Алмазный бизнес по-прежнему блестящий, и его ждет хорошее будущее

Хитеш Патель (Hitesh Patel), управляющий директор Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd., в 1997 году стал заниматься семейным бизнесом и помогать своему отцу Лалджибхаю Пателю (Laljibhai Patel), основателю Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd. Воодушевленный...

Вчера

Разговоры о ВЛБ – все это рекламная шумиха

Еще подростком Лука Лютербахер (Luca Luterbacher) начал заниматься дизайном и производством штучных украшений и отдельных изделий для друзей из состоятельных семей из Швейцарии и Лихтенштейна. В 2017 году он, наконец, инвестировал в свою собственную...

12 августа 2019

Правильная настройка рекламы - это главный вызов

На недавно прошедшем в прибалтийском Светлогорске Янтарном форуме (Amberforum) руководитель представительства ювелирной компании LA VIVION Андрей Янчевский поделился с корреспондентом Rough&Polished своими мыслями о состоянии и перспективах ювелирного...

05 августа 2019

Леон Дэниелс: мелкомасштабная добыча алмазов – будущее Ботсваны

Pangolin Diamonds, которая в настоящее время является самой активной геологоразведочной компанией в Ботсване, обратилась к властям южноафриканской страны с предложением включить алмазы в разрешение на добычу полезных ископаемых для малых горнодобывающих...

29 июля 2019

«До сих пор в Израиле существовала жесткая политика против ВЛБ; они были в течение многих лет запрещены на торговой площадке Израильской алмазной биржи» - Авиэль Элиа, управляющий директор Израильского алмазного института

Авиэль Элиа (Aviel Elia), адвокат по профессии, с 2013 года работал юридическим советником и секретарем Израильского алмазного института (IDI). Будучи ключевым участником команды руководителей IDI, он принимал участие в разработке стратегии...

22 июля 2019

Алмазное рабство

29 апреля 2019

В истории алмазного бизнеса немало темных страниц, но едва ли не самое тяжелое впечатление производит факт многолетнего использования труда заключенных в алмазодобывающей промышленности. Это практиковалось только в Южной Африке и Советском Союзе. Пальму первенства, несомненно, следует отдать «Де Бирс» - заключенных на добыче алмазов эта компания стала использовать с 1885 года1. K. C. Goyer в монографии «Приватизация тюрем в Южной Африке: проблемы, вызовы и возможности» утверждает, что использование заключенных в майнинге в ЮАР продолжалось до 1952 года и было весьма масштабным - так, на месторождениях, контролируемых «Де Бирс», трудилось до 10 000 заключенных2. В подавляющем большинстве это были чернокожие, попавшие за решетку за нарушение законов о расовой сегрегации. Поскольку «Де Бирс» не была государственной компанией, потребовалось заключение специального соглашения между правительством Южной Африки и алмазодобывающим гигантом, которое в том числе предусматривало и создание частных тюрем. Такое «частно-государственное партнерство» было выгодно обеим договаривающимся сторонам: правительство практически снимало с себя ответственность за содержание заключенных, а «Де Бирс» получала тысячи рабов, которых можно было бесконтрольно и бесплатно использовать на самых тяжелых работах.

В СССР, судя по всему, подобная практика вызвала неподдельный интерес практически сразу после открытия первых ро́ссыпных месторождений алмазов на Урале. В 1940 году секретарь Экономического совета при Совнаркоме Михаил Помазнев, который в то время курировал вопросы алмазной геологии, обратился к начальнику ГУЛАГа Василию Чернышеву с требованием предоставить несколько сотен заключенных для комплектования алмазных геологических экспедиций и получил положительный ответ3. С этого года и следует вести отсчет времени самого позорного эпизода в истории советской алмазной промышленности.

До 1946 года труд заключенных, а также близких к ним категорий людей, ограниченных в правах (ссыльные, спецпереселенцы), использовался в алмазной промышленности эпизодически, число их не превышало нескольких сотен. Но после принятия постановления Совмина СССР 1978-832сс от 07.09.1946 г. «О развитии отечественной алмазной промышленности» ситуация резко изменилась. Теперь «спецконтингент» (т. е. заключенные) должен был стать основой советской алмазодобычи. Интересно, что само постановление имело гриф «совершенно секретно», но факт привлечения заключенных к добыче алмазов рассматривался его авторами как тайна более высокого порядка, с грифом «особо важно», и был скромно упрятан в пункт 1. «Особая папка»4.

Принятию решения о рабском труде советских граждан на алмазных приисках предшествовала дискуссия между министром внутренних дел Сергеем Кругловым и куратором алмазной отрасли, членом Политбюро Анастасом Микояном. Как это ни покажется парадоксальным, но Круглов был категорически против использования заключенных на добыче алмазов и пытался заблокировать такое решение под любым благовидным предлогом5. На самом деле министр был хорошо осведомлен о масштабах воровства драгоценных металлов в местах их добычи ГУЛАГом и опасался, что алмазы может постигнуть такая же участь. Но Микоян оказался непреклонен, и благодаря именно этому «самому либеральному» сподвижнику Сталина тысячи заключенных направились на алмазные прииски Урала.

14 ноября 1946 года приказом министра внутренних дел СССР за № 001006 было создано Управление (трест) «Уралалмаз». Этим же приказом был создан Кусьинский исправительно-трудовой лагерь (КУСЬИНЛАГ), в котором должны были содержаться заключенные, работающие в «Уралалмазе». Должности начальника Управления «Уралалмаз» и начальника КУСЬИНЛАГа были изначально объединены. Начальником «Уралалмаза» был назначен инженер-майор МВД Н. Гузов, главным инженером — инженер-капитан МВД М. Шестопалов. Основные руководящие должности треста также занимали офицеры МВД.

Созданию КУСЬИНЛАГа предшествовала своеобразная идеологическая подготовка. В 1946 году, одновременно с принятием постановления «О развитии отечественной алмазной промышленности», массовым тиражом был издан роман Николая Асанова «Волшебный камень», посвященный добыче уральских алмазов. Через несколько месяцев в широкий прокат вышел фильм «Алмазы», снятый по этой книге. Сегодня книга и фильм прочно забыты, а зря, поскольку эти творения, хотя и не имеют художественной ценности, являются ярким (и успешным) образцом отраслевого легендирования.

Квинтэссенция творения Асанова содержится в репликах некоего «генерала Бушуева», представляющего «Комитет Обороны»:

«Но Бушуев, мельком взглянув на того, сказал:

— Споры о том, покупать алмазы или искать их, бесполезны. Возможно, нам придется истратить еще не один миллион на разведки. Дело в том, что положение с этим сырьем значительно хуже, чем вы представляете себе. Комитет Обороны был вынужден заняться этим вопросом именно потому, что английские и американские владельцы алмазных копей отказались, несмотря на военные договоры, снабжать нас — подчеркиваю — этим стратегическим сырьем по договору о взаимопомощи или по лендлизу и согласны только продавать алмазы, и то лишь по цене драгоценного камня, хотя мы просили у них самые дешевые сорта: так называемый борт и алмазную пыль. Вы представляете, что это значит для нас в такое время? Американцы отдают в свою промышленность больше пятидесяти миллионов каратов алмазов в год, а нас взяли за горло и требуют золота!

Он сказал все это, не повышая голоса, и только паузы да ударения на отдельных словах выдавали, с какой яростью он вспоминал об этом ультиматуме. В комнате наступило молчание. Только главный геолог вдруг недоуменно спросил:

— Но ведь они же наши союзники в общей войне?..

— Война-то общая, да цели разные… неужели вы не понимаете этого? — сердито ответил Бушуев и, помолчав, добавил: — Нам нужны собственные алмазы! Я видел своими глазами, как на наших военных заводах твердые сплавы обрабатывают гранеными брильянтами, вынутыми из драгоценных изделий, которые наши люди сдают в фонд победы.

Он умолк, задумчиво глядя перед собой, будто видел пересыпающиеся драгоценные камни, которые вынули из оправ перстней, серег, брошей и кулонов и превратили в резцы, чтобы выполнить точную военную работу».

Забавно, что откровения этого вымышленного персонажа, не имеющие с действительностью ничего общего и представляющие концентрированную отраслевую легенду, определили парадигму исторических исследований в алмазной сфере вплоть до наших дней. Кто же являлся заказчиком и консультантом этого «шедевра»? Сомнений практически нет, ибо в дальнейшем автор снискал некоторую известность романами «на документальной основе» о похождениях советских разведчиков «в самом пекле английской разведки в Лондоне». Да и сам Асанов, хотя литературным талантом и не обладал, но чувство юмора имел отменное! Ключевой главе романа он предпослал эпиграф: «Но вот сказка была готова, и как раз вовремя…Г.-Х. Андерсен». Эпиграф на первый взгляд никак не связан с текстом, случайный читатель пропустит. Посвященный – поймет. Действительно, и книга и фильм (и многочисленные рецензии в прессе) пришлись как нельзя кстати. Скрыть рабский труд на алмазных приисках было невозможно ни под какими грифами – через КУСИНЬЛАГ проходили тысячи заключенных и утечки информации было не избежать. Но признать, что советские рабы добывают алмазы, которые превращаются в бриллианты для западной элиты, было невозможно – такой удар по идеологическим конструкциям СССР был недопустим. И рабы, и их надсмотрщики должны были быть уверены - их труд нужен для укрепления обороны страны, это благородная жертва на алтарь государства, алмазы необходимы для «точной военной работы». Фильм «Алмазы» с успехом прошел по кинотеатрам страны, в поселке Кусье-Александровский он тоже наверняка демонстрировался, да и в библиотеке КУСЬИНЛАГа книга «Волшебный камень», без сомнения, была. Так что ни «спецконтингент», ни прочие советские граждане когнитивного диссонанса не испытывали – мысль о том, что на самом деле они работают на западные ювелирные бренды, их не посещала.

Тем не менее, для устойчивости легендирования при отборе «спецконтингента» для КУСЬИНЛАГа был использован специфический фильтр: заключенные со знанием иностранных языков, с высшим образованием, осужденные по политическим статьям сюда попадали редко, их число не превышало нескольких процентов. Запрещено было также направлять в КУСЬИНЛАГ заключенных - бывших сотрудников внешнеторговых организаций, дипломатов, сотрудников внешней разведки, имеющих близких родственников за рубежом. Основная масса состояла из обычных уголовников и бедолаг, попавших под жесткий сталинский указ 1947 года, резко усиливающий ответственность за мелкие хищения «социалистической собственности».

За все время существования КУСЬИНЛАГа (1946-1953 годы) не было зафиксировано ни одного случая хищения алмазов. Опасения Круглова не подтвердились, сырые алмазы не представляли для уголовного мира сталинского СССР никакой ценности – их некуда было деть, в отличие от золота теневой алмазный рынок в стране отсутствовал, а создать самостоятельный экспортный канал тогдашнему криминалитету оказалось не по зубам.

Экономическая эффективность алмазного рабства не вызывала у советского руководства ни малейших сомнений. После открытия россыпных месторождений в Якутии, согласно проекту, подготовленному МВД, туда должны были отправить 5 000 заключенных только на первом этапе освоения месторождений. Это должно было случиться в 1952 году. Но, как известно, этот проект был заморожен, и в Якутии алмазного ГУЛАГа создано не было. Прекращение использования заключенных в горнодобывающей промышленности ЮАР в этом же году следует считать совпадением.

Сергей Горяинов, Rough&Polished

1A history of prison labour in South Africa. https://www.sahistory.org.za/article/history-prison-labour-south-africa
2K. C. GOYER. Prison Privatisation in South Africa: Issues, Challenges and Opportunities. https://www.africaportal.org/publications/prison-privatisation-in-south-africa-issues-challenges-and...
3ГАРФ. Ф. 5446. О. 25а. Д. 8352. Л. 12.
4ГАРФ. Ф. 5446. О. 48а. Д. 825. Л. 107.
5ГАРФ. Ф. 5446. О. 48а. Д. 825. Л. 34.


Продолжаем публикацию коллекции архивных документов по алмазной тематике:


1. 1940 г. ГАРФ. Ф. 5446. О. 25а. Д. 8352. Л. 12. Письмо начальника ГУЛАГа В. Чернышова об использовании заключенных в алмазной геологии.

analyt_01042019_1.png


2. 1946 г. ГАРФ. Ф. 5446. О. 48а. Д. 825. Л. 107. Первый лист постановления «О развитии отечественной алмазной промышленности». Решение об использовании заключенных «спрятано» в «Особой папке».

analyt_01042019_2.png


3. 1947 г. ГАПК. Ф. Р-1244. О. 1. Д. 107. Л. 148. Первый отчет об использовании заключенных в алмазной промышленности.

analyt_01042019_3.png


4. 1952 г. РГАЭ. Ф. 8153. О. 5. Д. 1488. Л. 118. Материалы к выдвижению работы «Создание алмазной промышленности в СССР» на Сталинскую премию.

analyt_01042019_4.jpg