«До сих пор в Израиле существовала жесткая политика против ВЛБ; они были в течение многих лет запрещены на торговой площадке Израильской алмазной биржи»: Авиэль Элиа, управляющий директор Израильского алмазного института

Авиэль Элиа (Aviel Elia), адвокат по профессии, с 2013 года работал юридическим советником и секретарем Израильского алмазного института (IDI). Будучи ключевым участником команды руководителей IDI, он принимал участие в разработке стратегии...

Сегодня

Объединительная роль – главная цель Национальной геммологической ассоциации

Юрий Шелементьев возглавляет Геммологический центр МГУ и является президентом Национальной геммологической ассоциации (НГА), объединяющей геммологов России.  Руководитель ГЦ МГУ и НГА ответил на вопросы R&P о современных тенденциях...

15 июля 2019

«Наша цель – внести ясность в предложение выращенных в лаборатории бриллиантов», - утверждает Крис Кейси, президент Совета по выращенным в лаборатории бриллиантам

Крис Кейси (Chris Casey) является ветераном алмазной и ювелирной отраслей с 15-летним стажем. Крис также имеет богатый опыт в исследовании рынка в качестве управляющего директора-основателя NPD Diamond и Diamond Jewelry Service, где под его ответственностью...

08 июля 2019

Майкл Кржемницки: «Приверженность научным исследованиям является важной составляющей нашей экспертизы»

О деятельности и планах Швейцарского геммологического института SSEF в интервью агентству Rough&Polished рассказал доктор наук Майкл Кржемницки (Dr. Michael S. Krzemnicki), директор этой одной из ведущих мировых геммологических лабораторий, специализирующейся...

01 июля 2019

«Выращенные в лаборатории бриллианты, вероятно, являются самой крупной аферой, которую когда-либо видела эта отрасль» - Лейбиш Полнауэр, основатель и президент Leibish & Co.

Интересная история, поведанная Leibish & Co., уносит вас в 1979 год, когда молодой Лейбиш Полнауэр (Leibish Polnauer), тогда работавший огранщиком бриллиантов, отправился в Лондон, как только узнал, что фабрика, на которой он работал, была закрыта...

24 июня 2019

Даст ли Зимбабве возможность компании АЛРОСА помочь местной алмазной отрасли засиять?

28 января 2019

В июле 2013 года я утверждал, что Зимбабве следует работать с российской АЛРОСА по поиску новых алмазных месторождений не только в районе Маранге, но и по всей стране.

Это было после сообщений о том, что российская сторона планировала создать предприятия в Ботсване и Зимбабве.

АЛРОСА действовала быстро и создала совместное предприятие с Botswana Diamonds под названием Sunland Minerals, которое работало по программе геологоразведочных работ на проекте PL117 на месторождении Орапа (Orapa).

Это СП, которое, к сожалению, закончило свое существование в прошлом году после выхода компании АЛРОСА, выполнило детальную наземную программу геофизических исследований в районе аномалии AN117-1 по выявлению участков для бурения.

СП Sunland не добилось быстрого успеха, но оно продвинулось к месту открытия, имеющего промышленное значение.

В сентябре 2014 года также было сообщение о том, что АЛРОСА собирается проводить геологоразведку алмазов в Зимбабве с DTZ-OZGEO, совместным предприятием между Трастом развития Зимбабве и российской компанией Эконедра.

Агентство Reuters приводило слова российского министра торговли и промышленности о том, что АЛРОСА и DTZ-OZGEO будут заниматься геологоразведкой алмазов по всей Зимбабве.

По сообщениям, два года назад АЛРОСА отказалась от лицензий по геологоразведке в Зимбабве.

Ее партнер в этой стране, компания DTZ-OZGEO, потеряла свою лицензию на горные работы в Зимбабве после решения страны консолидировать алмазодобывающие компании.

В начале 2016 года алмазным компаниям приказали прекратить горную добычу после того, как закончились их специальные гранты, а также из-за отказа поддержать план консолидации.

Хотя Botswana Diamonds заявила, что изменения, произошедшие на уровне правления и высшего руководства в АЛРОСА в период между 2016 и 2017 годами изменили акцент в ее работе, представляется интересным, что компания недавно заявила о планах возвращения в Зимбабве.

Создалось впечатление, что АЛРОСА отложила планы вести работу по геологоразведке алмазов в Ботсване и какой-либо другой африканской стране, кроме Анголы, где у нее имеется доля в компании Catoca.

Генеральный директор АЛРОСА Сергей Иванов сказал, что подробности проектов компании в Зимбабве будут обсуждаться на переговорах в ближайшем будущем, хотя сообщения средств массовой информации указывают на то, что алмазодобывающий гигант продолжит геологоразведочные работы при поддержке зимбабвийского правительства.

«Уверен, что мы сможем обсудить перспективы участия наших компаний и в области геологоразведки, и в области освоения месторождений с высоким состоянием разведанности запасов», - привело слова Иванова российское телевидение.

По словам Иванова, компания готова делиться всеми своими технологиями, включая сортировку и подготовку алмазов к продаже, а также «любыми ноу-хау», чтобы Зимбабве смогла снова занять позицию, которую занимала несколько лет на глобальном рынке алмазодобычи.

Сообщается, что компания открыла свою дочернюю фирму ALROSA (Zimbabwe) Limited в прошлом месяце в Хараре, а также в следующем месяце ожидается приезд в страну ее геологов и горных инженеров для начала работы.

Иванов был также впечатлен тем, что Зимбабве провела широкий ряд законодательных изменений, которые помогут АЛРОСА войти на рынок страны и вести переговоры по более серьезным проектам с зимбабвийскими партнерами.

В конце прошлого года Зимбабве объявила о своей долгожданной новой политике в области алмазов, ограничивающей круг компаний, которые будут проводить геологоразведку и добычу алмазов в стране, всего лишь четырьмя участниками.

В настоящее время алмазы в стране добывают государственная компания Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC) и компания Murowa Diamonds.

АЛРОСА и частично принадлежащая Китаю Anjin были выбраны правительством Зимбабве в качестве двух иностранных компаний, которые в партнерстве с государственной алмазной компанией будут вести разведку и добычу алмазов.

Уинстон Читандо (Winston Chitando), министр горнодобывающей промышленности, сказал, что власти Хараре согласились только на четырех участников для облегчения контроля над добычей и продажей алмазов.

Anjin добывала алмазы в стране до 2015 года, когда правительство бывшего президента Роберта Мугабе приняло решение не продлевать лицензии горнодобывающих компаний, работающих в Маранге, что привело к образованию ZCDC.

Anjin находилась в совместном владении китайской компании Anhui Foreign Economic Construction Company и компании Matt Bronze, являющейся инвестиционным подразделением Сил обороны Зимбабве.

В истории Зимбабве был период, когда там не соблюдались права собственности и закон.

Есть надежда, что предыдущее отношение к DTZ-OZGEO ушло в прошлое и к российским участникам будут относиться с уважением, когда они вернутся в Зимбабве и, как надеемся, помогут засиять алмазной отрасли.

Как я утверждал пять лет назад, присутствие АЛРОСА в Зимбабве может быть благом для алмазной отрасли страны, но только если условия работы будут благоприятными для процветания бизнеса.

У русских есть технология, которая необходима Хараре для поиска новых алмазных месторождений, и они являются крупнейшим в мире производителем алмазов потому, что делают это правильно.

Ангола получила выгоду от технологии АЛРОСА, не говоря уже об опыте, и Зимбабве, если не будет управляться демонами прошлого, сможет тоже нарастить свои объемы производства алмазов.

Объем производства алмазов в стране, который, согласно прогнозу Всемирного банка, сделанному в 2013 году, должен был достичь 15,2 млн каратов в 2018 году при инвестиции $150 млн, в прошлом году составил всего лишь 2,8 млн каратов.

На пике производства в 2012 году в Маранге было добыто 12 млн каратов алмазов.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished