Али Пасторини: драгоценные камни – все еще хорошая инвестиция

Своей оценкой инвестирования в драгоценные камни и ситуации в алмазной отрасли в интервью Rough&Polished поделилась Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mubri. Эта ассоциация объединяет более...

05 декабря 2022

Продажи ювелирных украшений с выращенными в лаборатории бриллиантами в этом году впервые превысят отметку в 10%, считает Зимниски

Спрос и предложение на искусственные бриллианты в последние годы росли, к большому неудовольствию отрасли природных алмазов и бриллиантов. Некоторые компании средней части отрасли природных алмазов и бриллиантов в настоящее время также вовлечены в бизнес...

28 ноября 2022

Добыча алмазов и их синтез: что эффективнее?

Владислав Жданов - Профессор НИУ ВШЭ и бывший вице-президент АК «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика), Дипломатической академии МИД, в City University London, Oxford...

21 ноября 2022

Успехи TAGS, достигнутые за последние 5 лет, побудили многие крупные тендерные компании проводить регулярные и масштабные тендеры в Дубае

Майк Аггетт (Mike Aggett) является квалифицированным частным консультантом с подтвержденным опытом работы в горнодобывающей и металлургической промышленности. бладая знаниями в области предметов роскоши, бизнес-планирования, продаж, геммологии...

14 ноября 2022

Всё начинается с камней: именно они дают импульс, диктуют образ и воплощение

Максим Селихов - основатель бренда SelikhoV Diamonds, основанного им в 2006 году и производящего уникальные ювелирные изделия ручной работы с редкими драгоценными камнями высоких характеристик. Он также известен как коллекционер уникальных и крупных...

07 ноября 2022

Lesedi La Rona: крупный камень, который не озарил светом мир Lucara?

16 октября 2017

Lucara Diamond объявила о том, что она добыла крупный алмаз ювелирного качества на своем руднике Карове (Karowe) в Ботсване 18 ноября 2015 года.

Сначала сказали, что это был алмаз типа IIa весом 1 111 каратов, но позднее оказалось, что он весит 1 109 каратов. Камень стал вторым по величине со времени находки алмаза Куллинан (Cullinan) весом 3 106 каратов в 1905 году.

«Невозможно переоценить значение добычи камня ювелирного качества весом свыше 1 000 каратов, крупнейшего из обнаруженных за период свыше века и в ходе продолжающейся добычи высококачественных камней из южной части месторождения», - сказал Уильям Лэмб (William Lamb), главный исполнительный директор Lucara.

Компания также объявила о добыче еще двух крупных алмазов, включая камень весом 813 каратов, опять же на руднике Карове.

Это произошло через день после того, как Lucara объявила о добыче камня весом 1 109 каратов, который назвали «Lesedi La Rona», или «Наш свет».

Семь месяцев спустя Lucara заявила, что она вступила в партнерские отношения с Nemesis International DMCC и продала алмаз весом 813 каратов, названный Constellation («Созвездие»), за $63,1 млн.

«Мы очень довольны результатом продажи этого великолепного алмаза весом 813 каратов, а также возможностью и дальше участвовать в прибылях, которые будут получены, когда будут проданы получившиеся бриллианты, - сказал Лэмб. - Продажа алмаза весом 813 каратов принесла самую высокую цену, когда-либо предложенную за алмаз, побиты все рекорды».

Следующим продавался алмаз Lesedi La Rona.

В этот раз Lucara привлекла Sotheby's к проведению открытого аукциона 29 июня 2016 года в Лондоне, что было уникальным явлением, поскольку алмазы в основном продавались через систему закрытых тендеров.

Оптимизм

Я помню разговор с Полом Дэем (Paul Day), бывшим главным операционным директором компании в Габороне в июне 2016 года, когда он высказал уверенность, что алмаз побьет рекорды продажи алмазов.

Он сказал, что Lesedi La Rona вызывал интерес не только со стороны традиционных покупателей алмазов, но и со стороны отдельных коллекционеров предметов высокой чистой стоимости.

«По этой причине мы решили выставить его на открытый аукцион, а не проводить закрытый тендер, который обычно привлекает [традиционных покупателей алмазов]», - сказал Дэй 13 июня 2016 года.

В то время камень свозили на Дальний Восток, в Дубай на Ближнем Востоке, в Нью-Йорк и Антверпен перед аукционом в Лондоне.

Дэй сказал тогда, что некоторые алмазные брокеры саркастически говорили, что, имея камень весом свыше 1 000 каратов, самое лучшее – это ударить по нему молотком и разбить его на более мелкие куски, чтобы легче продавать его.

Он думал по-другому.

«Мы не верим этому, … поскольку мы видели огромный интерес к продаже наших камней по мере того, как они становились все больше размером, - сказал Дэй. - Мы чувствуем, что начинаем понимать этот рынок и видим постоянный интерес к дорогим камням. Как только мы добыли этот крупный алмаз, Lesedi, мы отмечали проявления интереса со стороны разных отдельных лиц и органов, заинтересованных в приобретении этого камня по высокой стоимости».

Таким был уровень уверенности официальных лиц компании в то время.

Никто не был в аналогичном положении за прошедший век, и они имели все основания верить в то, что они делали.

Но компании предстояло столкнуться с реальным положением вещей.

Открытый аукцион по продаже алмаза весом 1 109 каратов, как и планировалось, состоялся в Лондоне, но там не удалось получить минимальную оговоренную цену.

Алмазодобывающая компания сделала по этому поводу весьма короткое заявление, в котором не было подробностей о том, что произошло в Лондоне.

«Lucara Diamond сообщает, что она сохранит исключительный алмаз типа IIa Lesedi La Rona весом 1 109 каратов, поскольку предложения не соответствовали резервированной цене на аукционе, проведенном этим вечером Sotheby's в Лондоне», - это все, что представители компании могли сказать 29 июня 2016 года.

Некоторые говорили, что камень был оценен в $70 млн, другие утверждали, что, как ожидал аукционный дом Sotheby's, предложения дойдут до $150 млн, но торги остановились на отметке $61 млн.

Принимая во внимание то, что камень этой же компании весом 813 каратов в мае на закрытом аукционе достиг цены в $63 млн, этот результат, мягко говоря, разочаровал.

Такого официальные лица компании Lucara не ожидали, рассчитывая на огромную прибыль.

Нежелательное

Мэттью Харт (Matthew Hart) написал в статье, очень проясняющей смысл происшедшего, в Vanity Fair 5 августа 2016 года, что утром в день лондонского аукциона он позвонил находившемуся тогда во Франции Лоуренсу Граффу (Laurence Graff) - человеку, который по иронии судьбы недавно купил этот камень за $53 млн, - и у того не нашлось добрых слов для компании Lucara Diamond.

«Это нехорошо, - приводятся в статье слова Граффа. – Нам не нравится то, что они делают. Так не делается. Мы не хотим показывать себя на людях [на аукционе]. Конкурировать на открытой сцене для нас нежелательно».

Харт далее пишет: «Позвольте мне объяснить, почему я счел эти замечания настолько пугающими и почему, когда я услышал их, я испугался за Лэмба. Игра с дорогостоящим алмазом ведется на очень маленьком поле всего несколькими игроками. Не у многих диамантеров есть финансовые мускулы или нервы для того, чтобы браться за огранку крупных камней».

Хотя официальные лица Lucara ожидали получить небывалый урожай, некоторые диамантеры злословили о Lesedi еще до того, как они увидели этот камень.

«Я слышал сам – везде было полно ядовитых разговоров, - писал Харт. - Я всегда думал, что сам алмаз может пресечь такую болтовню, продемонстрировав миру силу своего собственного великолепия. Но в разговоре с Граффом я понял огромный размер риска, с которым столкнулись Лэмб и его драгоценность».

«В данном случае не имело значения, что думало по этому поводу большинство людей. Значение имело только то, что думали такие люди, как Графф и несколько других диамантеров, способных купить подобный алмаз. Даже коллекционер, не планирующий его огранить – какой-нибудь олигарх или шейх, – захочет сначала узнать, как его оценили такие люди: что они увидели внутри этого камня. И эти люди не были во власти Лэмба - на аукционе в их власти был он».

Харт, который смотрел на аукцион глазами инсайдера, писал, что Лэмб, у которого глаза были «немного воспалены» после аукциона 29 июня, с «презрением» отверг вздорные разговоры.

Лэмб даже сказал в то время, что на неудачную попытку продать алмаз в Лондоне не оказали влияния экономическая неопределенность, связанная с решением Британии выйти из ЕС, или состояние глобальной экономики.

«Что меня действительно расстроило, так это то, что через несколько минут после окончания аукциона меня окружили три-четыре человека, которые сказали: «Нам действительно нужно поговорить». Им лучше надо было поднять свою руку на аукционе, но это показывает, что есть большой интерес к покупке Lesedi, - сказал он. - Если посмотреть на предложения, можно увидеть, что люди хотели купить этот алмаз по стоимости бриллиантов, которые могут из него получиться, что мы не считаем подходящим вариантом для алмаза такой ценности, как Lesedi».

Вероятно, Лэмб не понимал, что традиционные покупатели алмазов были против идеи открытого аукциона, поэтому некоторые и подошли к нему после аукциона, чтобы «поговорить».

Ему нужно было подслушать телефонный разговор Харта с Граффом, когда тот сказал, что «это так не делается» и что «они не хотят показывать себя на людях [на аукционе]».

О, Графф, это просто чепуха

Принимая во внимание тот факт, что человек, который в конечном счете купил камень, хотя и по гораздо меньшей цене, чем Lucara получила за свой камень весом 813 каратов, жаловался насчет открытого аукциона, можем ли мы сделать вывод, что производитель алмаза мог без труда получить зарезервированную цену, если бы не экспериментировал с открытым аукционом?

Я уверен, что результат мог быть другим, если бы они пошли обычным путем продажи камней, несмотря на негативные разговоры о Lesedi и тот факт, что алмазные дилеры в основном скептически относятся к крупным камням, как Графф дал понять Харту.

«Когда мы проводим огранку крупных камней, мы никогда не знаем, что получим, - приводятся его слова. - Чем крупнее камень, тем больше шанс, что есть дефект. Это может разрушить ваши надежды процентов на 40… мы даже не уверены на 100 процентов насчет цвета».

Лэмб считал, что они хитрят насчет цвета.

«Они знают, что цвет D, - приводятся его слова. – Это просто полная чепуха. Если бы это был не цвет D, как бы он дошел до $61 млн? С премией покупателя это означает, что кто-то в зале был готов заплатить $68,3 млн. Кто платит столько, если не уверен, что это цвет D?».

Затем компания решила не размещать камень снова на аукционе после неудачи в Лондоне.

«Мы еще не определили наилучший механизм для проведения продажи. Это будет не аукцион, - сказал Лэмб изданию Rapaport News в прошлом году. - Самым вероятным форматом будет разовое ценовое предложение, которое будет подписано или не подписано… У нас значительное количество людей, которые продолжают проявлять интерес к этому камню».

Хотя компания рассматривала установление партнерских отношений по продаже камня, 25 сентября она объявила, что продала алмаз Lesedi La Rona весом 1 109 каратов за $53 млн или по $47 777 за карат компании Graff Diamonds. Да, Граффу!

Продажа состоялась через несколько дней после сообщений о том, что Ботсвана стала вносить изменения в свой закон с тем, чтобы предоставить правительству возможность первому покупать добытые на ее рудниках необычайно крупные или имеющие другие необычные свойства алмазы, как, например, алмаз весом 1 109 каратов.

Графф хочет огранить этот камень в отличие от Лэмба, который, похоже, был против этого.

«Это всего лишь второй в мире камень в истории человечества весом свыше 1 000 каратов. Зачем стремиться сделать из него бриллианты? – приводятся слова Лэмба изданию Reuters в начале этого года. - Камень в виде алмаза имеет скрытый потенциал… как только вы проведете его огранку и полировку в рамках одного решения, все остальное уйдет».

Но не ему решать это, поскольку новый владелец, Графф, заявил, что камень расскажет свою историю и укажет, как он хочет быть ограненным.

«Мы проявим самую большую осторожность, чтобы учесть его исключительные свойства, - сказал он. - Это знаменательный день в моей карьере, и мне оказана честь получить возможность проявить уважение к великолепной природной красоте Lesedi La Rona».

Ожидалось, что Lesedi на деле даст много света компании Lucara, но конец его путешествия с алмазодобывающей компанией был несколько тусклым.

Все эти выездные презентации для инвесторов и открытые аукционы не принесли ничего, кроме огорчения.

Но, конечно, не для Граффа!

Ему суждено было получить этот камень, как это пророчески показали Стив Линкольн (Steve Lincoln) и Харт в своем разговоре в прошлом году перед аукционом в Лондоне.

«Я получаю по четыре звонка в день», - сказал тогда Линкольн.

«От кого?» – спросил Харт.

«Ото всех», - быстро ответил Линкольн.

«От таких людей, как Графф? – спросил Харт. – Я имею ввиду, это камень Граффа».

«Да», - сказал Линкольн.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished