Алмазный рудник им. Гриба: геология, экология и промышленная безопасность

Геннадий Пивень, первый заместитель генерального директора АО «АГД Даймондс», рассказывает о своей работе на алмазных месторождениях Якутии и Архангельской области.

10 декабря 2018

Я мечтаю увидеть Индию в роли мирового лидера в производстве элитных ювелирных изделий - Санджай Котхари

Санджай Котхари (Sanjay Kothari) является руководителем отраслевого уровня, который не нуждается в представлении в отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий … Бывший председатель Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных...

03 декабря 2018

Стиль всегда отражает культуру

Рина (Reena) - многосторонняя творческая натура, получившая награду ювелирный дизайнер, художник, изображающий бриллианты, профессор, лектор, а также организатор работы с сообществом и многое другое. Признанная в качестве одного из ведущих мастеров...

26 ноября 2018

Кэмпбелл из Botswana Diamonds о выходе АЛРОСА: вечных совместных предприятий в геологоразведке не бывает

Botswana Diamonds в настоящее время ведет переговоры с крупной алмазодобывающей компанией по приобретению доли в компании Sunland Minerals, ранее принадлежавшей компании АЛРОСА. Совместное предприятие Sunland было создано в 2014 году для тестирования...

19 ноября 2018

Если настоящие камни подменяются искусственными, изымается идея, которую ты берешь вместе с украшением, сделанным из подлинного камня

Елена Титова – директор Всероссийского музея декоративного искусства. Возглавляемый ею музей, не столь давно основанный (менее 40 лет назад), но один из самых популярных и стильных музеев столицы, который славится, в том числе, и своей коллекцией...

12 ноября 2018

Использование в промышленности бриллиантов Гохрана: миф или правда?

26 ноября 2018

Утверждение о том, что бриллианты Гохрана использовались в промышленности СССР в качестве технических алмазов, достаточно широко распространено в специальной литературе. Например: «Попытки наладить регулярный легальный импорт алмазов были неудачными: в условиях военно-политического противостояния СССР и стран Запада, а затем «холодной войны» зарубежные поставщики алмазов, и в первую очередь «Де Бирс», отказывались торговать с СССР. Другим источником алмазного инструмента были бриллианты Гохрана: их выковыривали из конфискованных ювелирных украшений и пускали на переогранку»1.

«Неудачные попытки» легального импорта – это всего лишь дань отраслевой легенде, архивные документы подтверждают, что на самом деле с импортом технических алмазов СССР никогда ни малейших проблем не испытывал. А вот вопрос с бриллиантами Гохрана требует дополнительного анализа, поскольку случаи их использования в промышленности действительно имели место.

Гохран был создан в 1920 году и первоначально его Алмазный фонд формировался в основном за счет прямых конфискаций бриллиантов у представителей аристократии, состоятельных слоев населения и церкви. А позже в дело вступил несколько более гуманный «Торгсин», созданный для скупки у населения (с возможно меньшими издержками), драгоценных металлов и камней для последующего экспорта за конвертируемую валюту. В 1933 году в «Торгсине» была создана Центральная бриллиантовая база, по всей стране работало около 300 пунктов, скупавших бриллианты у населения. Со скупочных пунктов бриллианты направлялись фельдпочтой (по договору между «Торгсином» и НКВД) в Москву. Аккумуляторами этих бриллиантов служили Гохран, Комитет резервов при Совете труда и обороны и несколько контор, работавших под эгидой Наркомата внешней торговли.

Представляют интерес данные о закупке «Торгсином» у населения технических алмазов. Так, секретное постановление № 32 Валютной комиссии при СНК СССР от 21.02.1935 г. предписывало: «Торгсину сдать в 1-м и 2-м кварталах 35 г. Наркомтяжпрому скупаемые в СССР технические алмазы на сумму 40 000 зол. рублей по импортным ценам»2. Возникает закономерный вопрос: откуда у советского населения взялось технических алмазов на столь значительную сумму? В то время это был исключительно импортный товар, который в розничные торговые сети никогда не поставлялся и населению не продавался. Ответ кроется в несовершенстве закупочных прейскурантов «Торгсина» и в низкой квалификации его оценщиков. Прейскуранты были крайне примитивными, практически бриллианты оценивались только по весу. В результате была скуплена масса мелких дефектных бриллиантов, которые на уровне Центральной бриллиантовой базы были сочтены нерентабельными для экспорта, переведены в категорию «технические алмазы» и переданы в промышленность.

Эта неудача не повлияла на рентабельность бриллиантовых операций «Торгсина» в целом, поскольку бриллианты у населения скупались по ценам ниже мировых в 2-5 раз3. К 1936 году «Торгсин» выжал из населения СССР почти весь бриллиантовый и золотой потенциал и прекратил свое существование. Скупку бриллиантов продолжал «Ювелирторг», но дела шли крайне вяло – план хронически не выполнялся.

В 1938 году один из руководителей «Ювелирторга» А. Брук (в «Торгсине» он был специалистом Центральной бриллиантовой базы) вышел в правительство с предложением снять бриллианты с экспорта и создать из закупаемых у населения камней запас для оборонной промышленности. Однако эта инициатива получила резко отрицательную оценку Наркома внешней торговли СССР Е. Чвялева. В письме А. Микояну Чвялев сообщал: «Цена, вырученная за 1 карат экспортных бриллиантов, значительно превышает импортную стоимость одного карата алмаза для технических целей. В связи с этим является нецелесообразным использовать экспортные бриллианты для создания из них запасов технических камней. Если необходимо создать «запасы для нашей оборонной промышленности», как указанно в письме А. Брука, то этот запас, безусловно, следует создать не за счет снятия камней с экспорта, а за счет закупки соответствующего количества камней технического качества»4.

Чвялев прямо обвинил Брука в неспособности обеспечить выполнение плана скупки бриллиантов у населения. Именно это обстоятельство и послужило, по мнению Наркома внешней торговли, причиной трогательной заботы чиновника «Ювелирторга» о нуждах оборонной промышленности в технических алмазах. Микоян разделял позицию Чвялева – инициатива Брука была отклонена, бриллианты по-прежнему рассматривались исключительно как экспортный актив.

И все же случаи использования бриллиантов Гохрана в технических целях были. В 1947 году Министр машиностроения и приборостроения СССР П. Паршин обратился в Совет министров с просьбой выдать из Гохрана бриллианты с типом огранки «Роза», необходимые для выпуска морских хронометров по заказу Министерства обороны5. 12 ноября 1947 года В. Молотов подписал соответствующее распоряжение Совета министров СССР № 16805рс, которое адресовалось Министерству финансов СССР и Министерству внутренних дел СССР, в состав которого входил в то время Гохран.

Но просьба Паршина была продиктована вовсе не тем, что предприятия его министерства испытывали дефицит технических алмазов. Алмазов он получал столько, сколько запрашивал, проблема была в том, что не было огранщиков, способных превратить сырой алмаз в нужную деталь хронометра.

«Роза» (или «антверпенская роза») это старая форма огранки бриллианта, при котором нижняя часть камня выполняется абсолютно плоской. По сути, такой бриллиант – готовый упорный подшипник, предназначенный для восприятия осевых нагрузок. Именно такие подшипники и были нужны Паршину. Изготовить же их было некому, в то время в СССР специальности «огранщик алмазов в бриллианты» вообще не существовало. Поэтому пришлось воспользоваться продукцией мастеров XIX века. А сырые алмазы, полученные для этого заказа, Паршин сдал в Гохран.

Так что эпизоды с использованием бриллиантов Гохрана в технических целях случались, но погоды они не делали. Это было исключение, подтверждающее правило: в алмазах для промышленности СССР никакого дефицита никогда не испытывал.

Сергей Горяинов, Rough&Polished

1Тесленко В. Организация торговли драгоценными камнями. М.: Инфра-М, 1997. С. 133.
2ГАРФ. Ф. Р5446. О. 16а. Д. 1143. Л. 3.
3РГАЭ. Ф. 4433. О.1. Д. 127. Л. 8.
4ГАРФ. Ф. Р5446. О. 22а. Д. 685. Л. 3.
5ГАРФ. Ф. 5446. О. 49а. Д. 1744. Л. 3.



Продолжаем публикацию коллекции архивных документов по алмазной тематике:


1. ГАРФ. Ф. 5446. О. 49а. Д. 1744. Л. 3. Заявка министра машиностроения и приборостроения СССР П. Паршина на бриллианты «Роза».

analyt_26112018_1.png


2. ГАРФ. Ф. 5446. О. 49а. Д. 1744. Л. 2. Письмо Минфина СССР о бриллиантах «Роза» для Министерства машиностроения и приборостроения СССР.


analyt_26112018_2.png


3. ГАРФ. Ф. 5446 О. 49а. Д. 1744. Л. 7. Распоряжение Совета министров СССР о бриллиантах «Роза».

analyt_26112018_3.png


4. ГАРФ. Ф. 5446. О. 12а. Д. 351. Л. 2. Письмо Наркома Внешторга СССР о переоценке Алмазного фонда. Из контекста документа видно, что Алмазный фонд рассматривается исключительно как экспортный актив.

analyt_26112018_4.png