«Ведите бизнес только с клиентами с безупречной репутацией», - предлагает банкир Дэйви Бломмарт

Дэйви Бломмарт (Davy Blommaert) возглавляет отдел алмазного бизнеса в Национальном банке Фуджейры (National Bank of Fujairah, NBF), который входит в подразделение этого банка, оказывающее корпоративные и институциональные банковские услуги...

18 марта 2019

Российское законодательство, регулирующее экспорт продукции, как бревно, лежит на дороге и мешает проехать

Эдуард Уткин - генеральный директор Ассоциации «Гильдия ювелиров России» - члена ТПП РФ, - отвечает на вопросы R&P о деятельности профессионального сообщества и об изменениях в ювелирной сфере.

11 марта 2019

Ботсвана умалчивает о каких-либо новых требованиях в преддверии переговоров с De Beers

Ботсвана заявила, что она начнет новые переговоры с De Beers по маркетингу и продаже алмазов в июне или июле этого года. Министр природных ресурсов Ботсваны Эрик Молале (Eric Molale) сказал в беседе с корреспондентом Rough&Polished Мэтью Няунгуа...

04 марта 2019

DLX-Jewellery сосредоточится на дизайнерских изделиях с цветными камнями и на наборах украшений с бриллиантами - Джек Чень, генеральный директор DLX-Jewellery

После окончания факультета международного бизнеса в Институте в Сиднее, Австралия, в 2015 году Джек Чень (Jack Chen) вернулся в Китай, чтобы начать управлять своим семейным ювелирным бизнесом. Помимо получения сертификата по практическому курсу...

25 февраля 2019

Али Пасторини: «Мы должны изменить торговую модель, согласно которой ювелирные украшения – только для любителей гламура»

Об основных тенденциях и проблемах ювелирного бизнеса в интервью Rough&Polished рассказала Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewerly, в недавнем прошлом старший вице-президент Всемирного ювелирного центра (World...

18 февраля 2019

Что нужно знать о новой политике Зимбабве в отношении алмазов

17 декабря 2018

Зимбабве недавно объявила о принятии своей давно ожидавшейся новой политики в отношении алмазов, согласно которой геологоразведка и добыча алмазов в стране будет вестись только четырьмя компаниями.

К государственной Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC) и Murowa Diamonds, которые в настоящее время ведут добычу алмазов в стране, присоединятся два новых участника, и всего их будет четыре.

Как пишет местная газета «The Gerald», министр горнодобывающей промышленности Зимбабве Уинстон Читандо (Winston Chitando) заявил, что власти Хараре остановились только на четырех компаниях для того, чтобы облегчить контроль над добычей и продажей алмазов.

Хотя эти две компании не были названы, на прошлой неделе он, по словам Reuters, сказал, что Зимбабве разрешит компаниям De Beers и Vast Resources вести разведку на алмазы в стране.

Vast, работающая совместно с Botswana Diamonds, имеет эксклюзивный доступ к ключевым алмазным концессиям в Маранге (Marange) в рамках соглашения, достигнутого с местной общинной организацией.

Поскольку De Beers не выказывает интереса к Зимбабве, ходят настойчивые слухи о том, что вернется компания Anjin, принимая во внимание распространившиеся в сентябре сообщения, что власти Хараре уступили давлению со стороны Пекина, добивавшегося разрешения для этой компании с китайским участием возобновить добычу алмазов в Маранге.

Компанией Anjin совместно владеют китайская Anhui Foreign Economic Construction Company и Matt Bronze, инвестиционное подразделение вооруженных сил Зимбабве.

Иностранный контроль

Зимбабве внесла поправки в свой закон о предоставлении местному населению преимущественного права участвовать в экономической деятельности, убрав из него положение о соотношении долей участия в компаниях 51 процент для местного населения и 49 процентов для иностранцев в горнодобывающем и других секторах экономики.

Закон об индигенизации экономики остался неизменным для секторов производства платины и алмазов.

Тем не менее новая политика в отношении алмазов принесла облегчение иностранным инвесторам, поскольку она позволяет правительству соглашаться с иностранным контролем над алмазными рудниками.

«Необходимо подать надлежащие документы и пройти комплексную проверку с учетом того, что все алмазы, полученные на всех алмазодобывающих предприятиях, должны предъявляться в Центр управления оценкой алмазов (Diamond Value Management Centre), который будет создан компанией ZCDC для проведения очистки, сортировки и оценки камней, за исключением компании Murowa Diamonds», - заявил некоторое время назад Мангализо Ндлову (Mangaliso Ndlovu), исполнявший в то время обязанности министра информации.

«Правительство через ZCDC будет контролировать 46 процентов, а «Траст местных компаний» (Local Company Trust) – 5 процентов местных партнеров любого иностранного инвестора, который собирается заниматься добычей алмазов в Зимбабве», - сказал он.

По словам Ндлоу, новая политика в области алмазов также предусматривает, что частные игроки будут принимать участие в добавлении стоимости по завершении очистки и сортировки алмазов после получения необходимых разрешений.

Вопросы, требующие ответов

Эта политика также позволяет любому другому предприятию или лицу, имеющему право на добычу алмазов, связаться с любой из четырех утвержденных компаний для создания совместного предприятия.

Поэтому, если кто-то решит создать СП с одной из неназванных компаний, то означает ли это, что на долю ZCDC все равно будет приходиться 46 процентов в этом СП?

Пойдет ли 5-процентная доля также в «Траст местных компаний» и будет ли остальная часть разделена между инвестором и алмазной компанией?

Означает ли это также, что, если кто-то задействует Murowa, которая в настоящее время работает независимо от ZCDC, то государство не будет участвовать в их предприятиях?

Это вопросы, которые данная политика и государственные лица должны прояснить.

Я считаю, что, поскольку геологоразведка является дорогим делом, то Хараре следовало бы разрешить всем заинтересованным сторонам делать это, не обременяя ZCDC.

Если Murowa добывала алмазы без участия правительства, то, конечно, некоторым другим компаниям тоже следовало бы разрешить делать то же самое.

В Ботсване правительство имеет 50-процентную долю в Debswana, а оставшаяся доля принадлежит De Beers.

Debswana производит основную часть алмазов страны, но Ботсвана также разрешает частным участникам, например, Lucara Diamond, добывать алмазы частным образом.

Все, что власти там делают, так это просто собирают налоги и роялти.

Такие компании, как Pangolin Diamonds и Botswana Diamonds, тоже имеют разрешения на геологоразведку алмазов в стране, и правительство не требует своего участия в их проектах.

Зимбабве просто должна скорее рассмотреть возможность таких структур собственности, а не обременять ZCDC высокими расходами на геологоразведку.

Заявления о том, что четыре компании помогут обеспечить прозрачность и проведение мониторинга своей работы, совсем не являются убедительными.

Именно борьба с коррупцией, непрозрачностью и плохим управлением принесет успех, а не попытки ограничить число геологоразведочных и алмазодобывающих компаний в стране. 

Мэтью Няунгуа, шеф редактор Африканского бюро Rough&Polished