Владимир Збойков: для ювелиров настали новые времена

О том, как личная коллекция минералов оказалась на помойке, кто стоит за уничтожением в России культуры потребления драгоценных камней и почему ювелирам скоро придется выбирать между бизнесом и тюрьмой, рассказал в интервью агентству Rough & Polished...

20 августа 2018

В борьбе с предвзятостью на алмазном и финансовом рынках

Эли Авидар (Eli Avidar) - человек в движении, причем буквально. В апреле бывший израильский дипломат покинул пост генерального директора Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange), который он занимал более двух лет, а также...

13 августа 2018

В погоне за мечтой...

Элина Чан (Elina Chan), директор компании Shenzhen Shi Qing Yu Zhubao Ltd, закончила Университет Сямыня и получила степень магистра в Гонконгском университете. Мечтая обрести свой бизнес, Элина отказалась от многочисленных возможностей трудоустройства...

06 августа 2018

Pangolin Diamonds использует термитов для поиска кимберлитов в Ботсване

Не секрет, что скорость открытия кимберлитов в Ботсване значительно снизилась, однако исследования показали, что термиты могут помочь тем, кто занимается поиском алмазов, понять механизм транспортировки минералов-индикаторов кимберлита на поверхность...

30 июля 2018

Через полвека будет другая система оценки ценностей, и все природное - в том числе и бриллианты - резко пойдет вверх в цене

В рамках Года культуры Катара в России 2018 в Государственном историческом музее в Москве 11 июля отрылась выставка Музеев Катара «Жемчуг: Сокровища морей и рек», организованная Всемирным Алмазным Музеем. В своем интервью информационному агентству Rough&Polished...

24 июля 2018

Сталинская премия за создание алмазной промышленности в СССР

13 июня 2018

В 2014 – 2015 годах издательством «Горная книга» был выпущен двухтомник «Алмазная книга России». В этом огромном (1363 страницы!) труде добыче алмазов на Урале в 1946 – 1953 годах посвящено 2 абзаца, а из руководителей «Уралалмаза» того периода упомянут только один человек. Зато присутствует глава «Они создавали алмазодобывающую промышленность», посвященная, разумеется, сотрудникам «Якуталмаза».  Но при всем уважении к этим замечательным труженикам вопрос приоритета в создании отечественной алмазодобывающей промышленности нуждается в некоторой корректировке.

В декабре 1952 года в Комитет по Сталинским премиям в области науки, военных знаний и изобретательства при Совете министров СССР поступила заявка на соискание премии за работу «Создание алмазной промышленности в СССР». Заявка была подана МВД СССР и имела гриф «совершенно секретно». Документ включал список из восьми кандидатур: Н.И. Шемякин, Н.И. Ванеев, С.П. Стариченко, С.Г. Вечеркин, Н.Н. Орлов, Н.М. Суровицкий, Н.В. Маринин, И.И. Скорынин. Первые трое – сотрудники центрального аппарата Специального Главного Управления (СГУ) МВД. Остальные – сотрудники «Уралалмаза»: Вечеркин – заместитель начальника треста, Орлов – главный инженер, Суровицкий – главный обогатитель, Маринин – главный механик, Скорынин – начальник научно – исследовательской лаборатории.

Основания для вручения Сталинской премии приводились следующие: создание первой в мире алмазной драги и дражного флота для разработки русловых алмазоносных россыпей, разработка и внедрение отечественных электростатических сепараторов, разработка нового типа рентгеновских аппаратов, создание комплекса технологической аппаратуры, «позволяющей строить алмазоизвлекательные фабрики большой производительности с высокой механизацией всего цикла технологического процесса».

Заявка была вполне достойная, да и ведомство, которое ее продвигало, было не из последних в стране. Почти наверняка Сталинская премия 1953 года «За создание алмазной промышленности в СССР» была бы присуждена этим достойным людям. И вопрос о приоритете в создании отечественной алмазной промышленности можно было бы считать исчерпанным. Но им крупно не повезло. 5 марта 1953 года умер Сталин. И буквально на следующий день началась реорганизация МВД. А через две недели СГУ МВД было ликвидировано. Трест «Уралалмаз» перешел в подчинение Министерства металлургической промышленности.

Министр металлургической промышленности СССР И.Ф. Тевосян никогда ранее к добыче алмазов отношения не имел. А вот к чекистам у него были серьезные счеты: в 1937 году родная сестра Тевосяна Юлия была арестована и погибла в тюрьме во время следствия. Понятно, что продвигать к почетной государственной награде «чужаков», к тому же носивших погоны «карательного ведомства», у Тевосяна никакого желания не было. Но как ответственный руководитель, он предпринял попытку объективно разобраться – что же представляла из себя алмазная отрасль, свалившаяся ему как снег на голову, да еще выдвинутая на Сталинскую премию. Результат этого анализа поверг министра в шок.

Как руководитель одного из крупнейших промышленных министерств, Тевосян был прекрасно осведомлен о положении с техническими алмазами в СССР. Для него не являлось секретом, что СССР беспрепятственно и регулярно закупает в Англии огромное количество алмазов по ценам существенно ниже рынка. В частности, 15 июня 1953 года Тевосян разослал руководителям структурных подразделений своего министерства циркулярное письмо № 2117сс, которым информировал своих подчиненных о дополнительных закупках алмазов за рубежом в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 1486-590сс.

В тоже время, из документов СГУ, поступивших в распоряжение Тевосяна, следовало, что себестоимость добычи алмазов на Урале в 200 (двести) раз превышает среднемировые цены! Напрашивался закономерный вывод: такой результат достоин не Сталинской премии, а примерного наказания за разбазаривание государственного бюджета. И, судя по всему, этот вывод Тевосяну весьма импонировал.

В мае 1953 года Тевосян представил Председателю Совета Министров СССР Г. Маленкову обстоятельный доклад по алмазной отрасли, в котором предлагал резкое сокращение добычи алмазов на Урале, закрытие и ликвидацию значительного числа объектов алмазодобывающей отрасли. Мотивировал он свои предложения чудовищной себестоимостью уральских алмазов, которая при свободном, избыточном по объему и дешевом алмазном импорте не имела никаких оправданий. К изумлению Тевосяна Маленков доклад проигнорировал.

С позиций промышленника и экономиста Тевосян был абсолютно прав. Но один фактор он не учел. Он не знал – куда направлялись уральские алмазы. Документы СГУ позволяли проследить их путь только до Специального отдела МГБ, дальше допуск союзного министра не распространялся. Это сегодня мы можем полистать, например, протоколы допросов Генриха Ягоды и узнать, как личная агентура руководителей советских спецслужб взаимодействовала с «крупным бриллиантщиком Оппенгеймером», а в сталинскую эпоху такого рода контакты были секретом чрезвычайно опасным. Молчание Маленкова не способствовало устранению когнитивного диссонанса Тевосяна, но на продолжении дискуссии последний настаивать не стал.

Добыча алмазов на Урале не только не подверглась радикальным сокращениям, но продолжала развиваться. Указ о присуждении Сталинских премий вышел в декабре 1953 года - увы, сотрудников «Уралалмаза» в списках не значилось. Здесь доклад Тевосяна своей цели достиг.

***

Возможно, современный знаток алмазного рынка скажет: «Ну какая там алмазная промышленность была при Сталине! Добывали жалкие тысячи каратов, сейчас в России добывают десятки миллионов!». Все так. Добыча в те годы была мизерной, а технологии несовершенны. Но и первые самолеты летали медленно и невысоко, да и сделаны были из фанеры и тряпок, а не из дюраля и титана. Отчего история авиации не становится менее поучительной и интересной.

Сергей Горяинов, Rough&Polished