Золото обеспечивает стабильность, действует как страховка и генерирует более высокую доходность с поправкой на риски, особенно в периоды повышенной неопределенности

П. Р. Сомасундарам (P. R. Somasundaram, Сом) присоединился к Всемирному совету по золоту (World Gold Council, WGC) в январе 2013 года в качестве управляющего директора в Индии. Он живет в Мумбаи и отвечает за руководство деятельностью...

12 апреля 2021

Флун Гумеров: «Я думаю, что алмаз - это уникальный дар природы. Синтетический алмаз - это рукотворная имитация дара природы»

Флун Гумеров, Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» и основатель компании «Алмаз-холдинг» рассказал Rough&Polished о том, что нового происходит в сфере законодательства в вопросах ювелирного производства и торговли, о настроениях в...

05 апреля 2021

Lucapa сужает поиск кимберлитов

Lucapa Diamond и ее партнеры по проекту Луло (Lulo) в течение почти десятилетия занимались поиском кимберлитового источника или источников аллювиальных алмазов, добываемых на алмазной концессии Луло в Анголе. Компания считает, что частое обнаружение...

29 марта 2021

Шашикант Д. Шах: «Природные бриллианты и выращенные в лаборатории бриллианты - это разные категории»

Шашикант Д. Шах (Shashikant D Shah), имея диплом по коммерции, занялся торговлей бриллиантами, открыв в 2003 году выставочный зал бриллиантовых украшений исключительно для брендов Nakshatra и Asmi, и с тех пор не оглядывается назад. Компания...

22 марта 2021

Андре Мессика: «Отрасль природных алмазов сегодня является одной из самых прозрачных, регулируемых и этичных отраслей в мире»

Андре Мессика (Andre Messika), первоклассный дистрибьютор бриллиантов из Парижа, переселился в Израиль в 2003 году, чтобы основать компанию Andre Messika Diamonds на Израильской алмазной бирже в Рамат-Гане, и с тех пор не оглядывался назад. В...

15 марта 2021

Малые и средние предприятия в индийской алмазной отрасли находятся между молотом и наковальней?

02 апреля 2018

Да, к сожалению, поскольку именно сейчас положение неблагоприятное для выживания малых и средних производственных предприятий, принимая во внимание банковское финансирование и то, что трудно получить займы, а цены на алмазы не позволяют получать прибыли за счет производственного процесса.  

Рассматривая ситуацию с предложением алмазов в Индии, можно увидеть, что именно малые и средние предприятия сильно страдают в настоящее время, особенно сейчас, если учитывать происходящие довольно тревожащие случаи мошенничества с Пенджабским национальным банком (PNB). В Индии нынешняя ситуация является временем хаоса для индийских производителей бриллиантов, особенно для малых и средних предприятий, зажатых буквально «между молотом и наковальней».

Признавая, что перед индийской отраслью драгоценных камней и ювелирных изделий в настоящее время стоит множество проблем, которые необходимо решать, но давайте будем рассматривать здесь по одной за раз. Самой крупной озабоченностью без натяжки можно считать обеспечение непрерывной поставки алмазов, так как сектор огранки и полировки, в котором работают сотни тысяч ремесленников и который обрабатывает 14 из 15 бриллиантов, потребляемых в мире, является крупнейшим в мире.

Поставки сырья для производственных предприятий, больших и малых, являются первой и самой важной проблемой для индийской алмазной отрасли в течение многих лет. Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) Индии постоянно пытается убедить индийское правительство ввести систему налогообложения, основанную на обороте, поскольку это помогло бы привлечь иностранные алмазодобывающие компании к торговле алмазами в Индии и сделать ее центром алмазной торговли. В настоящее время алмазы в основном импортируют в Индию из таких центров торговли, как Европейский Союз (в основном из Бельгии), Гонконг, Объединенные Арабские Эмираты, Израиль и другие страны, включая Канаду, Соединенные Штаты Америки, Российскую Федерацию, Швейцарию, Сингапур, Ботсвану, ЮАР, Австралию и т. д.

По поводу системы налогообложения и таможенной системы в индийской алмазной торговле, а также причин того, почему так много времени потребовалось на установление прямой продажи алмазов алмазодобывающими компаниями внутри страны, Промод Агарвал (Promod Agarwal), председатель GJEPC, сказал: «Индийская алмазная отрасль является мировым лидером в огранке и полировке бриллиантов. Мы добились этого положения, не имея ни одного рудника в Индии. Мы поставляем алмазы из разных торговых центров, например, Бельгии, Дубая, Израиля и т. д. В настоящее время с созданием Индийского центра алмазной торговли (India Diamond Trading Centre) - Специальной таможенной зоны (SNZ) – на Индийской алмазной бирже (Bharat Diamond Bourse, BDB), ведущие алмазодобывающие компании в Индии имеют возможность привезти сюда свои алмазы для показа покупателям, но в SNZ не проводится продажа».

Агарвал также подчеркнул, что введение системы предварительного налогообложения изменит ситуацию в отрасли, так как это позволит продавать алмазы в Индии и даст ей равные условия с другими конкурентоспособными рынками. Совет предложил правительству Индии ввести предварительное налогообложение. «Учитывая лидерство в огранке и полировке бриллиантов, такая политика имеет существенное значение для вывода отрасли на более высокий уровень», - добавил он. 

В декабре 2015 года на Индийской алмазной бирже в Мумбаи была также создана SNZ (Специальная таможенная зона), где можно было разрешить импорт и торговлю алмазами, тем самым помогая алмазодобывающим компаниям привозить предлагаемые ими алмазы непосредственно для торговли в Индии. Но до сих пор из-за сложной системы налогообложения на SNZ возможности были только для «показа», а алмазодобывающие компании не могут приезжать в Индию и продавать свои алмазы на аукционе без налогообложения.

Объяснение, данное Колином Шахом (Colin Shah), вице-председателем GJEPC, тоже отражает вопросы, связанные с налогами: «При существующем индийском режиме прямого налогообложения любой доход, возникающий от продажи любого актива/собственности или источника дохода, расположенного в Индии, считается приобретенным или возникшим в Индии. Принимая это во внимание, продажа алмазов в SNZ вводит в действие ставку налогообложения в размере 40% (плюс применяемые надбавки и сборы) по сравнению со ставкой налогообложения с объема в каратах/предварительного налогообложения, составляющей 0,125%-0,16%, которые применяются при продаже алмазов в Антверпене. Это делает прямую продажу на SNZ неконкурентоспособной. Поэтому, очевидно, гораздо удобнее покупать «алмазное сырье» в крупных алмазных центрах, например, в Антверпене или Дубае из-за налоговых льгот».

Разделяя это настроение, Випул Шах (Vipul Shah), бывший председатель GJEPC, тоже поддерживает разумную структуру предварительного налогообложения для алмазной отрасли. Он повторил, что «GJEPC излагал правительству проблемы, стоящие перед отраслью, и надеялся, что в будущем будут предприняты необходимые шаги. Но он не преминул отметить, что на такие изменения со стороны правительства потребуется время. Шах также заявил: «В настоящее время большинство алмазодобывающих компаний принимают участие в демонстрации своих товаров в SNZ на Индийской алмазной бирже в Мумбаи для «показа» покупателям, что в некоторой степени помогает отрасли». 

Динеш Навадия (Dinesh Navadiya), председатель гуджаратского регионального отделения GJEPC, тоже высказал очень откровенное мнение по этому же вопросу: «Алмазодобывающие компании из других стран сталкиваются со многими вопросами, проводя прямые продажи индийским производителям бриллиантов, так как им приходится отправлять алмазы как поставки для продажи, а не как консигнационные поставки для аукциона или показа, что очень неудобно, если материал оказывается невостребованным или не того качества, которое ожидали».

Большинство индийских диамантеров считают более удобным покупать алмазы в крупных алмазных центрах, например, в Антверпене или Дубае. Почему? Навадия отвечает: «В таких алмазных центрах, как Дубай и Антверпен, существует государственная политика, позволяющая проводить сделки на основе консигнационных поставок, что привлекает как алмазодобывающие компании, так и покупателей. У них существует обстановка, благоприятная для ведения бизнеса, и структура предварительного налогообложения для свободного ведения бизнеса. Благоприятная для бизнеса политика правительства является очень гибкой, и алмазодобывающим компаниям разрешается продавать товар напрямую и сразу же после проведения показа товара». 

Вообще, если крупные производители бриллиантов имеют финансовые возможности для выживания в трудные времена, например, высоких цен, дефицита и т. д., то именно малые и средние предприятия сталкиваются с основными трудностями. К тому же, малые и средние предприятия составляют основную часть сектора огранки и полировки и не могут быть оставлены на произвол судьбы. Их роль, а также доля на рынке некрупных производителей бриллиантов в Индии по сравнению с крупными бизнесами по производству бриллиантов имеют крайне важное значение. Навадия сказал: «Мелкие производители бриллиантов могут составлять приблизительно около 40% от общего числа производителей бриллиантов в Индии. Хотя нет надежных данных об этом. Малые и средние предприятия играют важную роль в обеспечении занятости, предлагая дешевую работу по огранке и полировке. Малые и средние предприятия являются сектором, обладающим навыками для огранки и полировки мелких бриллиантов, где затраты на сырье невысокие по сравнению со стоимостью рабочей силы, но это является фактором, играющим огромную роль для того, чтобы сделать Индию центром огранки и полировки бриллиантов».

Для страны, которая обрабатывает почти 85% мирового объема алмазов, Индия импортирует всего около 15% алмазов непосредственно из алмазодобывающих стран, а остальное поступает из торговых центров. Следовательно, существует настоятельная необходимость в том, чтобы индийское правительство упростило структуру налогообложения, тем самым уменьшая затраты на осуществление сделок, обеспечивая больше прямых иностранных инвестиций в страну и способствуя бесперебойной торговле товарами.

Динеш Навадия в течение десятилетий занимался защитой мелких производителей бриллиантов и искал пути оказания им поддержки в обеспечении их потребности в алмазах. Он правильно объясняет роль, которую играют трейдеры: «Владельцы небольших предприятий не могут позволить себе посещать зарубежные алмазные центры и участвовать в алмазных аукционах или в прямой покупке камней у алмазодобывающих компаний. Малые и средние предприятия полагаются на алмазных трейдеров, которые заполняют пробел и служат мостом между производителями алмазов/крупными игроками и мелкими производителями бриллиантов, производя закупку алмазов в больших объемах у поставщиков и предоставляя их малым и средним предприятиям на местном рынке в соответствии с их потребностями».

Почти 90%-94% бриллиантов, прошедших огранку и полировку в Индии, идут на экспорт. Поэтому для отрасли должен быть объявлен режим косвенного налогообложения с нулевой ставкой, и налоги должны платиться только по счетам, выставленным индийским компаниям, а не при реэкспорте алмазов, импортированных через Специальную таможенную зону (SNZ). Предполагается, что SNZ была создана для импорта и торговли алмазами в Индии и для оказания помощи алмазодобывающим компаниям привозить свои алмазы непосредственно для торговли в Индии.

Глобальные производители алмазов знают, что крупный рынок для их алмазов в Индии означает, что они могут сделать на два процента больше, продавая напрямую в Индии, а не в традиционных торговых центрах в Бельгии или в ОАЭ. Но сложные процедуры и потенциальные разногласия из-за налогообложения сдерживают крупных производителей алмазов от того, чтобы начинать бизнес в Индии.

Сейчас бремя ответственности лежит на индийском правительстве по принятию правильных шагов для поддержания отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий страны, что является примером инициативы «Сделай в Индии» (Make in India) и обеспечения занятости. Благодаря проведению необходимых изменений существующей структуры налогообложения на самом деле может осуществиться обещание правительства помочь «облегчить ведение бизнеса».

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished