Игорь Кевченков: «Вещи, которые нас переживут»

На вопросы Rough&Polished о положении дел в российской ювелирной отрасли отвечает гендиректор «Русской ювелирной компании №1» Игорь Кевченков, являющийся – в силу своего многолетнего опыта - одним из компетентных экспертов в ювелирной сфере. «Русская...

19 апреля 2021

Золото обеспечивает стабильность, действует как страховка и генерирует более высокую доходность с поправкой на риски, особенно в периоды повышенной неопределенности

П. Р. Сомасундарам (P. R. Somasundaram, Сом) присоединился к Всемирному совету по золоту (World Gold Council, WGC) в январе 2013 года в качестве управляющего директора в Индии. Он живет в Мумбаи и отвечает за руководство деятельностью...

12 апреля 2021

Флун Гумеров: «Я думаю, что алмаз - это уникальный дар природы. Синтетический алмаз - это рукотворная имитация дара природы»

Флун Гумеров, Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» и основатель компании «Алмаз-холдинг» рассказал Rough&Polished о том, что нового происходит в сфере законодательства в вопросах ювелирного производства и торговли, о настроениях в...

05 апреля 2021

Lucapa сужает поиск кимберлитов

Lucapa Diamond и ее партнеры по проекту Луло (Lulo) в течение почти десятилетия занимались поиском кимберлитового источника или источников аллювиальных алмазов, добываемых на алмазной концессии Луло в Анголе. Компания считает, что частое обнаружение...

29 марта 2021

Шашикант Д. Шах: «Природные бриллианты и выращенные в лаборатории бриллианты - это разные категории»

Шашикант Д. Шах (Shashikant D Shah), имея диплом по коммерции, занялся торговлей бриллиантами, открыв в 2003 году выставочный зал бриллиантовых украшений исключительно для брендов Nakshatra и Asmi, и с тех пор не оглядывается назад. Компания...

22 марта 2021

Наступил ли момент, когда Botswana Diamonds может воскликнуть «Эврика!»?

15 апреля 2019

Прекратившая уже свое существование African Diamonds (AFD) открыла месторождение AK6 в Ботсване, которое в 2010 году приобрела Lucara Diamond и переименовала его в Карове (Karowe).

Рудник Карове, который вступил в полную эксплуатацию во втором квартале 2012 года, является одним из крупнейших производителей крупных высококачественных алмазов типа IIа весом свыше 10,8 карата, включая исторические алмазы Lesedi La Rona (Наш свет) весом 1 109 каратов и Constellation (Созвездие) весом 813 каратов.

Lucara и AFD были партнерами в проекте разработки алмазного месторождения АК6 после того, как первая из них в начале 2010 года приобрела долю De Beers в проекте.

Компании AFD принадлежало 40% проекта AK6, а также портфель проектов по геологоразведке в Ботсване.

Председателем правления AFD был никто иной, как Джон Тилинг (John Teeling), который в настоящее время возглавляет Botswana Diamonds, имеющую проекты по геологоразведке в Ботсване и Южной Африке.

Переход

Компания недавно сообщила, что в середине года она собирается начать отбор валовых проб и производство на проекте Торни Ривер (Thorny River) в Южной Африке.

Она сказала, что соглашения уже окончательно согласованы с подрядчиком по горной добыче и компанией по обработке алмазов.

Джеймс Кэмпбелл (James Campbell), управляющий директор Botswana Diamonds, недавно сообщил изданию Vox Markets, что у подрядчика есть компенсационное соглашение по обработке на недалеко расположенном обрабатывающем заводе.

Компания недавно выразила свою готовность использовать завод на руднике Клипспрингер (Klipspringer), которое находится в 10 км езды автотранспортом от Торни Ривер.

«После сообщения о подаче заявки на Участок 20 мы начнем объявлять результаты по мере их поступления с этого проекта», - сказал он.

«Это оказывает двустороннее влияние на компанию: во-первых, конечно, дает поступления, и все компании любят поступления, особенно такие юниорские геологоразведочные компании, как наша, а во-вторых, мы дойдем до этой магической отметки 5 000 каратов, что позволит нам работать над объявлением нового, выявленного ресурса».

Когда я встретил Тилинга в Габороне в июне 2017 года, я спросил его, будет ли он рассматривать возможность производства алмазов, если они найдут что-то экономически выгодное в Ботсване и Южной Африке.

«Представьте, если бы мне удалось остаться на руднике Карове, … вы брали бы это интервью в Мантикао на моей яхте, а не здесь, и это была бы большая яхта», - сказал он.

«Так что, идея есть, да, хотелось бы это сделать [сохранить рудник]».

Тилинг также сказал изданию DiamondLoupe, когда они задали ему тот же самый вопрос, что он взялся бы за месторождение Торни Ривер, если оно будет жизнеспособным.

«Нам нужен один из таких, чтобы на нем работать. Я хотел бы заниматься производством алмазов. В настоящее время вместо того, чтобы заниматься геологоразведкой, я хотел бы быть производителем», - сказал он.

«Мы хотели бы заняться производством. Поэтому, если мы сможем это сделать, мы думаем, что будем», - продолжил он.

Прогнозируемое содержание алмазов на проекте Торни Ривер сначала оценивали порядка 46-74 каратов на сто тонн руды, а прогнозируемый объем порядка 1,2 -2,1 млн тонн кимберлита.

Этот проект находится почти в 2 км восточнее отработанной трубки Марсфонтейн (Marsfontein) площадью 0,4 гектара, на которой произведено 1,8 млн каратов алмазов при среднем содержании 172 карата на сто тонн руды.

Несмотря на малые размеры месторождения Марсфонтейн, капзатраты на него окупились менее чем за первые 4 дня производства. Стоимость добытых на нем алмазов составляла $128 за карат.

Второе месторождение?

Botswana Diamonds будет, вероятно, тоже участвовать в производстве алмазов на месторождении Маранге (Marange) в Зимбабве через свое партнерство с Vast Resources.

Компании договорились в августе прошлого года работать в партнерстве по разработке алмазного потенциала Зимбабве.

Фонду развития общин Чиадзва (Chiadzwa Community Development Trust), который назначил Vast Resources своим партнером в совместном предприятии, в феврале прошлого года было в принципе дано право добывать алмазы на концессии Херитедж (Heritage) в Маранге.

Участие компании Vast в работе на месторождении Маранге висит на волоске после того, как Зимбабве выбрала российскую АЛРОСА и китайскую Anjin в качестве двух иностранных компаний для ведения геологоразведки и добычи алмазов в стране.

Botswana Diamonds и Vast Botswana получили положительную предварительную оценку концессии Херитедж в октябре прошлого года.

Она имела несколько участков для современной разработки алмазных аллювиальных россыпей.

Оценка также показала, что содержание алмазов в известных современных аллювиальных россыпях на алмазных месторождениях Маранге составляло от 50 до 500 каратов на сто тонн руды.

Также существовал потенциал для остатков базального конгломерата Умкомбо (Umkondo), который имеет содержание 100-3 000 каратов на сто тонн на остальных участках Маранге.

Следующим шагом было изучение потенциала современных аллювиальных месторождений, а также более старых конгломератов на этом участке.

У людей, подобных Тилингу, был свой момент в компании AFD, когда они могли воскликнуть «Эврика!», и они создали Botswana Diamonds, работы которой по геологоразведке, проводимые почти в течение десятилетия, скоро окупятся, сначала в ЮАР и затем, вероятно, в Зимбабве.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished