Цветные бриллианты более ценны, желанны и лучше подходят для инвестирования

В 1993 году Эйал Коэн (Eyal Cohen) начал свою карьеру в роли огранщика, сидя рядом с отцом в качестве ученика. Четыре года спустя он был нанят на работу ювелирной фирмой, где научился оценивать природные цветные бриллианты. В 2003 году Эйал открыл...

17 сентября 2018

Дебаты по основным вопросам, затрагивающим алмазный бизнес, абсолютно важны - Эрни Блом

Приняв участие в плодотворных дискуссиях с мировыми лидерами на Азиатском саммите, который состоялся недавно во Владивостоке, президент Всемирной федерации алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB) Эрни Блом (Ernie Blom)...

10 сентября 2018

Ювелирный рынок США в значительной степени сезонный, с большими «отливами и приливами» спроса, считает Вин Ли

Вин Ли (Vin Lee), генеральный директор Grand Metropolitan из Беверли-Хиллз, частной компании по продаже предметов роскоши, переехал в США из Канады в детстве. Ему не потребовалось много времени, чтобы войти в американский мир роскоши и стать...

27 августа 2018

Владимир Збойков: для ювелиров настали новые времена

О том, как личная коллекция минералов оказалась на помойке, кто стоит за уничтожением в России культуры потребления драгоценных камней и почему ювелирам скоро придется выбирать между бизнесом и тюрьмой, рассказал в интервью агентству Rough & Polished...

20 августа 2018

В борьбе с предвзятостью на алмазном и финансовом рынках

Эли Авидар (Eli Avidar) - человек в движении, причем буквально. В апреле бывший израильский дипломат покинул пост генерального директора Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange), который он занимал более двух лет, а также...

13 августа 2018

Всем выйти из тени: как изменить российское законодательство в сфере оборота драгоценных камней и металлов

09 июля 2018

Автор: Роман Бизюков

(«Деловой Петербург») - Зарегулированность в сфере оборота драгоценных камней и металлов привела к тому, что часть ювелирного рынка находится «в тени», а небольшие мастерские балансируют на грани разорения. При этом добывающая промышленность продолжает бороться с «черными копателями» - конкурентами и требует еще большего ужесточения законодательства. Помимо бизнеса, в проигрыше и государство, недополучающее налогов, и простые потребители. Необходимость перемен назрела давно, но как соблюсти интересы всех сторон?

Конфликт интересов: ювелиры VS промышленники

Российское законодательство в части оборота драгоценных и полудрагоценных металлов и камней – одна из сфер, требующая последовательного и вдумчивого изменения. При существующем положении вещей страдают все – и зарегулированные от макушки до пяток «белые» ювелиры, и бизнес, занимающийся добычей и обработкой драгоценных и полудрагоценных камней, и государство, недополучающее налогов, т.к. многочисленные и бессмысленные запреты всегда приводят к уходу в «тень». Не говоря уже о потребителях, которые из-за вероятности приобретения поддельных украшений все чаще предпочитают изделиям из настоящих камней и металлов красивую, но безопасную бижутерию.

Необходимость законодательных изменений в теме оборота драгоценных и полудрагоценных камней назрела давно, однако «продвинуть» внесение нужных поправок к существующим законам и подзаконным актам – задача сложная, слишком много интересов, зачастую взаимоисключающих, тут переплелись. Ситуацию усугубляет позиция исполнительных властей, которые привыкли «стричь» отрасль тем или иным способом, и не хотят ничего менять, опасаясь снижения бюджетных – а в некоторых случаях и личных – доходов. И, к сожалению, государство в большинстве случаев предпочитает не либерализацию процесса, что приведет к расцвету ювелирной отрасли, и, соответственно, росту доходов в бюджет, а запретительные меры, увеличение контроля и штрафов.

Позицию властей в сфере оборота драгоценных камней и металлов наглядно демонстрирует скандал, случившийся в Костромской области. На фоне кризиса, а по оценкам Гильдии ювелиров России, с 2014 по 2016 продажи по стране упали на 16%, с 245,4 до 205,5 млрд руб., развитие регионального бренда «Кострома – ювелирная столица России» затормозилось. И действительно, сложно ожидать, что при общем снижении доходов населения Кострома останется в стороне. Когда небольшие ювелирные мастерские начали массово закрываться или диверсифицировать бизнес, а налоговые поступления уменьшились, местные власти решили действовать силовыми методами и инициировали проверки на местах. Ювелирам, показавшим в отчетах снижение доходов, устроили веселую жизнь: «маски-шоу» в офисах, обыски на предприятиях и массовые уголовные дела по факту уклонения от налогов. Несколько отбившихся от рук «черных» ювелиров обезвредили. Принесли 27 млн руб. недоплаченных налогов. Но никто так и не посчитал, какое количество ювелиров после этих мероприятий окончательно решили отказаться от ведения бизнеса.

В то время как российское ювелирное сообщество последние полтора десятка лет бьется за либерализацию 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», а в глубине души каждый ювелир и дизайнер мечтает о его отмене и приведению классификации минералов к общемировым стандартам, промышленники, разрабатывающие месторождения полудрагоценных камней, настаивают на принятии совершенно других законов. В частности, в кулуарах обсуждается расширение перечня драгоценных минералов. Речь идет о том же нефрите, который сейчас к драгкамням не относится. Спрос на него огромен, особенно в Китае, у нас его воруют с месторождений, перепродают, даже термин такой появился: нефритовые войны.

ИА Rough&Polished часто общается на эту тему с экспертами, и можно заметить: несмотря на актуальность, многие предпочитают говорить анонимно. Вот, к примеру, высказывание источника, близкого к администрации Иркутской области: «Владельцы месторождений активно лоббируют включение нефрита в перечень минералов, подлежащих госконтролю, что позволит им стать монополистами. А это прецедент, и следом туда же могут попасть и другие полудрагоценные камни. При самом плохом раскладе «закрутят» все минералы в этот закон». А это, по мнению экспертов, «отбросит отечественную ювелирную отрасль в средневековье». «Ошибочно полагать, что либерализация законодательства приведет к снижению объемов продаж: чем прозрачнее рынок – тем выше доходы. Они просто рубят сук, на котором сидят!», - удивлялся в беседе с Rough&Polished Эдуард Уткин, генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России».

Кстати, попытки признать нефрит драгоценным камнем, добыча которого подлежит строгому контролю со стороны государства, предпринимались не единожды. В апреле 2014 года Минприроды даже разработало соответствующий законопроект, ход которому так и не был дан, что наводит на размышления о конфликте интересов и среди самих лоббистов, часть которых явно заинтересована в том, чтобы нефрит и дальше оставался «в тени». А пока стороны пытаются прийти к компромиссу, государство продолжает закручивать гайки. В частности, в начале этого года Минфин подготовил поправки в КоАП, по которым штрафы за нарушение правил добычи, использования и хранения драгоценных металлов и камней могут вырасти в пять раз — до 250 тыс. рублей.

Что делать?

Итак, суть проблемы понятна: законодательство все же необходимо менять, ибо в противном случае победят сторонники силовых методов. У ювелирного сообщества есть четкий план действий, в апреле ассоциация «Гильдия ювелиров России» приняла два принципиально важных документа: «Стратегию регулирования ювелирной отрасли России» и «Хартию добросовестного налогоплательщика». Главное предложение ювелиров в том, чтобы принять меры по совершенствованию законодательных и нормативных правовых актов, регулирующих оборот драгоценных металлов, драгоценных камней и ювелирных изделий. «Чтобы наше обращение не осталось набором очевидных и никому не нужных лозунгов, мы подготовили проект плана мероприятий по совершенствованию нормативно-правового регулирования отрасли», - отмечал председатель совета ассоциации Гагик Геворкян.

Большинство вопросов у специалистов вызывает вышеупомянутый ФЗ-41. Первое, за что бьются ювелиры, – это изменение классификации. Как ранее рассказывал Rough&Polished директор отраслевого отделения по драгоценным металлам, драгоценным камням, ювелирному искусству и народно-художественным промыслам «Деловой России» Владимир Збойков, в России практически запрещен гражданский оборот драгоценных камней, т.к. ограненные драгоценные камни имеют гражданский оборот лишь в сертифицированном виде, а оборот необработанных драгоценных камней в виде коллекционных образцов в России и вовсе не предусмотрен.

Ювелиры предлагают сделать классификацию аналогичной международной, приближенной к номенклатуре CIBJO («Синих книгах»/Blue Books). Там описаны камни более 120 наименований природных образований, включая наименования минералов и их разновидностей, а также органические вещества, используемые в ювелирном деле. «В этом отношении, мы, как и во многом другом, отличаемся от мирового ювелирного сообщества. Из всего списка в России действительно добываются только алмазы, и в интересах государства было бы логично именно за ними и оставить контроль. А в остальном необходимо приблизить нашу классификацию к общемировой, что будет способствовать развитию отечественной ювелирной отрасли и либерализации оборота камней», - объяснял Эдуард Уткин.

И логика в этом предложении, безусловно, есть. Как отметил в разговоре с Rough&Polished один из членов Союза дизайнеров России, пожелавший остаться неназванным, ювелирную отрасль все же двигают художники, которые придумывают украшения, и дизайнеры, которые знают технологические процессы. «Это локомотив «ювелирки» любой страны. Но так как у нас запрещено свободное обращение драгкамней, то художники должны получить разрешения, потратить массу сил, чем они зачастую пренебрегают. Отсюда вывод: рынок либо уходит «в тень», либо художники переключаются бижутерию из других материалов, что плохо сказывается на отрасли в целом и тормозит ее развитие», - считает он.

По словам Анастасии Прибельской, художника-ювелира, создательницы «Академии Стекла», действительно, у многих частных ювелиров стоит выбор между временем на творчество и оформлением бумаг, и, конечно, многие выбирают творчество и работу с недрагоценными камнями. «В этом, как ни странно, есть смысл, ведь до финиша, то есть работы с драгоценными камнями и металлами, доходят самые стойкие и упорные. Но, опять же, наши небольшие ювелирные мастерские делают действительно уникальные вещи, в России много талантливых мастеров. Когда изделие гениально – неважно, какие в нем материалы. Впрочем, если законодательные препятствия будут смягчены, то вероятно на международный рынок «драгоценных» украшений выйдет еще больше российских звёзд», - уверенна Анастасия Прибельская.

По словам Эдуарда Уткина, по 41-ФЗ у ювелиров много предложений. В частности, сейчас существует льгота для производителей, по которой изделия из серебра весом до 3 грамм клеймятся в добровольном порядке. «Мы предлагаем увеличить вес до 100 грамм, так как никакого смысла в столь строгом контроле нет. Это довольно дешевый, по современным меркам, материал, а отмена обязательного клеймения позволит увеличить долю серебряных изделий на рынке, в том числе и поставляемых на экспорт, и серьезно подвинуть бижутерию», - рассказывает он.

Еще один важный момент – система маркировки. По мере внедрения инновационных технологий, в частности нанесения на изделия специальных бирок с QR-кодом, ювелиры надеются поставить вопрос об отмене обязательного клеймения, клеймо на изделие будет ставиться производителем в добровольном порядке. С 1 июня в стране стартовал эксперимент по маркировке драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них QR-кодами, а уже с 1 января следующего года планируется сделать маркировку ювелирных изделий обязательной. «Это современные технологии, за ними будущее», - уверен Эдуард Уткин.

Особенно важна, по его мнению, отмена клеймения ювелирных изделий, идущих на экспорт: «В некоторых странах наше клеймо, наоборот, считается недостатком, что отрицательно сказывается на спросе и, соответственно, цене ювелирных украшений. И, опять же, это обесценивает саму систему клеймения, которая была внедрена государством, чтобы обезопасить от подделок отечественного потребителя. Так зачем нам защищать иностранного покупателя, которому это абсолютно не нужно, да еще и за собственный счет?»

Любое излишнее регулирование снижает продажи, инвестиционную привлекательность, уменьшает количество игроков на рынке. Если государство начнет контролировать и оборот полудрагоценных камней, то последствия для отрасли будут катастрофичны. «Принятие поправок к 41-ФЗ, которые сейчас находятся в процессе обсуждения, приведут к тому, что под контроль будут поставлены, например, фианиты. Такого еще в мире не было никогда! Более того, у существующих сегодня госструктур для организации контроля и учета и полудрагоценных камней не хватит ни сил, ни ресурсов», - предостерегает законодателей от поспешных шагов Эдуард Уткин.

Но все же, основная законодательная проблема, тормозящая ювелирную отрасль, – это ФЗ-115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма». Почему власти решили, что ювелирные изделия могут быть использованы для этих целей – непонятно, но вот то, что этот закон серьезно увеличивает издержки ювелиров, и в итоге закладывается в конечную цену продукта – абсолютно точно. «Необходимость предоставлять строгий отчет в Росфинмониторинг по каждой операции, а отчеты составляют люди, которым свойственно ошибаться, и это нормально, жесточайшие штрафы – от 50 тыс. руб. до 1 млн руб. – все это в итоге оказывается в ценнике товара на прилавке. Именно этот закон в итоге снижает привлекательность инвестиций в отрасль и сдерживает ее развитие», - отмечает Эдуард Уткин.

Он обращает внимание на то, что готовые ювелирные изделия перепродать можно только с серьезной потерей в цене, покупатель относится к ним не как к средствам накопления, а как к художественным украшениям. Поэтому регулирование их оборота этим законом нецелесообразно, если следовать этому принципу, то «легализовать средства» можно через любой товар – бытовую технику, телефоны или мебель. Кроме того, уровень госконтроля в отрасли и так чрезвычайно высок, по ФЗ-41 учет и контроль ведется на всех стадиях – от оборота сырья, драгоценных металлов и камней до создания украшений. Для облегчения ситуации ювелиры предлагают оставить под контролем продажи ювелирных изделий за наличный расчет, при этом подняв планку «идентификации покупателя» с 15 тыс. руб. до 150-180 тыс. руб., и полностью отменить контроль при оплате по безналичному расчету. «Это абсолютно излишняя мера, ведь клиент уже был проверен банком при выдаче ему карты. В противном случае часть оборота будет продолжать уходить «в тень».