Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

GOLDNET.MARKET: «Мы хотим, и работаем над тем, чтобы предоставить бизнесу возможность развивать массу разных направлений»

Сегодня практически все ювелирные компании имеют свои оптовые сайты, интернет-магазины, страницы в соцсетях. Но год назад в России появился первый маркетплейс оптовой торговли ювелирными изделиями - GOLDNET.MARKET - новый эффективный инструмент для работы...

20 сентября 2021

Редкость платины придает ей дополнительную ценность и привлекательность

Хью Дэниел (Huw Daniel) является генеральным директором Международной гильдии производителей платины (Platinum Guild International, PGI), курирующим деятельность по развитию рынков в Китае, Японии, Индии и США от имени производителей...

13 сентября 2021

Кто первый закроет алмазную шахту

11 января 2016

Резкое охлаждение алмазного рынка в 2015 году, вызванное, среди прочего, массированными продажами алмазного сырья добывающими компаниями в предыдущие годы, и слабость надежд на быстрое восстановление рынка заставили АЛРОСА задуматься о революционном решении. «В случае отсутствия спроса в 2016 году на нормализованном уровне мы будем думать об объемах добычи… Мы разрабатываем сценарии развития ситуации и, безусловно, они могут быть связаны со снижением добычи», - заявил первый вице-президент АЛРОСА Илья Рящин в конце ноября, отвечая на вопросы аналитиков по итогам отчетности за 9 месяцев. Это заявление не стало неожиданностью, но цена таких действий для АЛРОСА несоизмеримо выше, чем для объявившей о них ранее De Beers.

De Beers, реагируя на падающий спрос клиентов на своих сайтах и 18-процентное падение цен, трижды в 2015 году снижала свой производственный ориентир – с 32-34 млн каратов до 29 млн каратов, а в конце года объявила о закрытии наименее рентабельного рудника – канадского Снэп Лейк (Snap Lake). От истощающихся месторождений с высокими издержками на юге Африки De Beers избавилась еще в 2009 году, поэтому сейчас речь идет о сокращении на основных производственных объектах De Beers, в частности на руднике Орапа (Orapa).

АЛРОСА ограничена в манипулировании уровнем производства, так как основные месторождения компании находятся в зоне вечной мерзлоты в Якутии, а работают на них жители моногородов. Поэтому АЛРОСА воздерживалась от таких непопулярных мер до последнего, предпочитая корректировать уровень продаж. За 9 месяцев она сократила реализацию на 20%, до 23 млн каратов, в денежном выражении – на 27% (при падении цен на 15%). Непроданное сырье аккумулировалось в стоке, который по данным на конец ноября превысил 20 млн каратов, при том, что оптимальным АЛРОСА считает 12-14 млн. «Дальнейший значительный рост запасов уже представляется экономически сложным для компании», - пояснил Илья Рящин.

АЛРОСА не несет прямых убытков от наращивания стока, но чем больший объем в нем оседает, тем меньше экономический эффект от основной деятельности компании. Прогноз АЛРОСА по выручке на 2016 год консервативен – $3,5 млрд. Для сравнения, в 2014 году выручка АЛРОСА превысила $5 млрд.

Официальный прогноз по добыче в 2016 году – 39 млн каратов (в 2015 году произведено 38 млн каратов), он был подтвержден АЛРОСА в конце декабря. Говоря о масштабах возможного сокращения производства, аналитики либо воздерживаются от точных прогнозов, либо предпочитают прогнозировать продажи. Банк «Открытие» ожидает в 2016 году продажи на уровне 26 млн каратов (по сравнению с ориентировочными 27 млн каратов в 2015 году) на фоне дальнейшего ухудшения ситуации на рынке.

В 2008-09 годах, когда продажи АЛРОСА почти полностью остановились, поддержку оказал Гохран, выкупивший сырье на $1 млрд, но сейчас бюджетные возможности ограничены - годовой лимит Гохрана по текущему курсу не превышает $120 млн. Да и закупает Гохран сейчас в основном драгметаллы.

Определиться с будущим уровнем добычи компания обещает по итогам I квартала 2016 года, сохраняя, таким образом, шанс на отскок рынка. АЛРОСА, столкнувшись в конце года с необходимостью решать эти проблемы, в любом случае не смогла бы начать такие мероприятия на своих якутских площадках раньше конца I квартала. Более того, возможно, и этот рубеж выглядит в этом смысле крайне оптимистично.

Надо сказать, что и дальнейшие перспективы сокращения выглядят туманно. Остановить производственный процесс и законсервировать объект в якутских условиях - это значит обречь себя потом на издержки по восстановлению работоспособности горной техники и оборудования, а в подземке - еще и всей инфраструктуры. Конкретно для подземного рудника «Мир», который только в этом году приблизился к плановой мощности в результате урегулирования проблемы водопритока, особенно губительна остановка дренажной инфраструктуры, если это вообще возможно.

Логично, что основным претендентом на сокращение - если до него дойдет дело, - выглядит наименее прибыльный актив АЛРОСА – «Севералмаз», считает Олег Петропавловский из БКС. Средние температуры в удаленном районе Архангельской области ненамного отличаются от температуры в Удачном или Айхале, но рентабельность «Севералмаза», несмотря на четырехкратное увеличение мощности обогатительной фабрики в 2014 году, по-прежнему резко уступает показателю якутских площадок. Содержание алмазов в руде «Севералмаза» одно из самых низких по группе – 0,5 карата/т, а по качеству архангельские алмазы уступают якутским. Например, по итогам I полугодия 2014 года средняя цена сырья «Севералмаза» составляла $61,3 за карат против $149 по якутским активам. Уже в течение нескольких лет у компании чистый убыток. За 9 месяцев 2015 года «Севералмаз» произвел 1,453 млн каратов алмазов (рост на 26% в годичном сравнении), и на него пришлось 5% производства по группе за этот период.

Сиротливо выглядит и якутская трубка «Зарница», пионер якутской алмазодобычи, содержание алмазов на которой 0,2 карата/т. Основное предназначение трубки «Зарница» - поставлять дополнительные объемы руды для обогатительной фабрики № 12 Удачнинского ГОКа.

Тут мы коснемся еще одной проблемы, которая может открыться перед компанией в 2016 году. АЛРОСА несет постоянные издержки по своим обогатительным фабрикам, отметил Николай Сосновский из UBS. Вне зависимости от степени загрузки обогатительных фабрик (и даже от самого факта загрузки) их обслуживание обходится компании в фиксированную сумму. Чем выше загрузка фабрик, тем выше рентабельность, и, снижая производство (т.е. поставку руды на обогатительные фабрики), АЛРОСА обеспечит себе меньший финансовый результат при неизменных издержках.

Технологически легче ограничить добычу не на коренных месторождениях, а на россыпях, считает Николай Сосновский. На россыпи «Алмазов Анабара» и «Нижне-Ленского» (кроме них, есть аллювиальные месторождения в составе Нюрбинского, Мирнинского и Удачнинского ГОКов) приходится около 18% годовой добычи АЛРОСА.

«Россыпи, может, и легче останавливать, но зачем это делать, если они приносят прибыль, да и себестоимость на них ниже, чем на кимберлитах», - заявил представитель одного из клиентов АЛРОСА, знакомый с условиями добычи и ассортиментом «Нижне-Ленского». Сырье с россыпей в массе своей достаточно качественное и востребованное клиентами, отметил другой источник на алмазном рынке. Он напомнил, что в свое время ассортимент «Алмазов Анабара» и «Нижне-Ленского» полностью выкупали «Руиз Даймондс» Льва Леваева и смоленский «Кристалл».

«Мне кажется, скорее не будут вводиться новые проекты с низкими содержаниями», - считает один из клиентов АЛРОСА.

Один из таких проектов - строительство добывающего предприятия на Верхне-Мунском месторождении, запасы которого составляют 25 млн каратов. Объем инвестиций АЛРОСА в этот проект - 63 млрд рублей. Еще 8,53 млрд рублей требуется на строительство ж/д ветки; за ними компания обратилась в правительственную комиссию по инвестпроектам на Дальнем Востоке. Заявка была одобрена 24 декабря, но перспективы новых проектов – кроме Верхне-Мунского, это и трубка «Заря» - выглядят сейчас совсем не оптимистично. Тем более, о возможности пересмотра планов развития этих беднотоварных месторождений АЛРОСА заявляла еще в начале 2015 года. Однако руда этих месторождений опять-таки нужна для увеличения эффективности работы Удачнинского ГОКа (Верхне-Мунское месторождение) и Айхальского ГОКа (трубка «Заря»).

Наконец, в случае реализации наиболее радикального сценария АЛРОСА может частично заморозить развитие подземных выработок в Якутии, например, на трубке «Удачная», пересмотрев на ней планы горных работ, считает Николай Сосновский. Производство там не очень прибыльно, пояснил он. Содержание алмазов в руде «Удачной» - 0,8 карата/т. На «Удачную» приходится сейчас около 10% производства АЛРОСА, но добыча пока в основном сосредоточена в карьере, который эксплуатируется с 1971 года. К 2016 году карьер будет истощен, и его заместит запущенный в середине 2014 года подземный рудник, на котором планируется производить 3,63 млн каратов алмазов.

Парадоксально, но в ситуации наиболее жесткой просадки рынка алмазов в 2016 году компании АЛРОСА, возможно, вообще ничем не придется жертвовать. Как показал 2015 год, производственная программа De Beers очень эластична и компания оперативно реагирует на ухудшение конъюнктуры. В конце декабря основное предприятие De Beers Debswana объявило о консервации шахты Дамтша (Damtshaa), а также снижении переработки руды на Орапа, в противовес которой будет увеличена добыча на руднике Жваненг (Jwaneng), цена алмазов которого дороже. «Если восстановления рынка не произойдет, вероятнее всего, быстрее закрываться будет De Beers. В этом случае АЛРОСА можно ничего и не делать», - считает Олег Петропавловский из БКС. De Beers сейчас работает на грани безубыточности по EBITDA и с негативным потоком денежных средств, то есть новые сокращения неминуемы, пояснил он.

Не секрет, что два крупнейших алмазодобытчика порой более пристально следят за действиями друг друга, а не за рыночными тенденциями. Ведь о любой рыночной тенденции можно говорить с полной уверенностью только тогда, когда она материализуется и легализуется компаниями АЛРОСА и De Beers. После напряженного соревнования «кто первый сократит объем сайта/снизит цену» в 2015 году, в 2016 году нам предстоит наблюдать за не менее увлекательной гонкой «кто первый закроет шахту».

Игорь Лейкин для Rough & Polished