Алмазный бизнес по-прежнему блестящий, и его ждет хорошее будущее

Хитеш Патель (Hitesh Patel), управляющий директор Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd., в 1997 году стал заниматься семейным бизнесом и помогать своему отцу Лалджибхаю Пателю (Laljibhai Patel), основателю Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd. Воодушевленный...

Вчера

Разговоры о ВЛБ – все это рекламная шумиха

Еще подростком Лука Лютербахер (Luca Luterbacher) начал заниматься дизайном и производством штучных украшений и отдельных изделий для друзей из состоятельных семей из Швейцарии и Лихтенштейна. В 2017 году он, наконец, инвестировал в свою собственную...

12 августа 2019

Правильная настройка рекламы - это главный вызов

На недавно прошедшем в прибалтийском Светлогорске Янтарном форуме (Amberforum) руководитель представительства ювелирной компании LA VIVION Андрей Янчевский поделился с корреспондентом Rough&Polished своими мыслями о состоянии и перспективах ювелирного...

05 августа 2019

Леон Дэниелс: мелкомасштабная добыча алмазов – будущее Ботсваны

Pangolin Diamonds, которая в настоящее время является самой активной геологоразведочной компанией в Ботсване, обратилась к властям южноафриканской страны с предложением включить алмазы в разрешение на добычу полезных ископаемых для малых горнодобывающих...

29 июля 2019

«До сих пор в Израиле существовала жесткая политика против ВЛБ; они были в течение многих лет запрещены на торговой площадке Израильской алмазной биржи» - Авиэль Элиа, управляющий директор Израильского алмазного института

Авиэль Элиа (Aviel Elia), адвокат по профессии, с 2013 года работал юридическим советником и секретарем Израильского алмазного института (IDI). Будучи ключевым участником команды руководителей IDI, он принимал участие в разработке стратегии...

22 июля 2019

АЛРОСА 2019 – аэропорты и продажи

18 марта 2019

В конце прошлого года я был увлечен исключительно любопытным занятием – изучением обновлённой Стратегии Группы АЛРОСА (см. «Табак отличный. Затушили трубку мира», «”Юбилейные” речи»).

Напомню, что ключевым вопросом мною было поднято отсутствие в стратегии перспектив восстановления для рудника «Мир» при весьма странном желании осуществить труднореализуемую техническую задачу - построить новый подземный рудник на трубке «Юбилейная».   

В свою очередь, генеральный директор вышеуказанной группы, назвав это все полной чушью и ерундой, заявил, что когда проект восстановления «Мира» появится, то он сразу окажется в новой стратегии.

Все так, и любой подход имеет право на существование. Мы же можем судить о намерениях менеджмента компании только по публичным заявлениям её менеджмента. Тем не менее, будучи, очевидно, знакомым лучше, чем кто-либо другой, с перспективными долгосрочными планами АЛРОСА, её гендиректор вовремя избавился от значительной части своего пакета акций компании – и правильно сделал.

Тогда мне показался забавным термин, придуманный в недрах самой АЛРОСА, о планово-убыточной экономике ряда проектов компании. Мы тогда сделали осторожное предположение, что рост числа таких проектов может превратить в планово-убыточное создание саму АЛРОСА. Реальность, как оказалось, превзошла даже самые смелые предположения.

Аэропорт

10,4 млрд рублей намерена АЛРОСА вложить в строительство нового аэропорта в городе Мирный.

Зачем расширять аэропорт, если количество грузопотока сокращается из-за завершения основных ресурсных строек как в самой Якутии, так и в Восточной Сибири в целом, происходит сокращение персонала в Мирном и отток населения из района? Это вопрос к акционерам. Думаю, нам тут следует отметить только, что пресловутая небольшая погребенная россыпь алмазов под действующей взлетно-посадочной полосой является крайне сомнительным подсластителем под очередное наращивание непроизводственных расходов. Поэтому смело можем отнести 10,4 млрд рублей на непроизводственные затраты, которые акционеры в обновленной стратегии Группы АЛРОСА и обновленной долгосрочной инвестиционной программе, утвержденной в конце 2018 года, не встречали. В то же время, если следовать логике менеджмента - «если проект появляется, то он сразу будет внесен в стратегию», - наверное, он там должен появиться.

Новый московский офис

4 млрд рублей собралась АЛРОСА заплатить за покупку ещё одного офиса в Москве – на этот раз в интересах своей Единой сбытовой организации (ЕСО).

Старое газпромовское здание АРЕТИ-ИТЕРА на Севастопольском проспекте в Москве, построенное более 20 лет назад в середине 90-х годов, требует большого капитального ремонта, по своему первоначальному назначению не соответствует строгим требованиям режимного объекта и в своём нынешнем техническом состоянии вряд ли пригодно для установки тяжелого производственного оборудования, хранения и сортировки алмазного сырья, что потребует дополнительных инвестиций. Разговор о необходимости собственного здания для ЕСО АЛРОСА поднимался уже давно. Прежде всего это было связано с тем, что нынешние площади в своих интересах компания арендует у Гохрана, подконтрольного Министерству финансов и этот договор конечен. Однако были и контраргументы: пока компания находится под контролем государства и у АЛРОСА тот же куратор, что и у Гохрана, то подобные вопросы не актуальны. Кроме того, здание Гохрана специально проектировалось под работу с драгоценным материалом в таких объемах. Других таких попросту нет в Москве. Следовательно, тогда бы имело смысл, как в случае с DTC De Beers и их переездом из Лондона в Габороне, вести речь о строительстве нового комплекса в пределах крупного логистического хаба для удобства работы с клиентами и избавляться при этом от всего остального имущества компании вспомогательного (непроизводственного) назначения.

Но тут ещё возникает практический вопрос, а нужны ли дополнительные площади АЛРОСА с учётом того, что она сокращает численность ЕСО. Если дивный новый мир полностью автоматизированной сортировки и искусственного интеллекта, определяющего параметры сбыта и клиентскую базу уже близок – зачем тогда старая газпромовская многоэтажка? Есть ещё одно «но», фактор малоподвластный сортировальным автоматам – собственно объем товара для этой самой сортировки и комплектации. А у Компании, судя по публикуемым цифрам, он не увеличивается, а как раз - наоборот.

Техническое перевооружение рудника «Айхал»

316 млн рублей АЛРОСА вложит в техперевооружение рудника «Айхал».

Подземный рудник «Айхал» относительно молодой – не требует масштабного технического перевооружения, так как после затопления шахты в 2004 году к 2011 он был полностью перестроен и укомплектован новым оборудованием. Иными словами, из-за серьёзных технических инцидентов, а также ошибок управленцев (которые, к слову, имеют определённое сходство по своим последствиям с затоплением рудника «Мир», слава Богу – тогда обошлось без жертв) подземный «Айхал» был построен дважды. С учётом же дополнительных инвестиций на новое строительство и низких цен на добываемые на руднике алмазы рентабельность проекта стремится в лучшем случае к нулю со всеми вытекающими экономическими последствиями.

Итого, только в этом году АЛРОСА заявила о дополнительных расходах в размере 14 млрд 716 млн рублей, или почти 163 млн долларов США по текущему курсу.

А что с доходной частью?

Снижение объёмов продаж природных алмазов на 36 процентов по сравнению с февралём 2018 года при росте на 23% в сравнении с январём 2019 года. Сравнивать технико-экономические показатели, из-за относительно большой оборачиваемости и инертности производственных процессов в алмазном бизнесе, имеет смысл год к году, и сравнение февраля с традиционно пассивным январём достаточно бессмысленное занятие, не несущее никакого практического применения при прогнозировании. Падение на 36 процентов к показателю февраля 2018 года – тревожный звонок для лидера мировой алмазной индустрии. Объективная картина, которая позволит уже делать более серьёзные прогнозы (включая качество и структуру алмазных стоков, которые придется продавать, чтобы не накапливать бесконечно), сложится к сентябрю – октябрю – посмотрим, осталось не долго.

Справедливости ради надо сказать, что единственный инструмент влияния на мировой алмазный рынок, которым обладала и обладает АЛРОСА, это объем добываемого сырья, который в 2018 году также снизился. Только ленивый уже не говорит о том, что сами фундаментальные основы этого рынка меняются и объёмом тут делу уже не поможешь. Другой важнейший фактор выживания в современном алмазном бизнесе - это эффективное управление затратами. Бизнес, и без того сопряженный с огромными производственными затратами, не может уже похвастаться уровнем доходности предыдущих лет.

А вот здесь-то и начинаются проблемы, ведущие АЛРОСА в плановую убыточность. Новые аэропорты, когда сокращается грузопоток, подземный рудник «Юбилейный», о чем не могли помыслить ещё во времена СССР в своих ночных кошмарах ответственные работники Минцветмета, ввод в строй удаленных от производственной инфраструктуры беднотоварных месторождений при выбытии богатой руды, избыточное техперевооружение дважды построенного «Айхала» при отсутствии в стратегии планов по руднику «Мир», все более настойчивая апелляция к помощи со стороны государства… Да, анонсированную покупку смоленского «Кристалла» чуть не забыл…

Акционер в лице государства может заявить, что не все определяется экономической эффективностью, социальные результаты от деятельности такой компании, как АЛРОСА, не менее важны. Все так, если бы за этим следовал прирост занятости, уровня доходов и сопутствующей основному бизнесу экономической активности в Якутии. Однако в Западной Якутии происходит все ровно наоборот – сокращение персонала, а кроме как в АЛРОСА трудоустроиться в Западной Якутии крайне сложно, особенно инженерному составу. Какие-то бизнес-единицы переводят в Новосибирск. Почему, собственно, в Новосибирск? Есть масса прекрасных городов в России… Потом выясняется, что в силу моногородского уклада в АЛРОСА работают целыми семьями: муж инженер, жена бухгалтер – поэтому надо кому-то увольняться, искать другую работу или делить семьи. Можно спецов найти и в Новосибирске, наверное, это даже дешевле, чем в Мирном. Но тогда надо увольнять людей в Мирном, а где же та самая вышеупомянутая социальная функция, которая противостоит миру алчной наживы и чистогана расправивших плечи атлантов? Ещё недавно АЛРОСА начинала торговать в городе Владивосток. Тоже какой-то кластер создавали, филиал там даже открыли… Есть там кто живой, интересно? В общем процесс поиска правильных корпоративных решений вечен и бескраен, как сама Россия – пока есть деньги.

Есть и другой путь, самый простой – отдать окончательно все государству, пусть оно разбирается. Был же в конце концов трест Якуталмаз: тратил меньше, добывал больше. Но это лишь ненадолго отсрочит необходимость вернуться к главному вопросу – о фундаменте самого бизнеса. И от этого никуда не уйти, ни Якуталмазу, ни АЛРОСА.

Сергей Горяинов, Rough&Polished