Большинству женщин все равно, добыты их бриллианты из земли или выращены в лаборатории - Алекс Попов, генеральный директор Âme

Алекс Попов, президент Московской алмазной биржи и бывший руководитель Фонда Всемирной алмазной марки (World Diamond Mark Foundation, WDMF), запустил новый ювелирный бренд под названием Âme, ориентированный на дизайн и использующий выращенные...

14 января 2019

В IDE мы стимулируем инновации на всей бирже и даже открыли технологический инкубатор для стартапов – Йорам Дваш

Йорам Дваш (Yoram Dvash), диамантер в первом поколении, в 1991 году основал компанию Y Dvash Diamonds Ltd в Израиле. По мере роста и развития компании под его руководством Дваш присоединился к таким отраслевым организациям, как Израильская ассоциация...

09 января 2019

Кооперация и сотрудничество – вот современный тренд развития

Павел Гранкин – руководитель группы компаний «Слава» и собственник одноименной торговой марки. Выпускник Военно-космической Академии им. Можайского. Проходил воинскую службу на космодроме «Плесецк» с 1987 по 1995 год. Майор запаса, автор используемой...

04 января 2019

De Beers о приглашении Зимбабве снова вести разведку на алмазы

Геологоразведочная экспедиция De Beers прибыла в Зимбабве в 1993 году и покинула эту страну в 2006 году. В конце 1990-х компания впервые начала добычу алмазов в Маранге. Власти Хараре под руководством тогдашнего президента Роберта Мугабе в свое время...

24 декабря 2018

Кимберлийский процесс задумался над расширением определения «конфликтных алмазов»

Участники недавнего пленарного заседания Кимберлийского процесса (КП), организованного Европейским союзом в Брюсселе, довели свою работу до завершения 16 ноября 2018 года, но у них на руках осталось домашнее задание, которое нужно выполнить к...

17 декабря 2018

Что нужно знать о новой политике Зимбабве в отношении алмазов

17 декабря 2018

Зимбабве недавно объявила о принятии своей давно ожидавшейся новой политики в отношении алмазов, согласно которой геологоразведка и добыча алмазов в стране будет вестись только четырьмя компаниями.

К государственной Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC) и Murowa Diamonds, которые в настоящее время ведут добычу алмазов в стране, присоединятся два новых участника, и всего их будет четыре.

Как пишет местная газета «The Gerald», министр горнодобывающей промышленности Зимбабве Уинстон Читандо (Winston Chitando) заявил, что власти Хараре остановились только на четырех компаниях для того, чтобы облегчить контроль над добычей и продажей алмазов.

Хотя эти две компании не были названы, на прошлой неделе он, по словам Reuters, сказал, что Зимбабве разрешит компаниям De Beers и Vast Resources вести разведку на алмазы в стране.

Vast, работающая совместно с Botswana Diamonds, имеет эксклюзивный доступ к ключевым алмазным концессиям в Маранге (Marange) в рамках соглашения, достигнутого с местной общинной организацией.

Поскольку De Beers не выказывает интереса к Зимбабве, ходят настойчивые слухи о том, что вернется компания Anjin, принимая во внимание распространившиеся в сентябре сообщения, что власти Хараре уступили давлению со стороны Пекина, добивавшегося разрешения для этой компании с китайским участием возобновить добычу алмазов в Маранге.

Компанией Anjin совместно владеют китайская Anhui Foreign Economic Construction Company и Matt Bronze, инвестиционное подразделение вооруженных сил Зимбабве.

Иностранный контроль

Зимбабве внесла поправки в свой закон о предоставлении местному населению преимущественного права участвовать в экономической деятельности, убрав из него положение о соотношении долей участия в компаниях 51 процент для местного населения и 49 процентов для иностранцев в горнодобывающем и других секторах экономики.

Закон об индигенизации экономики остался неизменным для секторов производства платины и алмазов.

Тем не менее новая политика в отношении алмазов принесла облегчение иностранным инвесторам, поскольку она позволяет правительству соглашаться с иностранным контролем над алмазными рудниками.

«Необходимо подать надлежащие документы и пройти комплексную проверку с учетом того, что все алмазы, полученные на всех алмазодобывающих предприятиях, должны предъявляться в Центр управления оценкой алмазов (Diamond Value Management Centre), который будет создан компанией ZCDC для проведения очистки, сортировки и оценки камней, за исключением компании Murowa Diamonds», - заявил некоторое время назад Мангализо Ндлову (Mangaliso Ndlovu), исполнявший в то время обязанности министра информации.

«Правительство через ZCDC будет контролировать 46 процентов, а «Траст местных компаний» (Local Company Trust) – 5 процентов местных партнеров любого иностранного инвестора, который собирается заниматься добычей алмазов в Зимбабве», - сказал он.

По словам Ндлоу, новая политика в области алмазов также предусматривает, что частные игроки будут принимать участие в добавлении стоимости по завершении очистки и сортировки алмазов после получения необходимых разрешений.

Вопросы, требующие ответов

Эта политика также позволяет любому другому предприятию или лицу, имеющему право на добычу алмазов, связаться с любой из четырех утвержденных компаний для создания совместного предприятия.

Поэтому, если кто-то решит создать СП с одной из неназванных компаний, то означает ли это, что на долю ZCDC все равно будет приходиться 46 процентов в этом СП?

Пойдет ли 5-процентная доля также в «Траст местных компаний» и будет ли остальная часть разделена между инвестором и алмазной компанией?

Означает ли это также, что, если кто-то задействует Murowa, которая в настоящее время работает независимо от ZCDC, то государство не будет участвовать в их предприятиях?

Это вопросы, которые данная политика и государственные лица должны прояснить.

Я считаю, что, поскольку геологоразведка является дорогим делом, то Хараре следовало бы разрешить всем заинтересованным сторонам делать это, не обременяя ZCDC.

Если Murowa добывала алмазы без участия правительства, то, конечно, некоторым другим компаниям тоже следовало бы разрешить делать то же самое.

В Ботсване правительство имеет 50-процентную долю в Debswana, а оставшаяся доля принадлежит De Beers.

Debswana производит основную часть алмазов страны, но Ботсвана также разрешает частным участникам, например, Lucara Diamond, добывать алмазы частным образом.

Все, что власти там делают, так это просто собирают налоги и роялти.

Такие компании, как Pangolin Diamonds и Botswana Diamonds, тоже имеют разрешения на геологоразведку алмазов в стране, и правительство не требует своего участия в их проектах.

Зимбабве просто должна скорее рассмотреть возможность таких структур собственности, а не обременять ZCDC высокими расходами на геологоразведку.

Заявления о том, что четыре компании помогут обеспечить прозрачность и проведение мониторинга своей работы, совсем не являются убедительными.

Именно борьба с коррупцией, непрозрачностью и плохим управлением принесет успех, а не попытки ограничить число геологоразведочных и алмазодобывающих компаний в стране. 

Мэтью Няунгуа, шеф редактор Африканского бюро Rough&Polished