Кимберлийский процесс может ввести цифровые сертификаты

Кимберлийский процесс (КП), который в настоящее время возглавляет Россия, тестирует использование цифровых сертификатов для поставок алмазного сырья в целях повышения «эффективности и снижения уровня мошенничества».

Вчера

Gem Diamonds привлекла $6,7 млн от второго гибкого тендера алмазов, добытых на Летсенг

Gem Diamonds привлекла еще $6,7 млн в рамках первого этапа гибких тендерных продаж алмазов, добытых на руднике Летсенг (Letšeng).

Вчера

В воскресенье в России отметили День геолога

В минувшее воскресенье в России отметили День геолога. Президент Российской Федерации Владимир Путин поздравил геологов и ветеранов отрасли с их профессиональным праздником и отметил важность этой профессии.

Вчера

Выставка ЮвелирЭкспо в Казани пройдет несмотря на пандемию коронавируса

Специализированная выставка ювелирных изделий «ЮвелирЭкспо. Казань», которая будет проходить в этом году в 18-ый раз, состоится 17-21 июня на площадке ВЦ "Казанская ярмарка».

Вчера

Vast подтверждает задержку с созданием совместного предприятия сообщества Чиадзва

Компания Vast Resources, зарегистрированная на Рынке альтернативных инвестиций (Alternative Investment Market, AIM), заявила, что процесс завершения совместного предприятия сообщества Чиадзва с Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC)...

03 апреля 2020

Панама – ворота на ювелирный рынок Латинской Америки

23 января 2017

mahesh_khemlani_xx.jpgПолучивший диплом по финансам и международному бизнесу Итакского колледжа, звание магистра по деловому администрированию Университета Адольфо Ибаньеса в Чили и магистра государственного управления Школы государственного управления им. Кеннеди при Гарвардском университете, Махеш Кхемлани (Mahesh Khemlani), президент Всемирного ювелирного и алмазного центра (World Jewelry and Diamond Hub, WJ&DH) в Панаме, к тому же еще и сам является бизнесменом.

В деловой сфере он работал в качестве вице-президента по финансам и развитию бизнеса компании Optynex Telecom, члена Банковской группы по инвестициям в технологию (Technology Investment Banking Group) при CIBC World Markets и финансового аналитика в Информационной группе по портфельному управлению (Portfolio Management Data Group) в агентстве Standard & Poor's, а в настоящее время он является главным исполнительным директором Grupo VerdeAzul, частной инвестиционной фирмы в Панаме. Махеш Кхемлани имеет также большой опыт государственной работы. В течение шести лет он трудился в министерстве экономики и финансов Панамы, причем в самое последнее время в должности заместителя министра финансов.

В интервью агентству Rough & Polished, Махеш Кхемлани затронул несколько вопросов, включая нынешний статус Всемирного ювелирного и алмазного центра, положение дел в мировой алмазной отрасли, проблему выращенных в лаборатории бриллиантов, видовой маркетинг и поколение двухтысячных.

Прошло уже около двух с половиной лет с момента запуска Всемирного ювелирного центра. Его вторая фаза должна быть завершена к концу 2017 года. Продвигается ли работа по этому проекту так, как запланировано? 

Этот проект продвигается хорошо, и мы получаем несколько запросов о нашей платформе каждый месяц. Мы продолжаем принимать заявления от потенциальных членов Всемирного ювелирного и алмазного центра в Панаме. Аналогично этому, мы также продолжаем получать заявки от наших членов на выдачу лицензий на работу в зоне свободной торговли, где расположена наша организация.

Этот интерес продолжает проявляться в сложное для нашей отрасли время. Ужесточение банковских требований по всему миру не только вызвало сокращение торговли для производителей бриллиантов, но и создало трудности по открытию основных операционных счетов.  Таким образом, вышеупомянутый интерес к нашей платформе не всегда трансформируется в бизнес-возможности для тех, кто проявляет интерес к открытию предприятий во Всемирном ювелирном и алмазном центре. Именно по этой причине приостановлена Фаза 2 этого проекта. Мы продолжим продвигать Всемирный ювелирный и алмазный центр в Панаме и расширять число членов и арендаторов нашего центра, пока не станет явной потребность в Фазе 2.

Каково состояние этого проекта? Открыт ли все еще проект для потенциальных покупателей офисных площадей? Принимая во внимание спад в глобальной отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий, некоторые считают, что этот проект был инициирован в неподходящее время. Что вы можете об этом сказать?

Все всегда крепки задним умом. Даже при всех препятствиях, с которыми мы столкнулись, наш проект продолжает развиваться. Мы сдаем в аренду офисные площади вместо их продажи, чтобы международные компании могли проверить рынок, делая небольшие инвестиции. Как только предлагаемые преимущества прояснятся и рынок станет более зрелым, мы продолжим продавать площади заинтересованным покупателям. Но я должен сказать, что это не является первоочередной задачей.

Что касается времени запуска центра, наша отрасль не отличается от любых других. Она проходит через экономические циклы бума с последующей депрессией. Я ожидаю, что мы выйдем из этого цикла спада в отрасли еще больше окрепшими и сплоченными, чем сегодня. 

Сообщают, что WJ&DH планировал создать участки, специально предназначенные для производителей бриллиантов, которые могут получать выгоду от свободной зоны, а также иметь непосредственный доступ к сырью. Как идет их формирование и какие другие новые возможности предлагаются? Какой объем экспорта зарегистрирован на сегодня?

WJ&DH участвует в диалоге с властями Панамы и показал возможность для наших членов и арендаторов участвовать в несложном производстве ювелирных изделий, используя материалы, импортируемые в Панаму, и таким образом получать выгоду от продвижения торговли и соглашений о свободной торговле, о которых страна ведет переговоры. В основном это предусматривает импорт конечной ювелирной продукции на важные рынки без уплаты какого-либо импортного тарифа или сбора. Мы провели успешный пилотный проект с одним из своих членов, и он оказался успешным. Это отражает большую возможность для тех компаний, которые уже проводят вставку камней и сборку на других рынках, чтобы получать выгоду от снижения их стоимости ведения бизнеса. Принимая во внимание то, что эта инициатива была только что начата, показатели объемов импорта и экспорта еще не значительные. 

В Латинской Америке придается важное значение участию женщин в отрасли и расширению их прав и возможностей в секторах драгоценных камней и ювелирных изделий. Насколько успешна эта инициатива WJ&DH?

На этой бирже мы всегда понимали, что если хотим добиться успехов, то должны продвигать инклюзивность отрасли. Мы с Али Пасторини (Ali Pastorini), (старшим вице-президентом WJ&DH) участвовали в 37-м Всемирном алмазном конгрессе (World Diamond Congress) в Дубае и обратили внимание, что на этом конгрессе мало было молодежи и женщин. Я даже отметил во время своего выступления, что отрасль еще не является отраслью, в которую вовлечены все слои населения. Это странно, что женщины, не имеющие права голоса в этом секторе, являются самыми большими потребителями ювелирных изделий в мире. Али Пасторини возглавляет работу по инициативе Mujeres Brillantes, которая была запущена в июне 2016 года в г. Панаме во время Второй латиноамериканской алмазно-ювелирной недели (Second LATAM Diamond & Jewelry Week). Через четыре месяца Али поехала в Боготу, Колумбия, на вторую встречу этой организации. За короткий период времени эта группа уже насчитывает 100 членов и имеет канал на YouTube под названием Mujeres Brillantes с профессионально выполненным контентом. Судя по достижениям этой организации, я не сомневаюсь, что они создадут еще больше возможностей для женщин в Латинской Америке и во всем мире. Что касается меня, я очень рад открыть двери для этих невероятных женщин.

Каков нынешний объем ювелирной торговли Латинской Америки и каковы долгосрочные перспективы торговли? Насколько обнадеживающими являются экономические реалии, стоящие перед отраслью в регионе?

Существующий рынок ювелирных изделий и драгоценных камней в Латинской Америке оценивается в размере свыше US$8 млрд при наличии 11 500 ювелирных магазинов в этом регионе. Это регион, который, согласно МВФ, сократится в 2016 году на 0,5%, показав два года подряд отрицательный рост впервые со времени долгового кризиса Латинской Америки в 1982-1983 годах. При этом, это регион, в котором численность населения составляет меньше половины населения Китая, но имеет более половины его ВВП. Это регион с макроэкономическими основами, которые опираются на рост среднего класса в демократических странах, консервативных с финансовой точки зрения. Другими словами, страны этого региона должны показать повышение спроса на бриллианты, ювелирные изделия и цветные драгоценные камни по мере продолжения роста уровня доходов общего населения.

Какие события произошли со времени визита Ахмеда бин Сулайема (Ahmed Bin Sulayem), председателя КП, с точки зрения расширения сотрудничества между WJ&DH и Дубайским центром биржевых товаров (Dubai Multi Commodities Center)? Как можно повысить результаты работы Кимберлийского процесса, особенно в Латинской Америке?

Визит г-на Ахмеда бин Сулайема в Латинскую Америку приведет к возвращению Венесуэлы в КП и, следовательно, в торговлю алмазами. Мы были рады принимать его на нашей бирже, поскольку он понимает потенциал Латинской Америки в качестве платформы и сходство между Дубаем и Панамой как естественных центров для своих соответствующих регионов. Мы продолжим учиться на их успехах и приглашаем компании, зарегистрированные на DMCC, использовать WJ&DH как ворота на рынок Латинской Америки.

Ассоциация производителей алмазов (Diamond Producers Association, DPA) предприняла инициативы в сфере видового маркетинга бриллиантов и рекламных компаний, но насколько важно, чтобы участники, работающие ниже по алмазопроводу, тоже принимали участие? 

Мы поддерживаем такие инициативы DPA. Очень важно, чтобы весь алмазопровод принимал участие, дабы его участники могли понимать, как лучше всего позиционировать алмазы и бриллианты в этой новой рыночной обстановке, когда приоритет отдается впечатлениям и путешествиям, а не материальным вещам. Недавно представленная платформа DPA «Подлинное – редко» (Real is Rare) делает многое для привлечения покупателей из числа поколения двухтысячных и для позиционирования бриллиантов так, чтобы они отражали подлинные отношения, которые мы, люди, устанавливаем. Эти инициативы имеют все большее значение, поскольку традиционное поколение покупателей бриллиантов становится старше и появляется новое.

Выращенные в лаборатории бриллианты, подмешивание синтетических бриллиантов и т. д. являются бедствием для алмазной отрасли, особенно в регионах, которые имеют дело с мелкими бриллиантами и «меле». Есть ли какие-то предложения о том, как отрасль должна решать эту проблему и защищать доверие потребителей к бриллиантам?

Наша биржа придерживается того же мнения в этом вопросе – выращенные в лаборатории и синтетические бриллианты не являются заменителем природных бриллиантов. Синтетические бриллианты являются законными, но они должны продаваться как отдельный товар. Другими словами, они должны оказывать влияние на цены так же, влияют на цены цветные драгоценные камни или жемчуг. Важнее то, что они должны всегда быть обозначены как синтетические бриллианты, если они будут продаваться покупателям на биржах или в розничной торговле.  

Что касается доверия потребителей, важно, чтобы синтетические бриллианты не подмешивались к партиям природных бриллиантов. Если члены не придерживаются этого правила, биржи не должны мириться с этим, и это должно быть поводом для немедленного исключения из членов биржи.

Считается, что поколение двухтысячных не интересуется покупкой бриллиантов. Кроме того, они сильно обеспокоены нанесением вреда окружающей среде, «кровавыми алмазами» и т. д. Ставится ли на карту в связи с этим будущее алмазной отрасли? Каково ваше мнение?

По данным De Beers, в 2015 году поколение двухтысячных потратило около $26 млрд на покупку бриллиантовых ювелирных изделий в Китае, Индии, Японии и Соединенных Штатах, что составляет 45 процентов от общего объема стоимости розничной торговли новыми ювелирными изделиями с бриллиантами в том году. Это делает их самой крупной группой потребителей бриллиантов в розничной торговле. Как я раньше упоминал и правильно подтвердила DPA, поколение двухтысячных продолжит покупать бриллианты для того, чтобы закрепить воспоминания о самых памятных моментах в жизни.

По вашему мнению, какова нынешняя ситуация в глобальной алмазной отрасли и каким вы видите рост в следующие несколько лет?

Все еще существует большой спрос на бриллианты в Соединенных Штатах, а Китай и Индия показывают признаки ослабления спроса. Я считаю, что на этот сегмент рынка будет оказывать давление ужесточение требований по заимствованию денег и повышение требований к отчетности для участников средней части алмазопровода. Это давление также будет оказываться со стороны ритейлеров, которые будут требовать больше кредитов и услуг, обеспечивающих добавленную стоимость с точки зрения дизайна, поставок и упаковки для них. В алмазной отрасли существует один тренд, которому, я считаю, нам следует уделить особое внимание. Это повышение важности участия женщин в рабочей силе по всему миру. Этот тренд, вероятно, приведет к тому, что все больше женщин из поколения двухтысячных будут покупать себе бриллиантовые ювелирные украшения. Другой тренд, который вряд ли пойдет на убыль, состоит в том, что потребители продолжат требовать этически добытые бриллианты из легитимных источников. И, как в случае с любой технологией, стоимость производства синтетических бриллиантов, вероятно, снизится, и процесс, вероятно, усовершенствуется. Вообще участники всей цепочки поставок должны совместно инвестировать в развитие спроса среди новых потребителей. Если это произойдет, рост должен быть устойчивым и достигать около 2% или 3% в год, причем движущей силой будут в основном потребители из Соединенных Штатов. 

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished