Большинству женщин все равно, добыты их бриллианты из земли или выращены в лаборатории - Алекс Попов, генеральный директор Âme

Алекс Попов, президент Московской алмазной биржи и бывший руководитель Фонда Всемирной алмазной марки (World Diamond Mark Foundation, WDMF), запустил новый ювелирный бренд под названием Âme, ориентированный на дизайн и использующий выращенные...

14 января 2019

В IDE мы стимулируем инновации на всей бирже и даже открыли технологический инкубатор для стартапов – Йорам Дваш

Йорам Дваш (Yoram Dvash), диамантер в первом поколении, в 1991 году основал компанию Y Dvash Diamonds Ltd в Израиле. По мере роста и развития компании под его руководством Дваш присоединился к таким отраслевым организациям, как Израильская ассоциация...

09 января 2019

Кооперация и сотрудничество – вот современный тренд развития

Павел Гранкин – руководитель группы компаний «Слава» и собственник одноименной торговой марки. Выпускник Военно-космической Академии им. Можайского. Проходил воинскую службу на космодроме «Плесецк» с 1987 по 1995 год. Майор запаса, автор используемой...

04 января 2019

De Beers о приглашении Зимбабве снова вести разведку на алмазы

Геологоразведочная экспедиция De Beers прибыла в Зимбабве в 1993 году и покинула эту страну в 2006 году. В конце 1990-х компания впервые начала добычу алмазов в Маранге. Власти Хараре под руководством тогдашнего президента Роберта Мугабе в свое время...

24 декабря 2018

Кимберлийский процесс задумался над расширением определения «конфликтных алмазов»

Участники недавнего пленарного заседания Кимберлийского процесса (КП), организованного Европейским союзом в Брюсселе, довели свою работу до завершения 16 ноября 2018 года, но у них на руках осталось домашнее задание, которое нужно выполнить к...

17 декабря 2018

Как создавалась алмазная легенда

09 января 2019

В 1973 году в Москве были изданы мемуары Арсения Зверева – знаменитого наркома (министра) финансов СССР, который занимал эту должность с 1938 по 1960 годы. По алмазной теме в этой книге есть один любопытный абзац: «Одной из сторон моей деятельности на новом посту, с которой я ранее почти не сталкивался, явилась постоянная необходимость находится в курсе процесса накопления государственных сокровищ. Всем известный ныне Алмазный фонд СССР тогда не был обнародован. Однако он не оставался неизменным, а непрерывно пополнялся. Как раз в 1938 году, когда я вплотную занялся этим вопросом, были найдены некоторые алмазы для фонда, правда, мелкие, уральские. Знаменитых ныне якутских алмазов тогда еще никто не знал»1.

Средний вес добываемых на Урале алмазов в период, когда Зверев был министром финансов, составлял 0,5 – 0,625 карата (100 – 125 мг). Это «мелкие алмазы»? А вот «знаменитые ныне якутские»: «Как и ожидалось, содержание алмазов в вилюйских алмазоносных россыпях оказалось выше, чем в уральских. Правда, местные алмазы уступали уральским по крупности. Средний вес алмазов в россыпях Вилюя составлял от 20 мг на косе «Соколиной» до 8-9 мг на косе «Рыбачьей»2.

Зверев был прекрасно осведомлен о размерности и качестве уральских алмазов, о чем свидетельствует хотя бы его переписка по вопросу формирования коллекции геологического музея имени А.П. Карпинского Академии Наук СССР3. Что заставило его допустить в мемуарах такую странную «ошибку»?

В 1979 году в Москве была издана монография «Алмазный фонд СССР», одним из авторов которой был руководитель Гохрана Николай Баулин, занимавший эту должность с 1949 года. Вот цитата из этого труда: «В годы «холодной войны» империалистические монополии, стремясь задержать послевоенное восстановление и развитие Советского Союза, запретили продажу алмазов в СССР. Небогатые уральские россыпи оставались в то время единственным источником этого важнейшего для народного хозяйства и обороны страны минерального сырья»4.

О том, как империалисты «запрещали» поставки алмазов в СССР в годы «холодной войны», мы уже писали неоднократно. Напомним только, что пик этих поставок пришелся на 1951 – 1953 годы, когда импорт алмазов Советским Союзом на порядок превысил довоенный5. Сегодня также можно документально подтвердить, что в промышленность, включая оборонную, «Уралалмаз» не поставлял ни единого карата. Баулин не мог не знать эти факты, потому что Гохран под его руководством участвовал в экспортно-импортных операциях с алмазами и был получателем уральского алмазного сырья. Что заставило Баулина и его соавторов писать откровенную ложь?

В 2014 году в составе сборника «Алмазная книга России. Том I» были опубликованы мемуары Владимира Лешкова, занимавшего в 1974 – 1988 годах должность референта председателя Совета министров СССР по алмазно-бриллиантовому комплексу. Касаясь темы добычи алмазов на Урале, Лешков утверждал: «В Госфонд страны стали стабильно поступать первые десятки, а затем сотни тысяч каратов уральских алмазов прекрасного качества, часть из которых стали украшать знаки различия маршалов Советского Союза и главный орден великой державы – орден Победы»6.

В ГАРФ находятся около двух десятков документов, по которым можно достоверно определить – какие бриллианты использовались в маршальских звездах и орденах «Победа». Ни малейших следов уральских кристаллов там нет. Все бриллианты для этих целей взяты из запасов Гохрана, сформированных за счет конфискаций у «нетрудовых элементов» и скупки у населения «Торгсином». Лешков был одним из самых компетентных советских чиновников в алмазной сфере, для него здесь не было никаких секретов. Зачем он стал в мемуарах предаваться откровенным фантазиям7?

Открытые источники по алмазной теме времен СССР, а часто и современные российские, содержат огромное количество информационного «шума»: ложных, искаженных, откровенно выдуманных данных. Причем нередко вложен этот «шум» в уста людей, чьи досье не позволяют усомниться в их безусловной компетентности. В чем же дело?

Здесь мы вынуждены коснуться понятий «отраслевое легендирование» и ПД ИТР (противодействие иностранным техническим разведкам). Тема эта чрезвычайно «скользкая», никаких исторических исследований в РФ (не говоря уже об СССР) в этом направлении никогда не проводилось. В последние годы сложилась весьма парадоксальная ситуация: в бывших союзных республиках, особенно в странах Балтии, частично рассекречены архивы КГБ и в свободном доступе находятся, например, такие документы, как приказ № 00136 председателя КГБ СССР «Об участии органов КГБ на местах и подразделений центрального аппарата КГБ СССР в легендировании предприятий и работ оборонного значения», но в России подобные документы по-прежнему имеют гриф «совершенно секретно», что делает их анализ в открытой печати невозможным.

Поэтому, не вдаваясь подробно в технологию отраслевого легендирования, заметим только, что она автоматически применялась в СССР к предприятиям и работам, которым присваивался гриф секретности. Одновременно во всей производственной иерархии: министерство – объединение – предприятие создавались в том или ином виде службы ПД ИТР (название могло отличаться, мы здесь используем самую распространенную аббревиатуру), решающие задачи легендирования. Гриф секретности работам по алмазам был присвоен после открытия первых россыпных уральских месторождений. Как только такое решение было принято, в головном министерстве (тогда Комитете по делам геологии при СНК СССР) вместе с Алмазным бюро должны были создать соответствующую службу ПД ИТР и организовать представительства этой службы по всей иерархии подчиненных предприятий. Начиная с этого момента, вся информация по алмазной теме, поступавшая в советские открытые источники – суть отраслевая легенда, профессионально искаженная версия реальных мотивов, событий, связей, ничего более.

Какая же информация защищалась этой легендой? Если суммировать цитированные выше мемуары крупнейших представителей советской алмазной отрасли, мы получим следующую картину: жестокие империалисты, стремясь поставить на колени СССР, перекрыли алмазный «кран», а жалкая алмазная мелочь, добываемая на Урале, совершенно не могла утолить голод «народного хозяйства» и годилась разве что на украшение государственных регалий. И подобная, мягко говоря, не соответствующая истине картина, повторяется во всех (подчеркнем – во всех без исключения) советских открытых источниках: мемуарах функционеров различного калибра, исторических исследованиях, публицистике. Что же отсутствует в открытых источниках, о чем не упоминает ни одна советская публикация? Экспортно-импортные алмазные операции.

Действительно, ни в одном открытом статистическом справочнике (не говоря уже о других публикациях), изданном в СССР в 1922 – 1991 годах нет ни малейших следов экспорта и импорта алмазов и бриллиантов. Но почему об этом следовало молчать, почему эти операции были охраняемой государственной тайной, и их следовало защищать легендой? Да, алмазы были стратегическим сырьем, но СССР экспортировал много видов не менее важного стратегического сырья, например, хромовые и марганцевые руды, и информация по таким поставкам публиковалась открыто и постоянно. А вот уральские алмазы «направлялись в оборонную промышленность», «вставлялись в ордена», куда угодно – только не за пределы Страны Советов. И даже после открытия гигантских якутских месторождений, когда любому школьнику уже было ясно, что объем добычи превышает внутренние потребности СССР на чудовищную величину, вся информация по алмазному экспорту продолжала оставаться секретной. В чем было дело? В основном партнере по алмазным внешнеторговым операциям.

Отраслевая алмазная легенда имеет уникальную особенность – у нее два автора. С советской стороны «железного занавеса» это специалисты соответствующей службы ПД ИТР, а с внешней – специалисты конъюнктурной разведки «Де Бирс».

В начале 1952 года в англоязычной прессе – в Южной Африке и Британии появилось несколько сообщений о том, что СССР создал контрабандный канал, по которому технические алмазы африканского происхождения доставляются в Союз дипломатической почтой через сотрудников советского посольства в Ливане. Несмотря на то, что никаких конкретных доказательств предъявлено не было, эти сообщения прессы привлекли внимание ЦРУ и послужили основой для ряда агентурных сообщений, в которых цитировались южноафриканские и британские источники, а также стали неотъемлемым атрибутом всех англоязычных исторических публикаций, в которых затрагивается создание советской алмазной отрасли, например: «Старые торговцы в Бейруте, куда многие действующие в Африке спекулянты переправляют алмазы, вспоминают, что чемоданы дипломатической почты, посылаемой в Москву советским посольством в Бейруте, часто заполнялись техническими алмазами»8.

Перекрестное цитирование этих публикаций на протяжении многих лет привело к тому, что «факты» советской алмазной контрабанды не то что не подвергаются сомнению, но напротив, являются «железным доказательством» введения алмазного эмбарго странами Запада в отношении СССР. Действительно, зачем потребовалась масштабная контрабанда, если не для преодоления эмбарго?

Не будем отвлекаться на пикантные детали, например, каким это образом «старые ливанские торговцы» могли засовывать свои крючковатые носы в «чемоданы» с советской дипломатической почтой, а сосредоточимся на главном событии на алмазном рынке в этот период. Летом и осенью 1952 года в Лондоне СССР закупил гигантскую партию технических алмазов. Масштаб закупок был такой, что Министерство внешней торговли было вынуждено обратиться к А. Микояну (тогда – заместителю Сталина по внешнеэкономическим связям, курировавшим всю алмазную сферу) с просьбой для немедленной поставки дополнительного оборудования для Торгпредства в Лондоне для сортировки и взвешивания алмазов9. Весов аналитических не хватало, чтобы огромные партии алмазов обрабатывать, вот такое славное случилось «эмбарго»! Эту рекордную закупку и прикрывал вброс о советской контрабанде в англоязычной прессе, ставший на долгие годы существенным элементом алмазной легенды. И кто бы его мог организовать?

В данном эпизоде СССР и «Де Бирс» совместно играли против США. ЦРУ «купилось» на «утку» о советской контрабанде и сосредоточило усилия на вскрытие несуществующего на самом деле канала. Тем временем, алмазная «сделка века» в Лондоне прошла для американцев не замеченной. Более того, в разведывательном меморандуме «Мировое производство и торговля техническими алмазами», подготовленном ЦРУ для руководства страны, утверждалось, что запасов технических алмазов, сделанных СССР к 1952 году, хватит на срок от шести месяцев до года. То есть была допущена ошибка в 10 – 15 раз по разным категориям алмазов. Этот прокол стал одной из причин отставки директора ЦРУ Уолтера Смита в 1953 году.

Современных историков и публицистов трудно винить за то, что они стали жертвой ловушки отраслевого легендирования. Алмазная легенда – это продукт выдающегося качества. Как можно усомниться в мемуарах советских министров и высших чиновников? Вот же черным по белому, огромными тиражами: вот эмбарго, вот дефицит технических алмазов, оборонная промышленность просто задыхалась, по нужде из драгоценностей кристаллы выковыривали, чтобы резцы изготовить… И с другой стороны «железного занавеса» все подтверждается: вот оно, эмбарго, а вот – контрабанда, а с «Де Бирс» вообще только с 1959 года контакты, а до этого – ни ни… Какие могут быть сомнения?

В отличие от остальных отраслевых легенд, разработанных в СССР, и давно уже прекративших существование, алмазная легенда оказалась удивительно живучей и продолжает в явной и неявной форме оказывать серьезное влияние на качество исторических исследований и публицистических работ. Не будет большой натяжкой утверждать, что отраслевая легенда задала каноническую парадигму истории отечественной алмазной отрасли и профессиональные историки вольно или невольно пытаются уложить в это прокрустово ложе все вновь появляющиеся данные. Хорошей иллюстрацией этого досадного явления служит известный эпизод с письмом М. Шестопалова Сталину. Действительно, Шестопалов писал вождю: «СССР, не теряя времени, должен в самые сжатые сроки освобождаться от зависимости по алмазам как стратегическому сырью…». Вновь открытый интереснейший документ на первый взгляд прекрасно соответствовал легенде! А потому был абсолютно некритично воспринят, не подвергнут сколь-нибудь вменяемому анализу, но растиражирован в десятках восторженных публикаций. Еще бы, удалой молодец снизу проявил инициативу, вождь ее одобрил, рявкнул на нерадивых министров, министры вмиг прозрели, алмазная отрасль рванулась вперед! И мотив такой замечательный – освободиться от проклятой зависимости, всех, от простого геолога до вождя объединил в едином порыве! Увы, как выяснилось, подлинный мотив Шестопалова был иной (он жизнь свою спасал), никакого «доклада Шестопалова» в Кремле не было, вождь внушений министрам не делал, а министры лишь спорили между собой – расстрелять удальца за кражи и саботаж или все же не стоит. Истина оказалась от канонической версии весьма далека.

Понимание того факта, что информация об алмазной отрасли не просто закрывалась, но легендировалась, причем совместными усилиями СССР и «Де Бирс» - это единственный путь к объяснению многих более чем странных обстоятельств, сопровождающих становление советской, а в известной степени и российской алмазной индустрии. Так, ответы на вопросы: почему добыча алмазов в Якутии задержалась на семь лет, и кто навязал А.Н. Косыгину создание гранильной промышленности СССР, убыточной с момента рождения и до самого конца – лежат именно в этой области.

Сергей Горяинов, Rough&Polished

 

1Зверев А.Г. Записки министра. М.: Политиздат, 1973. С. 150.

2Алмазы России-Саха. М.: РОССПЭН, 2005. С. 67.

3ГАРФ. Ф. 5446. О. 50а. Д. 5241. Л. 3.

4Баулин Н.Я. и др. Алмазный фонд СССР. М.: Московский рабочий. 1979. С. 15.

5ГАРФ. Ф. 5446. О. 86а. Д. 1113. Л. 2-3.

6Алмазная книга России. Том I. М.: «Горная книга», 2014. С. 69.

7Работы Зверева и Баулина издавались во времена СССР, следовательно, подвергались цензуре. Мемуары полковника Лешкова не подвергались цензурной обработке, но внутренняя цензура у людей этого поколения, как правило, находится на высоком уровне.

8Грин Т. Современный мир алмазов. М.: Прогресс, 1993. С. 125.

9ГАРФ. Ф. 5446. О. 86. Д. 1244. Л. 2. 


Продолжаем публикацию коллекции архивных документов по алмазной тематике:


1. ГАРФ. Ф. 5446. О. 50а Д. 5241. Л. 3. Письмо А. Зверева об уральских алмазах для коллекции Геологического музея.

analyt_24122018_1.png 

2. ГАРФ. Ф. 5446. О. 50а. Д. 5241. Л. 1. Письмо С. Круглова об алмазах для коллекции Геологического музея АН СССР. 

analyt_24122018_2.png

3. ГАРФ. Ф. 5446. О. 44а. Д. 4608. Л. 5. Письмо о выделении бриллиантов и драгоценных металлов для изготовления ордена «Победа». 

analyt_24122018_3.png

4. ГАРФ. Ф.5446. О. 44а. Д. 4608. Л. 7. Распоряжение СНК СССР о бриллиантах для ордена «Победа».

analyt_24122018_4.jpg 

5. ГАРФ. Ф. 5446. О. 44а. Д. 4516. Л. 11. Распоряжение СНК СССР о бриллиантах для маршальских звезд. 

analyt_24122018_5.png

6. ГАРФ. Ф. 5446. О. 48а. Д. 825. Л. 74. Письмо Л. Мехлиса по делу М. Шестопалова. 

analyt_24122018_6.jpg

7. РГАЭ. Ф. 8153. О. 5. Д. 639. Л. 61. Справка о потребности в отечественных алмазах в 1949 году. 30 карат в год – это все, что «Уралалмаз» отгружал на нужды «народного хозяйства». Вся остальная добыча поступала в Спецотдел МГБ СССР (руководитель Баулин Н. Я.) и в дальнейшем экспортировалась. 

analyt_24122018_7.png