Поколение Z считает платину металлом будущего, полагая, что она привносит новизну

Сринивасан (Srinivasan), выпускник Мадрасского университета, в 1984 году основал предприятие по производству ювелирных изделий, в котором работало всего 10 человек. Сегодня его группа компаний из Южной Индии является одним из крупнейших конгломератов...

02 августа 2021

Серебро и бриллианты – «черный хлеб» ювелира

Фирма «ГРИНГОР» - современная производственная ювелирная компания, созданная в 2002 году в Санкт-Петербурге. Она успешно занимается развитием и внедрением инноваций, многие из которых находят отклик в России и за рубежом. В 2012 году «ГРИНГОР» был удостоен...

26 июля 2021

Скончался Вилли Нагель, джентльмен, у которого хватало силы и выдержки иметь дело с лидерами бизнеса и политиками

Автор: Алекс Попов

Вилли Нагель (Willie Nagel) скончался 14 июля. Его похоронили в пятницу в Израиле. Я летел из Нью-Йорка с пересадкой в Лондоне, когда это случилось. Поскольку я не мог быть там и выразить свои чувства Адаму и Тони,...

20 июля 2021

Реакция алмазной отрасли на тупик, в который зашел Кимберлийский процесс

Коалиция гражданского общества (Civil Society Coalition, CSC) Кимберлийского процесса (Kimberley Process, KP) недавно заявила, что планирует обратиться в Организацию Объединенных Наций, чтобы преодолеть тупик в вопросе пересмотра определения...

19 июля 2021

Природные и искусственные бриллианты - это два сегмента отрасли, которым придется научиться сосуществовать вместе

Проработав полдесятилетия в секторе экспорта и оптовой продажи ювелирных изделий с бриллиантами, Анмол Бхансали (Anmol Bhansali) прошел официальное обучение в алмазной области в Геммологическом институте Америки (Gemological Institute of...

12 июля 2021

Троянские неправительственные лошадки

22 февраля 2017

В феврале исполнился ровно год International Grown Diamond Association (IGDA) (Международная ассоциация выращенных алмазов и бриллиантов). Фанфар не слышно – скромный юбилей обойден вниманием отраслевой прессы. А зря. Потому что рождение IGDA вне всяких сомнений открыло новую главу истории традиционного алмазного рынка. Может быть – последнюю главу.

Вряд ли сегодня можно испытывать сомнения по поводу целей, которые ставит перед собой эта организация. Сайт IGDA в разделе «Education» с подкупающей прямотой старого солдата сообщает посетителю, что природные алмазы (в отличие от синтетических) – это разрушенная экология, детский и рабский труд, кровавые алмазы, etc.  Ах, Кимберлийский процесс, говорите? А вот извольте, ссылочка: «The Kimberley Process is a 'perfect cover story' for blood diamonds»…

Итак, маркетологи IGDA четко поставили перед собой задачу разрушения позитивной информационной оболочки природного бриллианта. Иллюзий испытывать не стоит – речь идет не о разделе «сфер влияния», не о создании каких-то особых рыночных ниш для синтетических бриллиантов, а о придании природному бриллианту отрицательной потребительной стоимости.  Потребитель должен испытывать отвращение к природному бриллианту и предпочесть ему синтетику. Вот и все, ничего личного, только бизнес.

Практически одновременно с созданием IGDA в рядах традиционной алмазной индустрии случился мятеж. Коалиция гражданского общества (Civil Society Coalition - CSC) во главе с «Partnership Africa Canada» решила бойкотировать Кимберлийский процесс в силу его неэффективности, т.е. неспособности бороться с кровавыми алмазами, детским и рабским трудом, разрушением экологии, etc. Надо же, какое забавное совпадение!

Синхронное исполнение феерии невольно заставило автора этих строк мысленно вернуться в далекий уже 2005 год, когда над яркими представителями гражданского общества в алмазной индустрии был поставлен небольшой натурный эксперимент, исключительно в целях «education».

В тот год Россия исполняла обязанности председателя Кимберлийского процесса и Москву охотно посещали представители «Global Witness» и «Partnership Africa Canada».  Информированность этих неправительственных «отцов – основателей» Кимберлийского процесса в самых щепетильных аспектах алмазного бизнеса вызывала неподдельное восхищение, поскольку очевидно не являлась продуктом анализа открытых источников или журналистских расследований. А поскольку превентивные государственные и корпоративные службы, предоставляя правозащитникам информацию, всегда рассчитывают на взаимность, было чрезвычайно интересно основу этой взаимности определить.

В мае 2005 года во время нашей встречи с сотрудниками «Global Witness» и «Partnership Africa Canada» обсуждалась проблема трафика алмазного сырья из нескольких европейских стран в Армению и далее в непризнанную «Нагорно-Карабахскую республику», где создавались гранильные фабрики. Факты грубейшего нарушения духа и буквы Кимберлийского процесса были очевидны: алмазное сырье вполне сознательно поставлялось в зону вооруженного конфликта и участвовало в коммерческих операциях, доходы от которых использовались одной из конфликтующих сторон. 

Представители «Global Witness» и «Partnership Africa Canada» проявили к обсуждаемой теме (доселе им абсолютно незнакомой) несомненный интерес.  И уже в ноябре 2005 года был опубликован доклад «Making it Work: Why the Kimberley Process Must Do More to Stop Conflict Diamonds», в разделе которого «Weaknesses in the internal controls of diamond cutting and polishing centres. Armenia» данные о поставках алмазного сырья в зону карабахского вооруженного конфликта были подтверждены. Но доклад по Армении принципиально отличался от африканских исследований «Global Witness» и «Partnership Africa Canada» - он был полностью основан на открытых источниках и не имел абсолютно никаких последствий.

Было ясно, что предполагаемого влиятельного неформального партнера этих правозащитных организаций армянская тематика (в отличие от африканской) не интересовала. Остается лишь добавить, что Армения является потребителем, а не продуцентом алмазного сырья. И предположение о том, что Кимберлийский процесс, и в первую очередь входящие в его состав неправительственные организации, использовались в качестве инструмента регуляции рынка, можно считать доказанным.

Я, конечно, далек от мысли, что организации вроде «Global Witness» и «Partnership Africa Canada» являются чьими-то карманными НПО, созданными и финансируемыми специально под конкретные задачи. Процесс существенно более гибкий и многосторонний. Но манипуляция такими организациями возможна, без сомнения.

А пока следует учесть, что весь корпус негативной информации о природных алмазах и бриллиантах, используемый сегодня IGDA в целях прямого продвижения синтетики, создан неправительственными организациями, входящими (или входившими) в Кимберлийский процесс. Любое расширение понятия «конфликтный алмаз», любое обвинение отрасли в неспособности справиться с гуманитарными, экологическими, антитеррористическими проблемами будет использовано в этих же целях. Моментально и эффективно. 

Сергей Горяинов, Rough&Polished