Новая система кредитования должна быть полностью обеспечена активами ясного и прозрачного происхождения в товарно-денежном потоке

Эрик А. Йенс (Erik A. Jens), занимавшийся финансированием отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий (ДКЮИ) в течение многих лет как финансист, теперь видит вероятность того, что многие банки покинут этот сектор. Он изучает возможности...

Сегодня

Большинству женщин все равно, добыты их бриллианты из земли или выращены в лаборатории - Алекс Попов, генеральный директор Âme

Алекс Попов, президент Московской алмазной биржи и бывший руководитель Фонда Всемирной алмазной марки (World Diamond Mark Foundation, WDMF), запустил новый ювелирный бренд под названием Âme, ориентированный на дизайн и использующий выращенные...

14 января 2019

В IDE мы стимулируем инновации на всей бирже и даже открыли технологический инкубатор для стартапов – Йорам Дваш

Йорам Дваш (Yoram Dvash), диамантер в первом поколении, в 1991 году основал компанию Y Dvash Diamonds Ltd в Израиле. По мере роста и развития компании под его руководством Дваш присоединился к таким отраслевым организациям, как Израильская ассоциация...

09 января 2019

Кооперация и сотрудничество – вот современный тренд развития

Павел Гранкин – руководитель группы компаний «Слава» и собственник одноименной торговой марки. Выпускник Военно-космической Академии им. Можайского. Проходил воинскую службу на космодроме «Плесецк» с 1987 по 1995 год. Майор запаса, автор используемой...

04 января 2019

De Beers о приглашении Зимбабве снова вести разведку на алмазы

Геологоразведочная экспедиция De Beers прибыла в Зимбабве в 1993 году и покинула эту страну в 2006 году. В конце 1990-х компания впервые начала добычу алмазов в Маранге. Власти Хараре под руководством тогдашнего президента Роберта Мугабе в свое время...

24 декабря 2018

О ситуации с коллекционированием минералогических образов драгоценных и полудрагоценных камней в России

14 января 2019

В период СССР оборот драгоценных камней для граждан страны как в сыром (натуральном), так и обработанном виде (ограненных камней) был полностью запрещен. Разрешалось лишь иметь драгоценные камни в обработанном виде в составе ювелирных изделий.

В новой России на момент формирования отраслевого законодательства (принятие ключевого для отрасли Федерального закона ФЗ-41 от 12.03.1998 «О драгоценных металлах и драгоценных камнях») еще не успели сформироваться частные рыночные структуры, занимающиеся драгоценными камнями, за исключением тех, кто еще в советские времена добывал и обрабатывал алмазы (добыча – «АЛРОСА», огранка – Смоленский завод «Кристалл» и другие).

Негативный опыт попыток «Изумрудных копей Урала», пытавшихся в начале 90-х годов привлечь инвесторов, организовав тем самым продолжение работы советских шахт по добыче бериллов и изумрудов, привел к тому, что несостоявшаяся отрасль цветных драгоценных камней оказалась в поле зрения правоохранительных органов.

Причем в отсутствии инициативы иных заинтересованных государственных органов, правоохранительные органы (ФСБ и МВД) оказались в России единственным источником какой-либо информации «наверх» о рынке цветных камней (алмазы – это совершенно отдельная тема) и единственным инициатором принятия каких-либо законодательных новелл в данной сфере.

Не имея значительного финансового потенциала, этот рынок оказался не интересен для Минфина РФ, курирующего сферу драгоценных камней, и фактически неподведомствен для Минприроды РФ и Минпромторга РФ (т.к. регулирование оборота драгоценные камни являются прерогативой Минфина).

В силу естественных для силовых структур задач профилактики и борьбы с правонарушениями, ФСБ и МВД пролоббировали формирование нового отраслевого законодательства России, полностью аналогичного советскому - запрещающего любой оборот драгоценных камней для граждан страны как в сыром (натуральном), так и обработанном виде (ограненных камней), сделав исключение лишь для сертифицированных драгоценных камней, гражданский оборот которых разрешен.

Такая ситуация в сфере нормативно-правового регулирования рынка драгоценных камней противоположна мировой практике и не отвечает интересам развития рынка цветных драгоценных камней, особенно внутреннего. Дело в том, что потребность во владении драгоценными камнями не является естественной для человека, эту потребность необходимо для развития рынка подпитывать массированной видовой рекламой.

Одним из важнейших рекламных ходов для развития отрасли цветных драгоценных камней во всем мире является популяризация их коллекционирования, причем преимущественно в природном виде – в виде кристаллов и штуфов. Несмотря на то, что рынки коллекционеров минералов и потребителей ювелирных изделий с цветными драгоценными камнями – это разные рынки со своими целевыми аудиториями, влияние развития рынка коллекционных образцов на рынок ювелирных изделий со вставками из драгоценных камней очень велик и признается во всем мире.

В России не существует никакой правовой возможности для граждан совершать какие-либо сделки с необработанными драгоценными камнями для коллекционирования и даже просто хранить их в личных частных коллекциях – уголовная статья (191 УК РФ). Тем более, для физических лиц-коллекционеров не существует правовой возможности вести какую-либо международную активность (обмениваться, продавать и покупать коллекционные образцы драгоценных камней), абсолютно естественную для граждан всех развитых стран мира.

Более того. Последние годы наблюдается устойчивый тренд на расширение перечня минералов и природных образований, оборот которых подпадает или приравнивается к обороту драгоценных камней с вытекающими отсюда запретами. Так, очень существенно стал ограничен оборот так называемых полудрагоценных камней (термин «полудрагоценный камень» не рекомендован международными геммологическими структурами для любого применения как заведомо вводящий в заблуждение): янтаря, нефрита, жадеита, берилла, включая его разновидности аквамарин и гелиодор.

В этой ситуации важнейшей уже социальной проблемой становится опасность перетекания все большего списка минералов в перечень камней, запрещенных для оборота, и, как следствие – для коллекционирования. Между тем, в России по экспертным оценкам проживает около 1 млн. граждан, в тех или иных масштабах владеющих коллекциями минералов. Причем до 98% таких коллекций составляют минералы, образцы ювелирного качества которых отнесены в ЕАЭС к полудрагоценным камням.

Иными словами, в случае дальнейшего расширения перечня минералов, гражданский оборот которых ограничивается или запрещается, до миллиона законопослушных граждан России непреднамеренно могут оказаться правонарушителями по статьям КоАП и даже уголовными преступниками по УК РФ. Следует также заметить, что в период 1990 – 1998 года, когда вся законодательная база России активно менялась и никто не сомневался в предстоящей либерализации законодательства в сфере оборота драгоценных камней, на многочисленных ярмарках и выставках наши соотечественники без каких-либо ограничений успели приобрести огромное количество коллекционных драгоценных камней (преимущественно изумрудов). Теперь, когда ожидания либерализации рынка не оправдались, эти камни, уже незаконно, находятся в личных коллекциях тысяч наших граждан.

Необходимо отметить, что оборот коллекционных минералов вообще и драгоценных камней в частности имеет и еще одну социальную особенность – их добыча и обработка являются во всем мире уделом малого и микробизнеса. Что особенно важно для формирования занятости в отдаленных регионах России, где зачастую иного занятия, приносящего доход, найти невозможно.

На языке нормативно-правовой базы коллекционные минералы называются «минералогическими коллекционными образцами», и данная сфера в части добычи находится в ведении Минприроды.

В общем случае, минералогический коллекционный образец – это не кусок сырого (необработанного) камня. Минералогический коллекционный образец – это изделие, созданное вручную путем препарирования исходной сырой породы.

Задача препарирования, т.е. очистки проявления минералов от избыточной вмещающей породы, крайне важна, т.к. основная стоимость минералогического коллекционного образца возникает не в силу стоимости сырья как такового, а лишь благодаря эстетике образца, выявлению кристаллографических особенностей основного минерала. Именно благодаря искусству препарирования, минералогический коллекционный образец может стоить в разы, десятки и даже сотни раз дороже того минерального сырья, которое в нем содержится. Можно привести такую аналогию: краски и холст, которые использует художник при написании картины, тоже что-то стоят, но лишь искусство художника может придать полотну огромную ценность. Но бездарная работа может и не увеличить стоимость израсходованного сырья, а напротив – лишь его загубить.

Таким образом, в вопросе оценки минералогических коллекционных образцов нерационально подходить с точки зрения стоимости находящегося в них минерального сырья, но препарированный образец может стоить дороже вмещающего сырья лишь в случае высокопрофессиональной и обязательно ручной обработки исходного материала – его препарирования. А главное – образец должен быть как можно более сохранным. Только неповрежденные (или поврежденные незначительно) кристаллы драгоценных камней стоят на мировом рынке дороже сырья, в них содержащегося.

Из вышеизложенного следует, что и добыча минералогических коллекционных образцов должна радикально отличаться от добычи просто минерального сырья. Это касается любых, в том числе драгоценных и полудрагоценных камней. Предельная сохранность кристаллов минералов в процессе добычи для их последующего использования в качестве минералогических коллекционных образцов – обязательное и важнейшее условие. Очевидно, при промышленной добыче, особенно взрывными методами, выход сырья, пригодного для использования в качестве минералогических коллекционных образцов оказывается минимальным.

Именно этот фактор и является основополагающим для утверждения, что добыча или сбор минералов для их последующего использования в качестве минералогических коллекционных образцов является уделом малого и микробизнеса и требует отсутствия применения промышленных технологий. Тем не менее, получение малым и микробизнесом лицензий на сбор коллекционного материала в России крайне затруднен. А добыча из недр минералогических коллекционных образцов нормативно-правовой базой России и вовсе не предусмотрена.

Еще более удручающе обстоит дело с непромышленной добычей (сбором) минералогических коллекционных образцов драгоценных камней – это просто запрещено российским законодательством.

Согласно нормам Федерального закона ФЗ-41 от 12.03.1998 «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», характеристики драгоценных камней определяются в процессе сортировки драгоценных камней, их первичной классификации и первичной оценки. Субъекты добычи драгоценных камней, не имеющие возможности осуществлять самостоятельно сортировку, первичную классификацию и первичную оценку добытых необработанных драгоценных камней, передают их по договору для сортировки, проведения первичной классификации и первичной оценки в Гохран. При этом совершение сделок с драгоценными камнями, классификационные характеристики которых не определены, не допускается.

Но процесс определения характеристик драгоценных камней требует их предварительной очистки от вмещающей породы, т.е. превращения любого потенциального минералогического коллекционного образца драгоценного камня просто в сырье с вытекающей отсюда потерей потенциальной стоимости добытого. Что, естественно, сказывается и на реализации потенциала экономической эффективности промышленной добычи драгоценных камней. Этот фактор особенно важен, когда речь идет о добыче хрупких минералов – берилла и хризоберилла (их драгоценных разновидностей - изумрудов и александритов).

Без коренного изменения подходов в отраслевом законодательстве в сфере добычи и оборота драгоценных камней внутренний рынок драгоценны камней, в том числе – используемых в составе ювелирных изделий, будет постепенно увядать, а компании, добывающие цветные драгоценные камни, будет недополучать возможные прибыли от реализации добытого.

Ну, и в криминогенном плане ситуация на российском рынке коллекционных камней, также будет оставаться плачевной. Для выправления тяжелейшей правовой ситуации в сфере регулирования коллекционного движения на рынке минералогических образцов, государству необходимо принять экстренные меры по приведению российской нормативно-правовой базы в соответствие с лучшей мировой практикой (разумеется, развитых стран).

В обновленной нормативно-правовой базе для формирования цивилизованного рынка коллекционных минералогических образцов необходимо решить следующие вопросы:

1. Формирование нормативно-правовой базы для создания в Российской Федерации условий для добычи (сбора) минералогических коллекционных образцов, включая коллекционные образцы полудрагоценных и драгоценных камней, их специфической подготовки (препарирования) и оценки.

2. Формирование нормативно-правовой базы для создания в Российской Федерации цивилизованного внутреннего рынка минералогических коллекционных образцов, включая рынок коллекционных образцов полудрагоценных и драгоценных камней.

3. Формирование нормативно-правовой базы для создания в Российской Федерации условий для организации внешней торговли минералогическими коллекционными образцами, включая внешнюю торговлю коллекционными образцами полудрагоценных и драгоценных камней.

Владимир Збойков, исполнительный директор Комитета «Деловой России» по драгоценным металлам, драгоценным камням, ювелирному искусству и народно-художественным промыслам