Индийская отрасль драгоценных камней и ювелирных изделий имеет опыт и возможности удовлетворить потребности любого рынка в мире

Колин Шах (Colin Shah), вице-президент Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) - активный участник целого ряда отраслевых инициатив Совета, включая «Белую...

11 февраля 2019

Индийская ювелирная отрасль двигалась вперед в прошлом и будет двигаться вперед в будущем

Динеш Навадия (Dinesh Navadiya), региональный председатель Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) штата Гуджарат в Индии, также является представителем гуджаратского...

04 февраля 2019

«Русская бриллиантовая линия»: мы не считаем, что талант пробьется сам

Московский международный конкурс ювелирного дизайна «Русская бриллиантовая линия» существует уже десять лет. В конце года были подведены итоги юбилейного конкурса «РБЛ-2018», и 14 декабря в московском Гостином Дворе проходило вручение дипломов победителям...

28 января 2019

Новая система кредитования должна быть полностью обеспечена активами ясного и прозрачного происхождения в товарно-денежном потоке

Эрик А. Йенс (Erik A. Jens), занимавшийся финансированием отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий (ДКЮИ) в течение многих лет как финансист, теперь видит вероятность того, что многие банки покинут этот сектор. Он изучает возможности...

21 января 2019

Большинству женщин все равно, добыты их бриллианты из земли или выращены в лаборатории - Алекс Попов, генеральный директор Âme

Алекс Попов, президент Московской алмазной биржи и бывший руководитель Фонда Всемирной алмазной марки (World Diamond Mark Foundation, WDMF), запустил новый ювелирный бренд под названием Âme, ориентированный на дизайн и использующий выращенные...

14 января 2019

Даст ли Зимбабве возможность компании АЛРОСА помочь местной алмазной отрасли засиять?

28 января 2019

В июле 2013 года я утверждал, что Зимбабве следует работать с российской АЛРОСА по поиску новых алмазных месторождений не только в районе Маранге, но и по всей стране.

Это было после сообщений о том, что российская сторона планировала создать предприятия в Ботсване и Зимбабве.

АЛРОСА действовала быстро и создала совместное предприятие с Botswana Diamonds под названием Sunland Minerals, которое работало по программе геологоразведочных работ на проекте PL117 на месторождении Орапа (Orapa).

Это СП, которое, к сожалению, закончило свое существование в прошлом году после выхода компании АЛРОСА, выполнило детальную наземную программу геофизических исследований в районе аномалии AN117-1 по выявлению участков для бурения.

СП Sunland не добилось быстрого успеха, но оно продвинулось к месту открытия, имеющего промышленное значение.

В сентябре 2014 года также было сообщение о том, что АЛРОСА собирается проводить геологоразведку алмазов в Зимбабве с DTZ-OZGEO, совместным предприятием между Трастом развития Зимбабве и российской компанией Эконедра.

Агентство Reuters приводило слова российского министра торговли и промышленности о том, что АЛРОСА и DTZ-OZGEO будут заниматься геологоразведкой алмазов по всей Зимбабве.

По сообщениям, два года назад АЛРОСА отказалась от лицензий по геологоразведке в Зимбабве.

Ее партнер в этой стране, компания DTZ-OZGEO, потеряла свою лицензию на горные работы в Зимбабве после решения страны консолидировать алмазодобывающие компании.

В начале 2016 года алмазным компаниям приказали прекратить горную добычу после того, как закончились их специальные гранты, а также из-за отказа поддержать план консолидации.

Хотя Botswana Diamonds заявила, что изменения, произошедшие на уровне правления и высшего руководства в АЛРОСА в период между 2016 и 2017 годами изменили акцент в ее работе, представляется интересным, что компания недавно заявила о планах возвращения в Зимбабве.

Создалось впечатление, что АЛРОСА отложила планы вести работу по геологоразведке алмазов в Ботсване и какой-либо другой африканской стране, кроме Анголы, где у нее имеется доля в компании Catoca.

Генеральный директор АЛРОСА Сергей Иванов сказал, что подробности проектов компании в Зимбабве будут обсуждаться на переговорах в ближайшем будущем, хотя сообщения средств массовой информации указывают на то, что алмазодобывающий гигант продолжит геологоразведочные работы при поддержке зимбабвийского правительства.

«Уверен, что мы сможем обсудить перспективы участия наших компаний и в области геологоразведки, и в области освоения месторождений с высоким состоянием разведанности запасов», - привело слова Иванова российское телевидение.

По словам Иванова, компания готова делиться всеми своими технологиями, включая сортировку и подготовку алмазов к продаже, а также «любыми ноу-хау», чтобы Зимбабве смогла снова занять позицию, которую занимала несколько лет на глобальном рынке алмазодобычи.

Сообщается, что компания открыла свою дочернюю фирму ALROSA (Zimbabwe) Limited в прошлом месяце в Хараре, а также в следующем месяце ожидается приезд в страну ее геологов и горных инженеров для начала работы.

Иванов был также впечатлен тем, что Зимбабве провела широкий ряд законодательных изменений, которые помогут АЛРОСА войти на рынок страны и вести переговоры по более серьезным проектам с зимбабвийскими партнерами.

В конце прошлого года Зимбабве объявила о своей долгожданной новой политике в области алмазов, ограничивающей круг компаний, которые будут проводить геологоразведку и добычу алмазов в стране, всего лишь четырьмя участниками.

В настоящее время алмазы в стране добывают государственная компания Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC) и компания Murowa Diamonds.

АЛРОСА и частично принадлежащая Китаю Anjin были выбраны правительством Зимбабве в качестве двух иностранных компаний, которые в партнерстве с государственной алмазной компанией будут вести разведку и добычу алмазов.

Уинстон Читандо (Winston Chitando), министр горнодобывающей промышленности, сказал, что власти Хараре согласились только на четырех участников для облегчения контроля над добычей и продажей алмазов.

Anjin добывала алмазы в стране до 2015 года, когда правительство бывшего президента Роберта Мугабе приняло решение не продлевать лицензии горнодобывающих компаний, работающих в Маранге, что привело к образованию ZCDC.

Anjin находилась в совместном владении китайской компании Anhui Foreign Economic Construction Company и компании Matt Bronze, являющейся инвестиционным подразделением Сил обороны Зимбабве.

В истории Зимбабве был период, когда там не соблюдались права собственности и закон.

Есть надежда, что предыдущее отношение к DTZ-OZGEO ушло в прошлое и к российским участникам будут относиться с уважением, когда они вернутся в Зимбабве и, как надеемся, помогут засиять алмазной отрасли.

Как я утверждал пять лет назад, присутствие АЛРОСА в Зимбабве может быть благом для алмазной отрасли страны, но только если условия работы будут благоприятными для процветания бизнеса.

У русских есть технология, которая необходима Хараре для поиска новых алмазных месторождений, и они являются крупнейшим в мире производителем алмазов потому, что делают это правильно.

Ангола получила выгоду от технологии АЛРОСА, не говоря уже об опыте, и Зимбабве, если не будет управляться демонами прошлого, сможет тоже нарастить свои объемы производства алмазов.

Объем производства алмазов в стране, который, согласно прогнозу Всемирного банка, сделанному в 2013 году, должен был достичь 15,2 млн каратов в 2018 году при инвестиции $150 млн, в прошлом году составил всего лишь 2,8 млн каратов.

На пике производства в 2012 году в Маранге было добыто 12 млн каратов алмазов.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished