первый маркетплейс оптовой торговли ювелирными изделиями - GOLDNET.MARKET - новый эффективный инструмент для работы...

20 сентября 2021

Последний Интернационал

20 мая 2019

Лучшее месторождение алмазов в мире - трубка «Интернациональная» с содержанием более 7 каратов на тонну, была открыта советскими геологами в 1969 году, введена в строй в рекордные сроки и отработана открытым способом в 1981 году. 75% алмазов данного месторождения ювелирные, диаметром более 2 мм и с очень высокой ценой. Стране нужны были качественные алмазы, и небольшая трубка была отработана достаточно быстро.

Дальше руководство Треста «Якуталмаз» приняло решение строить подземный рудник, одну из самых первых в мире алмазных шахт. Для проектирования академик Гомелаури, бывший в то время директором института Якутнипроалмаз, привлек проектировщика угольных шахт Донбасса - институт Донгипрошахт. Вот здесь и начались первые проблемы будущего алмазного рудника АЛРОСА. Спорные концептуальные решения Гомелаури по уменьшенному диаметру основного и вспомогательного стволов (для ускорения проходки), технологически небезопасная центральная сдвоенная схема вскрытия с неэффективной системой проветривания (наследство угольных шахт), система разработки с дорогостоящей закладкой выработанного пространства, транспорт с откаткой железнодорожными вагонетками, как в начале века, привели к тому что строительство подземного рудника, похожего на московский метрополитен, растянулось на десятилетия. Никто из руководства Якуталмаза не верил, что когда-нибудь стройка закончится.

В середине 1990-х новое руководство АЛРОСА вдохнуло в рудник новую жизнь – начались работы по максимальной углубке карьера и безопасной сработке «стакана» руды без ущерба для подземного комплекса. Одновременно были форсированы работы по завершению строительства шахты. В результате в 1999 году рудник был запущен и в 2002 году выведен на предельную производительность 500 тыс. тонн (ограниченную при проектировании в 1980-х уменьшенным сечением скипового ствола).

Отработка шахты должна была завершиться в 2017 году. «Интер» продолжал приносить в копилку АЛРОСА самые дорогие алмазы и радовать безаварийной работой. Однако добыча к 2017 году упала до 100-150 тыс. тонн, рудник надо было консервировать, и требовалось восполнение ресурсной базы.

Руководство АЛРОСА приняло другое решение - осуществить углубку шахты после проведения доразведки глубоких горизонтов. В то же время первоначальная стратегия проектирования рудника 1980-х не предполагала производить углубку, так как безопасность людей была под большим вопросом. Тем не менее компания начала проходку слепых стволов и строительство сверхглубокой алмазной шахты. Почему были приняты такие решения?

Все очень просто – подземные запасы составляют более 50 млн каратов отличного сырья, которого АЛРОСА взять негде, общей стоимостью более 25 млрд долларов США. Инвестиции в проект до 2024 года по бизнес-плану 2018 года составят всего около 5 млрд рублей. На первый взгляд – высочайшая эффективность проекта, если бы не одно НО…

Строительство горных выработок этапов 4 и 5 проекта 5ПК горизонт -85, углубка вертикальными стволами ниже отметок -820м (790) к 2021 году приводит к тем же самым проблемам, что и на аварийном «Мире» - небезопасному проходу Метегеро-Ичерского водоносного горизонта… Но проблема «Интера» не в применении отработанных тампонажных технологий гидроизоляции горных выработок от повышенных водопритоков агрессивных рассолов. Проблема «Интера» – это метан, природный газ, концентрация которого в непроветриваемом шахтном пространстве фатальна для горняков. Рядом с «Интером» расположено Иреляхское нефтегазоконденсатное месторождение, добыча с использованием газлифта на котором ведется более 30 лет. Метан из газовых шапок Иреляха по трещиноватым коллекторам под огромным давлением просачивается в шахту, так как газонефтяные пласты уже вскрыты стволами рудника. От метана ни одна, даже самая надежная крепь не поможет. Кроме того, вспомним концепцию проектирования, а именно схему вскрытия - центральная с единственным пространством околоствольного двора для спуск-подъема шахтеров. Одна авария, одно ЧП в околоствольном дворе, и это будет очень серьезной проблемой для работающих внизу. Сейчас у смены горняков «Интера» спуск-подъем до забоя и на поверхность составляет от 3 до 4 часов. В середине 2018 года Ростехнадзор закрывал «Интер» на несколько месяцев - какие были предложены меры по исправлению ситуации, не объявлялось.

Надеюсь, такие решения приняты. «Интернациональный» – последний крупный промышленный объект Мирного. Его безопасность важнее любых краткосрочных показателей эффективности.

Сергей Горяинов, Rough&Polished