«Выращенные в лаборатории бриллианты, вероятно, являются самой крупной аферой, которую когда-либо видела эта отрасль» - Лейбиш Полнауэр, основатель и президент Leibish & Co.

Интересная история, поведанная Leibish & Co., уносит вас в 1979 год, когда молодой Лейбиш Полнауэр (Leibish Polnauer), тогда работавший огранщиком бриллиантов, отправился в Лондон, как только узнал, что фабрика, на которой он работал, была закрыта...

24 июня 2019

Участники горнодобывающей отрасли Ботсваны высказываются о спекулятивных лицензиях на геологоразведочные работы

Тема спекулятивных лицензий на геологоразведку полезных ископаемых повторялась в выступлениях трех участников горнодобывающей отрасли Ботсваны на конференции, состоявшейся в Габороне. Страна выдала тысячи лицензий на геологоразведочные работы по всей...

17 июня 2019

Дизайн – ключ ко всем рынкам

Вдобавок к тому, что родившийся в Мумбае Лакш Пахуджа (Laksh Pahuja) является дальновидным бизнесменом, он является лучшим в своем роде дизайнером, известным во всем мире своими впечатляющими необычными ювелирными изделиями. Лакш, получивший...

10 июня 2019

Взаимное массовое уничтожение никому пользы не принесет

Недавние действия Федеральной торговой комиссии США (Federal Trade Commission, FTC), в том числе ее письма с призывом к ряду компаний соблюдать положения ее пересмотренного Руководства по ювелирным изделиям, а также пояснения адвоката FTC Роберта...

03 июня 2019

Павел Соколов: «В любом камне есть своя красота»

Торговая марка компании «САМОЦВЕТЫ ОТ СОКОЛОВА» известна более 25 лет. Цель деятельности этой фирмы – поставка на российский рынок любых самоцветных вставок, в том числе уникальных, за исключением алмазов всех видов огранки. Ассортимент товара компании...

27 мая 2019

«Грибы» Архангельскгеолдобычи

06 апреля 2019

В последнее время я настолько увлёкся яркими инициативами российской алмазной доминанты – компании АЛРОСА, что совершенно упустил из виду весьма примечательную компанию, второго и при этом единственного частного российского алмазодобытчика, не имеющего никакого отношения к АЛРОСА, компанию Архангельскгеолдобыча, теперь именуемую AGD Diamonds.

Я позвонил своему редактору, обратив внимание на рекламный баннер AGD на сайте нашего агентства, сообщил о своём желании написать материал о данной компании. «Ты же знаешь меня, соотносится ли данное желание с редакционной политикой», - вопросил я его, хотя это и противоречит моим взглядам, но впустую писать желания тоже нет.

«Реклама рекламой, а редакционная политика – наше внутреннее дело, пиши», - получил я ответ, за что ему большое спасибо.

Итак, AGD Diamonds. Думаю, нет смысла описывать параметры отрабатываемого месторождения и структуру компании – это можно найти и в сети. Начну с того, что компания Лукойл, не имевшая никакого опыта в алмазном бизнесе до этого, под воздействием, видимо, магических чар самого твёрдого минерала на планете, подошла к принадлежавшему ей непрофильному активу со всей своей финансовой прямотой международного нефтедобывающего холдинга. Принцип был простой, как при обустройстве нефтепромыслов: денег ни на что не жалеть, не экономить на технических решениях и оборудовании, посмотреть, что лучшее есть на рынке и приобрести.

Лукойл инвестировал почти 1 млрд долларов в горноподготовительные и горнокапитальные работы, энергетику, водоотлив, горное оборудование и обогатительную фабрику, которую запроектировали и построили в лучших традициях отрасли южноафриканские Bateman. С самого начала работы предприятия с 2014 года весь сбыт алмазов (за исключением контрольных партий) трубки «Гриба» осуществлялся в Антверпене на электронной аукционной платформе. Система сбыта компании, включая сортировку, доводку и подготовку товара, организацию онлайн аукционов, клиентскую политику, была организована опытными специалистами BHP и De Beers. Примечательно, что нефтяники, после анализа опыта продаж международных компаний, не стали обращаться к специалистам АЛРОСА в сфере сбыта. В качестве исполнительного директора, ответственного за доходную часть предприятия, был назначен бывший инвестбанкир и бизнесмен в области переработки подсолнечника Алексей Генкин, который и контролировал сбыт алмазов «Гриба» до конца прошлого года.

Автор этих строк помнит, как ещё в 2012 году покойный президент АЛРОСА Фёдор Андреев обсуждал с руководством Лукойла возможность обмена непрофильными активами – газовые, принадлежащие на тот момент АЛРОСА – Лукойлу, месторождение имени Гриба – АЛРОСА.

Однако здесь началась история в духе «хвост виляет собакой», где хвост оказался умнее, точнее проворнее собаки.

Менеджмент АЛРОСА, с подачи геологической службы, посчитал данный актив не интересным для компании, заявив, что придётся кормить ещё один убыточный «Севералмаз». Лукойл после проведенного аудита, также явно не пришёл в восторг от ресурсов газовых предприятий алмазной монополии. В общем – не сложилось. Но, как говорится, кому война, а кому мать родна. Для некоторых как раз очень даже сложилось.

АЛРОСовских сбытовиков явно задевал нефтяной снобизм публичных онлайн-торгов архангельскими алмазами. Вышеупомянутый «Севералмаз» расположен всего в 30 км от «Гриба». Обе трубки сопоставимые по содержанию и по качеству сырья. АЛРОСА на всех углах заявляла о более низком качестве сырья «Севералмаза», объясняя этим очевидную разницу в цене не в пользу «лидера мировой алмазной индустрии». Но по мнению антверпенских специалистов, знакомых с продукцией и Гриба, и Севералмаза, сырье АГД ДАЙМОНДС при прочих равных характеристиках всегда продается дороже. Интересен был бы эксперимент по продаже АЛРОСовской контрольной партии, отсортированной и реализованной на платформе «Гриба», а по сути, созданной совместными усилиями специалистов BHP и De Beers на русские частные деньги. Но, боюсь, от такого эксперимента «мировой лидер» скромно воздержится.

В свою очередь, Лукойл не готов был долго держать у себя на балансе российский алмазодобывающий актив и продал его за 1 млрд 450 млн долларов более чем знакомой для себя финансовой группе «Открытие» в декабре 2016 года, как раз за год перед банкротством и санацией за государственный счёт.

Это штука поинтереснее даже продажи De Beers Anglo American семьёй Оппенгеймеров, если сопоставлять активы. Но прелесть ситуации не в этом.

Как полагал один небезызвестный персонаж новейшей истории России, контроль над менеджментом важнее формального контроля над предприятием.

А менеджмент, судя по всему, особо никто и не контролировал. Внезапно поток алмазов более чем на 300 млн долларов в год и судьба предприятия стоимостью под 1,5 млрд долларов оказались в руках скромного непубличного москвича – Алексея Генкина.

Так бывает иногда, что все удачно складывается. Бельгийская компания Grib Diamonds, которая к слову сказать и не принадлежала на 100% материнской AGD DIAMONDS, а следовательно, и не обязана была следовать её директивам, получала 100% сырья из России, где оно было отсортировано и оценено по угрюмым стандартам ГОХРАНА, внедрённым De Beers в скрипучую советскую машину десятилетия назад. Реализация шла уже в совершенно другой коммерческой логике, так что беспокоиться о доходности бизнеса не следовало. В самом архангельском предприятии понимание процесса реализации, судя по всему, стремилось к нулю. Есть ли там такой человек – мне не известно. Я обратился в пресс-службу АГД, где мне пояснили, что «структура управления сбытом утверждена руководством компании». Понятно, что пояснение это весьма туманное. Могу предположить, что там должен быть человек, курирующий реализацию требуемых законодательством 5%-ов через «Алмазювелирэкспорт», и взаимодействовать с Гохраном, который осуществляет сортировку и оценку товара «Гриба» в России. Однако, понимая, что до недавнего времени АЮЭ тестировал мировой рынок «мощными силами» небольшой группы клиентов, а АЛРОСА и АГД как собственники дают финальное распоряжение АЮЭ продавать их товар по достигнутым ценам или нет, не трудно предположить, что это было единственным звеном, требующим внимания на территории России. Но как говорил в подобных случаях отрицательный персонаж одного отечественного бульварного детектива: «нам нужна только эта Маша и контора будет наша».

Итак: у вас есть алмазов на порядка 340 млн долларов в год в бельгийской компании, которой вы руководите. Компания фактически весьма условно подчиняется материнской, и как вы продаёте – там никто не знает и не разбирается. У вас смена акционеров, которым не до алмазов, главное – не показывай убытков. Продажи вам ставили иностранцы, которые получали хорошие трудовые контракты и работали только с вами. В конце концов, когда система отлажена, людям можно предложить уйти с хорошим бонусом. Рынок есть рынок. При этом вы наёмный менеджер с невероятным для рынка трудовым контрактом, сопоставимым, наверное, с контрактом руководителя публичной горнодобывающей компании, и минимумом ответственности – вы же не собственник, а акционеры - где они эти акционеры, сами уже давно их ищем.

Воздух свободы может сыграть злую шутку. И похоже сыграл.

АГД - компания частная и крайне закрытая, финансовой и коммерческой информации внешним пользователям не даёт, поэтому мы можем лишь ориентироваться на мнение участников рынка. Были сформированы преференциальные отношения с рядом покупателей, особые условия могли получить покупатели камней +10.8 карата. Что это за условия, сказать сложно, но представить не трудно. Отдельная работа по товару, реализуемому через «Алмазювелирэкспорт» – одни и те же клиенты, если не один и тот же. Уж совсем удивительная история – покупка себе виллы в престижном районе Антверпена у одного из таких «дорогих» клиентов.

Но тут пришёл займодавец – банк ВТБ, неожиданно для себя оказавшийся кредитором АГД на сумму в 1 млрд долларов, и все же проявил интерес, а что там копают в поморской земле архангельские старатели – миллиард-то они отдадут? Вроде как выручка от реализации под 340 млн долларов в год, а что-то по процентам даже желания платить высказано не было, и вообще – контроль есть над предприятием или там сбылась мечта любого свободолюбивого человека: жить в Европе с русским размахом и минимальной ответственностью? Действительно – мечты иногда сбываются.

Что уж там произошло не ясно, кредитор ли призвал к совести, но АГД наконец-то решила получить полный контроль над бельгийской Grib diamonds, после чего её исполнительный директор Алексей Генкин был уволен за утрату доверия.

Как говорили древние: все – яд, и все - лекарство. Тотальный государственный контроль получиновников-полуменеджеров, ярких, талантливых и эффективных, но не реализовавших самостоятельно ни одного проекта в условиях реальной международной конкуренции, может пустить под откос любой промышленный монстр. В реальном частном секторе подобная «эффективность» немыслима. Но если частник перестаёт понимать, что делает приказчик в имении, то чего жаловаться потом на судьбу и долги. Правда, если имение было особо и не нужно, то жаловаться придётся новому хозяину.

Мой хороший друг – бывший следователь ещё советской милиции рассказывал мне курьёзный случай. Один сотрудник был поставлен в чужую частную квартиру в качестве засады, ожидая возможного появления там некоего криминального персонажа. Персонаж не появлялся, милиционер жил в этой квартире и ходил туда как на работу несколько лет. В конце концов он сделал там ремонт и завёл жену. Когда его начали выселять, разразился грандиозный скандал, он подал в суд, жалуясь на нарушение свобод и притеснения – в конце концов он уже столько вложил в эту квартиру…

Алексей Генкин и теперь живёт в Антверпене, в просторном доме, ранее принадлежавшем покупателю архангельских алмазов, по-видимому, все так же занят в алмазном бизнесе, благо возможности остались в том числе и в России, а АГД платит миллиардный кредит – все при деле.

Сергей Горяинов, Rough&Polished