De Beers в этом году планирует начать добычу на подземном проекте Венеция в ЮАР и создает СП с Endiama в Анголе

Ожидается, что в этом году De Beers начнет горную добычу на своем подземном проекте Венеция (Venetia) в Южной Африке, почти на два года позже первоначально намеченного срока. Строительство подземного проекта началось в 2013 году, а начало производства...

Вчера

«Хотя мы находимся на седьмом месте в мире по добыче золота, нам приходится покупать этот металл в США»

Клементе Гевара (Clemente Guevara), работающий в отрасли более 45 лет, руководит New Fashion Peru, одной из трех крупнейших ювелирных компаний страны. Вместе они контролируют 90% рынка экспорта ювелирных изделий стоимостью $120 млн. Гевара...

23 января 2023

Потребители пытаются использовать гораздо менее дорогую альтернативу природным бриллиантам, заявляет Вин Ли, генеральный директор Grand Metropolitan

Миллиардер Вин Ли (Vin Lee), генеральный директор американской компании Grand Metropolitan, известен как «Король индустрии предметов роскоши». Семейный офис Grand Metropolitan в Беверли-Хиллз представляет собой частную холдинговую компанию, специализирующуюся...

16 января 2023

«В ближайшее время Суратская алмазная биржа станет голосом отрасли», - говорит Валлабхбхай Патель, председатель совета директоров этой биржи

Валлабхбхай Патель (Vallabhbhai Patel), председатель совета директоров Суратской алмазной биржи (Surat Diamond Bourse, SDB), надеется, что SDB сыграет важную роль в превращении Сурата в скором времени в крупнейший в мире центр производства...

09 января 2023

Почему падают цены на алмазы? Эдан Голан знает ответ

Аналитик алмазной отрасли Эдан Голан (Edahn Golan), владелец компании Edahn Golan Diamond Research and Data, говорит, что цены на алмазное сырье падают в основном из-за снижения спроса на бриллианты. Он сказал, что мидстрим - средний сегмент...

26 декабря 2022

Роль и перспективы спекулятивных операций на алмазном рынке

03 сентября 2007

Одной из наиболее серьезных тенденций развития мирового рынка сырых алмазов является рост числа и объема спекулятивных операций с алмазным сырьем. Фактически, в дилерскую деятельность в той или иной степени сегодня оказались вовлечены все участники рынка – от крупных добывающих компаний до мелких гранильных мастерских, не говоря уже о тех предприятиях, для которых дилерство изначально являлось основным видом деятельности. Такая ситуация сложилась в результате действия следующих факторов:

- появление крупных независимых продуцентов алмазного сырья (BHP, Rio Tinto, Argail) и создания ими собственной клиентской базы, принципы отбора которой существенно более либеральны, чем те, которые применяет De Beers к своим сайтхолдерам;

- распад СССР и, соответственно, кардинальное переформатирование всей советской алмазной промышленности, следствием которого стал, в том числе, невиданный взлет спекулятивных операций с алмазным сырьем, развивавшихся  сразу в нескольких направлениях. Во-первых, в 1992 – 1998 гг. через сеть «совместных ограночных предприятий», подавляющее большинство которых на самом деле выполняли исключительно дилерские функции, на рынок был выброшены многолетние стоки Гохрана (по разным оценкам от $7 до $12 млрд), во-вторых с помощью механизмов политического лоббирования в Якутии была создана т.н. «национальная гранильная промышленность», которая оперировала квотой в 25% от текущей добычи АЛРОСА и реально занималась в основном спекулятивными операциями с сырьем, в - третьих сама АЛРОСА получила возможность создать собственную клиентскую базу, значительная часть которой также стала принимать участие в дилерских операциях. В то же время на постсоветском пространстве – в Армении, на Украине, в Белоруссии осколки бывшего советского объединения «Кристалл» также стали энергично заниматься дилерской деятельностью. Напомним, что алмазодобывающая промышленность СССР была жестко интегрирована в одноканальную систему управления мировым алмазным рынком, созданную De Beers, и самостоятельные дилерские операции практически не осуществляла;

- специфическое развитие политического процесса в ряде стран Западной Африки привело к установлению контроля радикальных группировок над рядом значительных аллювиальных месторождений и, соответственно, созданию собственных дилерских сетей, иногда оперирующих значительными объемами алмазного сырья («алмазный отдел» УНИТА).

В целом рост спекулятивных операций в этот период оказал негативное влияние на положение добывающих компаний: De Beers была вынуждена существенно увеличить объем буферных стоков - до $4439 млн. в 1997 г. (В 1990 объем стоков De Beers составлял $2684 млн.), одновременно ЦСО неоднократно снижала закупочные прейскурантные цены – по прейскуранту «март 97», например, снижение средней цены на алмазы, продаваемые АЛРОСА, составило около 7%.

Такие последствия спекулятивного бума, возможно, были одним из факторов, способствовавших принятию решения De Beers об отказе от монопольной регуляции рынка. С 1999 года начинается последовательное сокращение буферных стоков – наиболее серьезного инструмента регуляции цен. В 2000 г. De Beers официально объявила о введении новой сбытовой политики (Supplier of Choice). Эта новая сбытовая модель предполагает в том числе и тщательный контроль за спекулятивной активностью сайтхолдеров через согласие на аудит их предприятий со стороны De Beers. Около 30 клиентов De Beers, особенно отличившиеся в период спекулятивного бума, были статуса сайтхолдеров лишены.

События 90-х годов показали, что игры спекулянтов могут достичь масштаба, всерьез чреватого обвалом рынка. В то же время проявилась отчетливая разница в позициях основных участников рынка по отношению к дилерским операциям. В глазах крупных добывающих компаний дилерство выглядит злом, хотя и неизбежным. Их главная задача – поддерживать и развивать чрезвычайно капиталоемкое горное производство, скорость оборота капитала в котором весьма низка. Это тяжелый бизнес и для него крайне чувствительны колебания цен на конечную продукцию – сырые алмазы. Идеалом здесь была бы медленно, но постоянно растущая цена. Схожая позиция свойственна предприятиям, действительно занимающимся огранкой. Для них дилерство – вынужденная деятельность, способ избавления от ассортимента сырья, которое в данный момент по каким-либо причинам им не выгодно обрабатывать. Но стабильность рынка, отсутствие кризисов, для них также чрезвычайно важна. Позиция же профессионального спекулянта, особенно крупного, обладающего капиталом, позволяющим обслуживать значительные стоки – диаметрально противоположна. Как и для спекулянта на любом рынке, для него важна амплитуда колебания цен - сыграть можно как на повышении, так и на понижении, т.е. для него важно именно создание кризисных ситуаций.

Последующие события подтвердили такую расстановку сил. Значительные колебания цен в 2005 – 2006 гг аналитики объясняли спекулятивными играми преимущественно индийских диамантеров, а рекордные товарные интервенции De Beers летом и осенью 2005 г – как попытку противодействия этим инициативам. В качестве средства ограничения спекулятивной активности можно рассматривать и энергичную вертикальную диверсификацию крупных добывающих компаний, стремящихся выстроить цепочки: добыча – обогащение – сортировка – огранка – ювелирное производство – маркетинг - розничные сети, в которых просто нет места дилерским операциям с алмазным сырьем.

И все же такие меры можно считать паллиативом, и неимоверно расплодившиеся за последние 15 лет спекулянты продолжают представлять собой серьезную угрозу стабильности рынка. Однако в силу ряда объективных причин их перспективы вовсе не блестящи. Согласно мнению компетентных экспертов, в ближайшие пять лет мировая добыча алмазов будет интенсивно падать, а спрос – энергично расти. В нынешних ценах спрос к 2012 году может достигнуть $18 млрд, а добыча составит около $9-10 млрд. Причем сосредоточена эта добыча будет в руках 5 корпораций, из которых на две придется около 70 %. Впервые за всю историю алмазного рынка возникнет подлинный, а не искусственно созданный, дефицит предложения алмазного сырья. В этих условиях возникают реальные предпосылки для достижения договоренности между основными продуцентами алмазов, позволяющие если не полностью убрать с рынка спекулятивный элемент, то ограничить его деятельность производственно необходимым минимумом. В этом случае рынок надолго и основательно вернется к состоянию «рынка продавца», которое сохраняет жизнеспособность его главного элемента – добывающих компаний. Лихорадочные колебания цен, столь милые сердцу спекулянта, сменятся монотонным ростом и, в конечном счете, за все заплатит потребитель украшений с бриллиантами – судя по прогнозируемому спросу, он к этому готов.

Такая перспектива не укрылась от внимания тех, кто серьезно занимается дилерскими операциями на алмазном рынке. Первый звонок закономерно прозвенел в России, внесшей в свое время гигантский вклад в спекулятивный алмазный бум. 30 августа с.г. губернатор Смоленской области В.Маслов поставил перед правительством России вопрос об увеличении квоты на поставку алмазного сырья на смоленский завод «Кристалл». Аргументы: в случае увеличения квоты «Кристалл» сможет увеличить ежегодный оборот с 13 млрд рублей до 25 млрд рублей без привлечения дополнительных инвестиций. Причем, по мнению губернатора, недостаточность поставок алмазного сырья на "Кристалл" связана с "торговой политикой компании "АЛРОСА". Следует отметить, что речь губернатора вызвала эмоциональную и сочувственную реакцию у членов правительства и лично М. Фрадкова. Таким образом, налицо классический конфликт между добывающей компанией и ее крупным сайтхолдером, представленным своим законным лоббистом. Но почему этот конфликт с такой силой прозвучал именно сейчас?

Является ли совпадением, что проблема «возникла» через две недели после нашумевшей публикации приведенной выше экспертной оценки перспектив сокращения добычи и увеличения спроса на сырые алмазы? Еще в прошлом году генеральный директор смоленского «Кристалла» М.Шкадов в интервью отраслевому журналу «Алмазы и золото России» на вопрос: «Кристалл», сотрудничая с АЛРОСА, не испытывает дефицита в получении сырья. Не скажется ли инициатива завода на снижении объемов огранки алмазов, поступаемых от алмазодобытчиков?» ответил весьма категорично: «Действительно, мы не испытываем дефицита в алмазном сырье…».

Впрочем, в другом интервью М.Шкадов утверждал, что готов покупать у АЛРОСА сырья на $1млрд ежегодно (это при нынешних продажах завода в $358 млн. в год). Кроме этих, несколько непоследовательных заявлений, М.Шкадов также широко известен в профессиональной среде оригинальным предложением создать «бриллиантовую ОПЕК» и попыткой продвижения .ювелирного бренда De Leri, лицом которого является певица Валерия, популярная в России, но к сожалению мало известная  в Антверпене, Гонконге, Тель-Авиве, Дубае, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, т.е. там, где собственно находят сбыт «кристалловские» бриллианты.

Сырье «Кристалл» получает от АЛРОСА (95%) и от De Beers (5%), причем лоббистских возможностей В. Маслова, увы, недостаточно, что бы поставить вопрос об увеличении квоты от De Beers перед правительством ЮАР или Великобритании. Да и использование административного ресурса в бизнес-интересах это скорее российская традиция. Именно благодаря таким приемам квоты на сырье получали в 90-х годах около 150 «гранильных совместных предприятий», подчистую вычистивших Гохран и заваливших Израиль и Бельгию «черным» и «серым» алмазным экспортом.

Но самое любопытное, что именно «Кристалл» считается в отрасли лоббистом указа 2002 г., разрешающего вывозить за рубеж часть алмазного сырья (15%), купленного в России. Это прямой и явный спекулятивный потенциал. Если квота от АЛРОСА будет увеличена вдвое, соответственно вдвое возрастет и этот ресурс. Как-то М. Шкадов огорченно заметил в «Ведомостях»: «Намерение было благое, но эти пресловутые 15% - капля в море…». Действительно, 30% было бы лучше, а 50% - просто здорово. А если $1 млрд пропустить через дилерские центры «Кристалла» в Антверпене и Дубае, то собственно и завода-то никакого в Смоленске уже не надо. Грамотно проведенная спекуляция дает самую большую норму прибыли из всех возможных операций с сырыми алмазами. В конце концов, сам Шкадов еще в мае этого года заметил «Ведомостям»: «Складывается ситуация, когда порой выгоднее перепродавать алмазы, чем обрабатывать – бриллианты дешевле необработанного сырья».
Rough&Polished