Владимир Збойков: для ювелиров настали новые времена

О том, как личная коллекция минералов оказалась на помойке, кто стоит за уничтожением в России культуры потребления драгоценных камней и почему ювелирам скоро придется выбирать между бизнесом и тюрьмой, рассказал в интервью агентству Rough & Polished...

20 августа 2018

В борьбе с предвзятостью на алмазном и финансовом рынках

Эли Авидар (Eli Avidar) - человек в движении, причем буквально. В апреле бывший израильский дипломат покинул пост генерального директора Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange), который он занимал более двух лет, а также...

13 августа 2018

В погоне за мечтой...

Элина Чан (Elina Chan), директор компании Shenzhen Shi Qing Yu Zhubao Ltd, закончила Университет Сямыня и получила степень магистра в Гонконгском университете. Мечтая обрести свой бизнес, Элина отказалась от многочисленных возможностей трудоустройства...

06 августа 2018

Pangolin Diamonds использует термитов для поиска кимберлитов в Ботсване

Не секрет, что скорость открытия кимберлитов в Ботсване значительно снизилась, однако исследования показали, что термиты могут помочь тем, кто занимается поиском алмазов, понять механизм транспортировки минералов-индикаторов кимберлита на поверхность...

30 июля 2018

Через полвека будет другая система оценки ценностей, и все природное - в том числе и бриллианты - резко пойдет вверх в цене

В рамках Года культуры Катара в России 2018 в Государственном историческом музее в Москве 11 июля отрылась выставка Музеев Катара «Жемчуг: Сокровища морей и рек», организованная Всемирным Алмазным Музеем. В своем интервью информационному агентству Rough&Polished...

24 июля 2018

Ясно как божий день, что Anjin возобновит добычу алмазов на Маранге

04 июня 2018

Добыча алмазов на участке Маранге (Marange) в Зимбабве в течение долгого времени была предметом многих дискуссий.

Многие люди в 2006 году радовались открытию огромного аллювиального месторождения, так как это произошло в то время, когда Зимбабве стала испытывать экономические трудности.

Нельзя винить зимбабвийцев за то, что они возлагали свои надежды на алмазы, поскольку соседние страны, например, Ботсвана, загребали сотни миллионов, если не миллиарды долларов в виде поступлений от алмазов.

Политики тоже не оказали помощи в этих вопросах, как обещали, что страна будет ежегодно зарабатывать около $2 млрд на поступлениях от алмазов.

Это была пустая мечта.

Вместо этого два последних министра финансов страны жаловались, что казна не получает каких-либо значительных поступлений от алмазов от алмазодобывающих компаний.

Зимбабве выдала лицензии на добычу алмазов на месторождении Маранге компаниям Mbada Diamonds, Anjin Investments, Marange Resources, Diamond Mining Company, Jinan, Kusena и Gye Nyame.

Лицензия, выданная Gye Nyame, позднее была отозвана.

Тендаи Бити (Tendai Biti), принадлежащий к оппозиционному Движению за демократические перемены (Movement for Democratic Change, MDC), который был министром финансов страны при правительстве национального единства с 2009 по 2013 годы, постоянно имел конфликты с алмазодобывающими компаниями, которые он обвинял в разворовывании казны.

Его заставили сократить бюджет Зимбабве в 2012 до $3,4 млрд с $4 млрд после получения $41 млн из $600 млн, которые он ожидал от продажи алмазов.

Нынешний министр финансов Патрик Чинамаса (Patrick Chinamasa) сказал в ноябре 2013 года, что министерство финансов не получило денег в виде поступлений от алмазов за девять месяцев, включая сентябрь 2013 года.

Хараре поставило цель получить $40 млн от продажи алмазов за рассматриваемый период.

Консолидация

Затем правящая партия Зимбабвийский африканский национальный союз — Патриотический фронт (Zimbabwe African National Union Patriotic Front (Zanu-PF)) приняла решение на своей 14-й Национального народной конференции в декабре 2013 года о том, что правительство рассмотрит вопрос оптимизации числа алмазодобывающих компаний на месторождении Маранге.

«Мы приняли решение упорядочить число участников алмазодобывающего сектора для повышения эффективности и прозрачности», - заявила партия в конце конференции.

Тогдашний президент Роберт Мугабе также сказал на этой же конференции, что включение нескольких участников в алмазодобывающий сектор привело к росту контрабанды и правительство должно принимать решительные меры против этого.

«Алмазы, мы хотели бы централизовать это. Если посмотреть на Ботсвану, даже в ЮАР, Анголе, Намибии они не свободно доступны для всех. Только правительство и партнеры добывают алмазы», - сказал он тогда.

Затем он попросил бывшего министра финансов Уолтера Чидакву (Walter Chidhakwa) рассмотреть вопрос о консолидации горной добычи на Маранге.

Он безжалостно исполнял план, так как он угрожал, что компании, которые не хотят сливаться, вынуждены будут уйти.

Компании отказались исполнять план консолидации и на самом деле были вытеснены в начале 2016 года.

Это открыло путь к созданию компании Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC).

Хотя я был одним из тех, кто высказывался в пользу консолидации горнодобывающих предприятий на месторождении Маранге, я призывал проявлять осторожность.

Я также утверждал в то время, что было неясно, означало ли взятие под свой контроль всех алмазных рудников то, что страна не позволит новым компаниям заниматься геологоразведкой алмазов.

Для Хараре имело бы смысл разрешить фирмам, работающим за пределами Маранге, продолжать горную добычу, но разрешить ZCDC приобретать доли в этих частных компаниях.

Но план консолидации был исполнен к большому разочарованию алмазодобывающих компаний, раньше работавших на Маранге.

Такие компании, как Anjin, обратились с суд, оспаривая то, что у них отняли участки земли, отведенные под разработку недр.

Изменения к лучшему

Но отставка Мугабе в ноябре прошлого года под давлением военных и его партии привела к появлению нового лидера страны Эммерсона Мнангагвы (Emmerson Mnangagwa).

Одним из своих заместителей он выбрал Константино Чивенгу (Constantino Chiwenga).

Армия через свою инвестиционную компанию Matt Bronze имела долю в Anjin, и было только делом времени, когда мы услышали о возможном возвращении этой компании и других на Маранге.

Издание The Zimbabwe Independent сообщило в начале мая, что Хараре ведет расследование дела о «разграблении и растаскивании» активов компании Anjin на миллионы долларов за эти два года, пока она не работала на Маранге.

Приводятся слова управляющего директора компании Шинги Маниеруки (Shingi Manyeruke), который сказал, что Anjin сохраняла присутствие на Маранге с 2016 года, поскольку она не была консолидирована в рамках ZCDC из-за судебного иска, который она подала, оспаривая решение правительства прекратить действие ее прав на горную добычу.

«Мы по-прежнему находимся на участке [на Маранге], присматривая за своим оборудованием, единственное препятствие заключается в том, что нещадно разворовывается и растаскивается производственная инфраструктура, - сказал он.

Резкое закрытие рудника и последовавшие за этим разграбление и растаскивание активов представляло значительный риск для инвестиций. В настоящее время ведется расследование по этому делу соответствующими государственными органами. Мы ждем результатов этого расследования».

Маниеруке сказал, что возобновление производства зависит от результатов судебного решения Конституционного суда и нового законодательства по алмазам, которое разрабатывает правительство.

Довольно странно то, что мы никогда не слышали о сохранении присутствия компании на Маранге, когда Мугабе был еще у власти.

Ассоциация юристов по экологии Зимбабве (Zimbabwe Environmental Lawyers Association, Zela), недавно высказала подозрение о том, что Anjin возобновляет работу, поскольку ее помещения приводятся в порядок.

Президент Мнангагва не скрывает намерений своего правительства, так как он недавно сказал, что Хараре разрабатывает новую политику по алмазам, которая приведет к разукрупнению Zimbabwe Consolidated Diamond Mining Company (ZCDC), чтобы допустить больше участников в отрасль.

«Я уверен, что вы знаете о том, что при старой администрации мы запретили порядка семи компаний, которые добывали алмазы, и мы создали одну компанию, - приводятся его слова в газете Herald.

“Сейчас мы поняли, что одна компания не способна заниматься эксплуатацией этого полезного ископаемого, поэтому мы занимаемся этим вопросом с министром горнодобывающей промышленности (и развитию горной добычи Уинстоном Читандо (Winston Chitando))».

Правительство Мнангагвы отменило много решений, принятых администрацией Мугабе.

Он отменил закон о расширении участия местного населения в экономике за исключением его положений, касающихся алмазов и платины.

Заявления о том, что ZCDC не хватает возможностей для самостоятельной добычи алмазов может быть уловкой для того, чтобы очистить путь алмазодобывающей компании, принадлежащей армии, к возобновлению работы на Маранге и в других частях страны.

Ясно как божий день, что Anjin вернется на Маранге.

Но также придает оптимизма то, что такие компании как Botswana Diamonds и Vast Resources собираются проводить геологоразведку алмазов в Зимбабве.

Приход уважаемых геологоразведочных и горнодобывающих компаний поможет при всем при том, что Хараре будет снова привлекать компании, которые выгнали из Маранге.

Помимо всего прочего, их возвращение должно сопровождаться жестким отслеживанием и улучшением перечисления поступлений в казну.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished