Дидье Жиар: жесткая конкуренция среди диамантеров - один из факторов ценовой войны

Девятого сентября Французская ассоциация геммологии (Association Française de Gemmologie, AFG) провела свое очередное Парижское геммологическое рандеву. В преддверии этого мероприятия его организатор, руководитель AFG Дидье Жиар (Didier Giar)...

16 сентября 2019

«Отрасль находится под некоторым давлением, да ведь и сами алмазы, как известно, образуются под огромным давлением!» - говорит д-р Мартин Лик

Д-р Мартин Лик (Martin Leake), ветеран в области драгоценных камней, доктор геологии, проработал 22 года в BHP Billiton, а также создал маркетинговое подразделение мирового класса для компании Grib Diamonds в Антверпене. Позже, будучи независимым...

09 сентября 2019

Восстановление алмазной отрасли возможно в течение года при сохранении спроса со стороны конечного потребителя – Пол Зимниски

Независимый аналитик и консультант алмазной отрасли заявил, что в течение года, если спрос со стороны конечного потребителя сохранится, отрасль природных алмазов будет в лучшем положении. Пол Зимниски (Paul Zimnisky), дипломированный финансовый...

02 сентября 2019

Работая с учетом своих слабых и сильных сторон

Канон Джхавери (Canon Jhaveri) рос,  наблюдая за отцом-дилером бриллиантов и своим дядей, занимавшимся бриллиантами. Сверкание бриллиантов восхищало маленького мальчика, который становился все больше заинтригованным при каждом своем...

26 августа 2019

Алмазный бизнес по-прежнему блестящий, и его ждет хорошее будущее

Хитеш Патель (Hitesh Patel), управляющий директор Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd., в 1997 году стал заниматься семейным бизнесом и помогать своему отцу Лалджибхаю Пателю (Laljibhai Patel), основателю Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd. Воодушевленный...

19 августа 2019

Проникновение синтетики и кризис меле

18 февраля 2019

Новости о развитии индустрии синтетических алмазов и производимых из них бриллиантов доминируют в информационном потоке уже несколько лет. Но с каждым годом опасность замещения природных камней произведенными в лаборатории становится все более предметной, и в 2018 году этот экзистенциональный риск уже всерьез обсуждался как один из факторов замедления спроса на часть ассортимента алмазодобытчиков. Единого мнения на этот счет нет, но в случае реализации сценария, предполагающего дальнейшую фрагментацию рынка алмазов и замещение мелких природных камней синтетикой, в силу совокупности причин больше всего может пострадать АЛРОСА.

Участники алмазного рынка могли предвидеть эти симптомы заранее, но в публичном поле информация о сложностях в низкобюджетном сегменте алмазного рынка появилась в сентябре прошлого года, когда De Beers разрешила сайтхолдерам перенести на конец года закупку части алмазов низкого качества. Помимо стандартных объяснений – крупных поставок сырья производителями на фоне традиционно невысокой рентабельности огранки, девальвации индийской рупии, - участники рынка ссылались и на усиление конкуренция со стороны синтетических бриллиантов, особенно после объявления о запуске проекта De Beers в синтетике (Lightbox). Послабления клиентам, по данным источников, сделал и другой крупный производитель алмазов – компания Rio Tinto.

АЛРОСА также не осталась в стороне и в ходе сентябрьской торговой сессии смягчила требования к покупке дешевого сырья, реагируя на давление, которое испытывали в этом сегменте индийские компании. Были снижены лимит отбора ежемесячного контракта и цена, что стало первой коррекцией после роста индекса цены на 4,4% по итогам I полугодия. В своем традиционном комментарии итогов сентября заместитель генерального директора АЛРОСА Юрий Окоемов отмечал «дальнейшее снижение активности в сегменте недорого товара», которое связывалось с приближением сезона отпусков в период индийского праздника Дивали. В отличие от мелкого товара, спрос на алмазы спецразмеров (+10,8) и алмазы +2 карата укреплялся.

В октябре ситуация с дешевым сырьем, если исходить из заявлений алмазодобытчиков и торговой статистике AWDC, ухудшилась. De Beers сократила продажи на 5,5% к сентябрю и на 26% к уровню годичной давности, констатировав, что «динамика курса рупии к доллару повлияла на спрос в категориях с наименьшей ценой». Реализация АЛРОСА рухнула на 28% к сентябрю и к данным 2017 года, до $243 млн, что, помимо обычных причин, было связано с «продолжающимся заметным ослаблением спроса в сегменте недорогого мелкоразмерного сырья».

Реагируя на охлаждение спроса на мелкоразмерное сырье и итоги октябрьской сессии, АЛРОСА в начале ноября объявила о снижении прогноза по продажам в 2018 году – с 40 млн каратов до 37-38 млн каратов. По тем же причинам снизилась оценка реализации и в 2019 году - до 37-37,5 млн каратов (с 39-40 млн каратов). Стоит отметить, что на столь радикальные шаги АЛРОСА не пошла даже тогда, когда продажи мелкого сырья пострадали из-за денежной реформы в Индии в конце 2016 года.

В ноябре спрос в сегменте недорогих алмазов несколько стабилизировался. Объем импорта алмазов в Бельгию, согласно данным AWDC, увеличился на 34% к октябрю, рост в денежном выражении составил всего 15% из-за снижения средней цены за карат до $104 (со $122), что может говорить об оживлении именно в интересующем нас сегменте. АЛРОСА отчиталась о росте продаж на 13% к нетрадиционно низкому показателю октября (хотя по сравнению с ноябрем 2017 года итог оказался меньше на 18%), предостерегая от вывода о полноценном восстановлении спроса. Судя по всему, оживление было достигнуто ценой резкой коррекции цен на уязвимые позиции. De Beers на своем ноябрьском сайте снизила цены на низкокачественное мелкоразмерное сырье на 10%, сообщил Bloomberg со ссылкой на источники. АЛРОСА также снизила на 10% цены на алмазы этой категории. Ноябрьская коррекция цены De Beers стала крупнейшей как минимум с конца 2015 года, когда стоимость алмазов падала в связи с очередным ужесточением условий кредитования отрасли и падением спроса на ювелирные изделия в Китае.

Rapaport Research в своем ноябрьском отчете, озаглавленном «Кризис в категории «меле», оценил падение цены в 2018 году на мелкое сырье в 20%. Причинами, по мнению Rapaport, является не только избыточное предложение, сложности с кредитованием в Индии и обесценение рупии, но и «более широкое признание lab grown». Этот фактор объясняется двумя совершенно разными причинами. Первая: «Некоторые ритейлеры воздерживаются от природных бриллиантов категории «меле» из-за угрозы наличия необъявленных синтетических бриллиантов». Вторая: «Существует пока небольшое, но растущее предпочтение использовать более качественное лабораторное меле, а не натуральные камни низкого качества, которые стоят столько же».

Тем не менее, в публичных комментариях заинтересованных сторон и многих экспертов преобладает версия, исключающая взаимосвязь падения рынка меле с наступлением синтетики. Из-за ввода в строй некоторых месторождений с низкой средней ценой алмазного сырья (канадских Гачо Куэй и Ренар), а также дополнительного поступления алмазов из Зимбабве, в алмазопроводе образовались значительные запасы мелкоразмерного сырья, отмечал в ноябре «ВТБ Капитал». «Привычный фактор сезонности в преддверии главного индийского праздника Дивали осложнился ослаблением курса рупии относительно доллара, рядом мелких банкротств в Индии и ужесточением условий кредитования гранильного сектора в этой стране», - пояснял замгендиректора АЛРОСА Юрий Окоемов. Очевидной причиной является избыток предложения такого товара на рынке и снижение рентабельности индийских производителей, специализирующихся на огранке этих алмазов, в т.ч. из-за девальвации рупии (падавшей с начала 2018 года и достигшей многолетнего минимума к доллару в начале октября). АЛРОСА рассчитывает на восстановление спроса на меле в I квартале, но его доля в продажах вырастет, говорил Окоемов.

«Мы имеем дело с обычным сезонным спадом. Рынок пока не ощущает присутствия синтетики. Если бы она наступала, это невозможно было бы не заметить», - говорит топ-менеджер AGD Diamonds, независимой российской алмазодобывающей компании, реализующей алмазы архангельской трубки им. Гриба на аукционах в Антверпене.

По мнению Бориса Синицына из ВТБ Капитала, «влияние оказали сразу несколько факторов, и сложно оценить, какой из них наиболее значителен – сезонное сокращение спроса и структурное влияние на спрос девальвации в Китае и Индии». «Девальвация валют стран, которые составляют основной драйвер спроса на мелкое сырье, - Китая и Индии, - повлияла на показатели продаж некоторых локальных розничных сетей. Я бы не переоценивал значение синтетики в ситуации со спросом на мелкоразмерное сырье в 2018 – этот рынок в настоящее время незначителен по масштабу по сравнению с рынком бриллиантов, хоть и быстро растет», - считает аналитик. Ключевым фактором является положительная динамика спроса в Америке, которая рано или поздно отразится восстановлением в сегменте «индийского товара», отмечает он: «Результаты ритейла США могут нивелировать общий негативный эффект для рынка. Если в США будут хорошие новогодние продажи у сетей, то сети начнут цикл рестокинга и midstream сможет продать свои запасы сырья, в т.ч. мелкоразмерного».

С недавних пор залогом успешного будущего рынка натуральных алмазов стали не только показатели потребления ювелирных изделий в США, ЕС, Китае и Индии, но и невысокие темпы наступления ювелирной синтетики, которая не превышала 1% от рынка природных камней. Со стороны этой индустрии поступают сигналы, которые могут обескуражить сторонников традиционной точки зрения. Крупный игрок этого рынка американский стартап Diamond Foundry в начале 2019 года объявил о 15%-ном росте цен по всей линейке своей продукции. «Тщательный мониторинг рыночной ситуации за последние месяцы показал, что спрос все больше опережает предложение», - пояснил пионер «бесконфликтной» ювелирной синтетики. Эту тенденцию Diamond Foundry объяснил тем, что рост потребительского спроса на изготовленные в лаборатории бриллианты не соответствует объему поставок. Diamond Foundry считает, что этот дефицит сохранится в течение ближайших нескольких лет.

Казалось бы, повышение цен – это последнее, о чем могут думать производители lab grown после того, как De Beers установила единую цену на синтетические бриллианты своего бренда Lightbox в $800 за карат, вне зависимости от характеристик камня. Однако, согласно ноябрьскому обзору Пола Зимниски, несмотря на демпинговый маневр De Beers, крупным участникам рынка пока удается защищать цены на свои lab grown бриллианты от коррекции. Линия Grown with Love, основанная производителем ювелирных изделий Richline, который принадлежит Berkshire Hathaway Уоррена Баффета, реализовывала в этом праздничном сезоне свою коллекцию, содержащую в т.ч. обручальные кольца с бриллиантами до 3 каратов, в американских сетях Macy’s и JCPenney (кстати это стало примером первого массового распределения lab grown бриллиантов в розничных магазинах). «JCPenney продает кольцо с солитером Grown with Love весом 1 карат за $3 750, а с камнем весом 1,5 карата - за $6 500, в обоих случаях они оценены как почти бесцветные и чистоты SI. Хотя бриллианты Lightbox стратегически не продаются с сертификатом, согласно оценке, они по качеству почти бесцветные или выше, чистоты VS, что значительно выше SI», - пишет Зимниски.

Он также обращает внимание на появление новых игроков индустрии lab grown, специализирующихся на свадебных украшениях и бриллиантах размером свыше 1 карата - то есть сегментах, в которые Lightbox пока не проникает. «Аналогично стратегии Grown with Love, большинство из новичков делают попытки сохранить ценовые ориентиры, которые сосуществуют с ценами на природные бриллианты, вместо использования линейной модели формирования цен, как делает низкозатратный производитель Lightbox. Первая стратегия ценообразования типична для предметов роскоши, когда более высокие цены могут создавать впечатление ценности, редкости и, вероятно, вызывать большее желание иметь их», - отмечает он.

Вспомнив, что и спрос на однокаратные солитеры Ligtbox превысил ожидания, можно сделать вывод, что, по всем доступным признакам, ювелирный lab grown чувствует себя весьма уверенно и опирается на твердый спрос. Параллельно стремительно совершенствуют технологии и начинают выпускать более крупные и качественные синтетические бриллианты китайские производители.

«Если пару лет назад китайские производители не синтезировали ювелирные камни более карата, то сейчас они массово производят кристаллы по 4-5 каратов. Мощности активно наращиваются, и через 3-4 года присутствие китайцев на рынке будет очень значительным», - говорит представитель одного из производителей синтетики, работавший раньше в добывающей компании. «То, что синтетические камни постепенно будут вытеснять натуральные в мелкоразмерном сегменте, было понятно еще несколько лет назад», - считает он. Это происходит потому, что производители ювелирных изделий не люксового качества становятся более лояльны к синтетике, чем раньше.

Проникновение синтетики постепенно происходит, но пока нельзя достоверно оценить, как этот фактор повредил спросу уже сейчас, считает директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Management Николай Сосновский. Разнонаправленные движения ассортиментных позиций происходили и раньше. Надо хотя бы дождаться нормализации ситуации в ограночном секторе Индии, задетом обесценением рупии, ужесточением условий кредитования и кризисом недоверия из-за ряда скандалов с крупными участниками рынка, говорит он. Возможно, повлияла инициатива De Beers по запуску проекта lab grown бриллиантов Lightbox. De Beers пытается лишить производителей синтетики маржи, девальвируя цены на их продукцию, но это снижение могло подорвать стоимость и мелких природных камней, считает Сосновский.

Правда, если для De Beers такой маневр может быть оправдан невысокой долей «индийского товара» в ассортименте, то для АЛРОСА его последствия более значительны. АЛРОСА более зависима от спроса в этой категории, так как в срезе добычи российской компании доля "индийского" сырья выше, чем у De Beers, лидирующей по выручке от продаж при меньшем объеме производства. Недорогое мелкоразмерное сырье (ситовые классы - 11 и ниже) составляет по массе около 40% в структуре добычи АЛРОСА, по стоимости на него приходится 20-25%, пояснял замглавы АЛРОСА Юрий Окоемов. По оценке Сергея Горяинова из Rough & Polished, сырье от 2 грейнеров (0,5 карата) и ниже составляет более половины добычи АЛРОСА по объему и не менее трети - по стоимости. У Morgan Stanley более радикальная оценка — согласно обзору этого банка, около 82% добычи АЛРОСА приходится на алмазы менее 0,5 карата, которые при 40%-ном выходе годного становятся бриллиантами 0,2 карата. Доля этих алмазов в выручке - 31%.

Исторически обогатительные мощности АЛРОСА, в отличие от De Beers, были рассчитаны на извлечение из руды всего, вплоть до мелкого порошка. Это породило проблему несовершенства технологий обогащения и сохранения кристаллов — многие алмазы раскалываются во время технологических процессов, предшествующих продаже. Резко усугубляет ситуацию с запасами выбытие в 2017 году подземного рудника «Мир», руда которого уступала по содержанию крупноразмерных качественных алмазов только руде «Интернационального». По данным источников, близких к АЛРОСА, полномасштабный «разгон» оставшихся месторождений не помогает решить проблему дефицита качественного сырья, которую уже почувствовали потребители. Сбытовому подразделению АЛРОСА пришлось позволить клиентам выбирать лучшие алмазы, что делает оставшиеся стоки менее ликвидными. Либеральность сбыта по отношению к клиентам не является экстраординарным явлением, но обесценение меле на фоне истощения одних месторождений и неясности перспектив восстановления «Мира» не сулит в будущем ничего хорошего.

С одной стороны, залогом прибыльности алмазодобытчиков является маркетинг, способность конкурировать с синтетикой за потребителя ювелирных изделий, а вся маржа компаний уровня De Beers и АЛРОСА базируется на крупных качественных камнях, а не на меле. Но с другой, уступив этот сектор полностью синтетике, не подойдут ли они к опасной черте? Синтетика уже давно маргинализировала рынок природных технических алмазов, который в середине прошлого века был сопоставим с рынком ювелирных алмазов. Теперь каннибализируется рынок природного меле, себестоимость добычи которого, по-видимому, превысила затраты на синтез. Крупные натуральные бриллианты пока стоят в 3 раза дороже синтетических аналогов, а алмазодобытчики стараются защитить легенду об уникальности своего продукта в глазах потребителями tracing-программами и умелой рекламой. Но «размерность» влияния синтетики растет, за рубежом рентабельности остаются все большие ассортиментные позиции алмазов ювелирного качества, что может повлиять на перспективы некоторых месторождений, относящихся к беднотоварным. Возможно, решающие шаги в этом неумолимом движении были сделаны уже в 2018 году, как бы это ни казалось невероятным ряду экспертов.

Игорь Лейкин для Rough&Polished