Часть 2: KPCSC хочет, чтобы Россия помогла выйти из тупика в вопросе о новом определении конфликтных алмазов

В первой части этого состоящего из двух частей эксклюзивного интервью с Шамисо Мтиси (Shamiso Mtisi), координатором Коалиции гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), мы сосредоточились...

25 октября 2021

Часть 1: KPCSC дает представление о незаконной добыче алмазов и торговле ими в Африке

Хотя Кимберлийский процесс (Kimberley Process, KP), контролирующий алмазную отрасль, гордится тем, что с момента своего создания в 2003 году значительно сократил поток алмазов из зон конфликтов, Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса...

18 октября 2021

Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

О невысоких поступлениях от нефти, об алмазодобыче и угрозах повстанцев в Анголе

12 сентября 2016

В прошлом месяце Ангола понизила свой прогноз экономического роста на 2016 год из-за невысоких цен на нефть, что ударило по доходам страны.

По мнению министра финансов, ожидалось, что Ангола, третья экономика Африки, расположенная к югу от Сахары, в этом году покажет экономический рост в 1,3 процента по сравнению с предыдущим прогнозом в 3,3 процента.

Расходы Луанды должны сократиться до $24 млрд с $30 млрд, прогнозируемых в первоначальном бюджете на 2016 год, а поступления тоже были сокращены до $18 млрд с $24,4 миллиардов.

Эта южноафриканская страна получала почти все свои доходы от экспорта и 80 процентов государственных поступлений от продажи сырой нефти.

Несмотря на сокращение государственных доходов, страна сейчас имеет дело с возрожденной группой повстанцев, действующей в богатом нефтью анклаве Кабинда.

По иронии судьбы Ангола обогнала Нигерию как ведущего производителя нефти на континенте в этом году из-за нападений военных на трубопроводы и платформы в дельте р. Нигер.

Высшее командование Фронта освобождения анклава Кабинда (Front for the Liberation of the Enclave of Cabinda, FLEC), который борется за независимость территории, на долю которого приходится половина объема производства нефти в Анголе, укрепило свое положение после смерти 88-летнего основателя Нзиты Тьяго (Nzita Tiago) в начале этого года в изгнании во Франции, как сообщает Reuters. Число погибших в Кабинде со времени обострения конфликта в начале этого месяца достигло почти 40 человек.

Но аналитики говорят, что эта группа не способна оказать влияние на объемы производства нефти в Анголе, почти вся из которой добывается на шельфе.

Reuters сообщает, что люди, выдающие себя за повстанцев, высадились на плавучей платформе по добыче газа компании Chevron в конце мая и [это] угрожало иностранным нефтедобытчикам возникновением нестабильности в сильно охраняемом анклаве Кабинда.  

Этот инцидент вызвал сомнения в отношении утверждения Луанды о том, что FLEC выдохся со времени соглашения о мире, достигнутого в 2007 году.

FLEC недавно предупредил китайское правительство о необходимости вернуть на родину всех своих граждан из нефтедобывающего района, так как их присутствие «вызывает раздражение».

Принимая во внимание снижение поступлений от добычи нефти в сочетании с возрождением FLEC, основное внимание уделяется алмазам как существенному источнику поступлений в казну страны.

Но ведение алмазодобычи в Анголе, как и производство добычи в Кабинде, сталкивалось в прошлом с угрозами из-за деятельности повстанцев.

По сообщениям Wall Street Journal, ангольские старатели, на португальском они называются «garimpeiros», играли ключевую роль в гражданской войне в стране, длившейся 27 лет и оставившей за собой по меньшей мере полмиллиона погибших.

Он также отмечает, что поддерживаемые Соединенными Штатами войска Союза за полную независимость Анголы, или UNITA, которые боролись за свержение социалистического правительства, поддерживаемого Советским Союзом, контролировали большую часть территории страны, где были алмазы.

UNITA привлекала старателей из числа крестьян из соседнего Заира, нынешней Демократической Республики Конго, для финансирования своих военных действий.

Хотя к концу войны наблюдался рост объемов производств алмазов, поскольку такие крупные алмазодобывающие компании, как бразильская Odebrecht SA и российская государственная компания AЛРОСА, создали совместные предприятия с государственной алмазодобывающей компанией Endiama, нелегальные добытчики алмазов – некоторые из них из ДРК - продолжали свою деятельность, вероятно, сталкиваясь с грубой силой государственной машины. 

Ангольский журналист Рафаэль Маркес де Мораис (Rafael Marques de Morais) в 2011 году заявлял в своей книге «Blood Diamonds: Corruption and Torture in Angola» (Кровавые алмазы: коррупция и пытки в Анголе), что 100 человек были убиты, а сотни других, как предполагают, были замучены, попав в руки службы безопасности и солдат на алмазных месторождениях в районе Лунда в Анголе.

Ему предъявили обвинение в клевете, но потом его сняли, когда было достигнуто внесудебное урегулирование с генералами армии, которых он обвинял в получении прибыли от «кровавых алмазов», под предлогом, что они не знали непосредственно о чудовищных преступлениях.

Но сами его свидетельства о зверских преступлениях не ставились под сомнение.

Хотя Анголу представляют, как одну из успешных историй работы КП по искоренению торговли «кровавыми алмазами», организация Международная амнистия (Amnesty International) считала, что проблема конфликтных алмазов в стране не закончилась.

Так или нет, несомненно то, что алмазы сыграли значительную роль в Анголе, так как падение цен на нефть послужило уроком для руководителей страны в том, что в экономическом развитии не следует полагаться на один вид товара. 

Считают, что алмазные запасы Анголы составляют около 300 млн каратов и были разведаны всего лишь 29 из 108 потенциально алмазоносных участков в стране.

К тому же лучшая часть алмазных месторождений Анголы – это россыпные месторождения, на которых качество алмазов выше.

Затраты на горную добычу – одни из самых низких в мире, что делает привлекательной добычу алмазов в этой стране.

По мнению Кимберлийского процесса, глобального надзорного органа за алмазами, в 2015 году Ангола произвела 9 016 млн каратов алмазов на сумму $1,18 миллиарда.

Принимая во внимание то, что скоро будут пущены в эксплуатацию новые предприятия, нет сомнения в том, что объемы производства наверняка вырастут, что повысит поступления, учитывая то, что цены за карат на камни из Анголы обычно более высокие.

Но возрождение FLEC стало прямым свидетельством того, что злые силы прошлого, мучившие алмазную отрасль Анголы, могут легко воскреснуть на кладбище анархии, угрожая кажущейся спокойной отрасли, которая помогает оказывать посильную помощь в повышении экономического состояния страны.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished