Кимберлийский процесс может ввести цифровые сертификаты

Кимберлийский процесс (КП), который в настоящее время возглавляет Россия, тестирует использование цифровых сертификатов для поставок алмазного сырья в целях повышения «эффективности и снижения уровня мошенничества».

Вчера

Gem Diamonds привлекла $6,7 млн от второго гибкого тендера алмазов, добытых на Летсенг

Gem Diamonds привлекла еще $6,7 млн в рамках первого этапа гибких тендерных продаж алмазов, добытых на руднике Летсенг (Letšeng).

Вчера

В воскресенье в России отметили День геолога

В минувшее воскресенье в России отметили День геолога. Президент Российской Федерации Владимир Путин поздравил геологов и ветеранов отрасли с их профессиональным праздником и отметил важность этой профессии.

Вчера

Выставка ЮвелирЭкспо в Казани пройдет несмотря на пандемию коронавируса

Специализированная выставка ювелирных изделий «ЮвелирЭкспо. Казань», которая будет проходить в этом году в 18-ый раз, состоится 17-21 июня на площадке ВЦ "Казанская ярмарка».

Вчера

Vast подтверждает задержку с созданием совместного предприятия сообщества Чиадзва

Компания Vast Resources, зарегистрированная на Рынке альтернативных инвестиций (Alternative Investment Market, AIM), заявила, что процесс завершения совместного предприятия сообщества Чиадзва с Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC)...

03 апреля 2020

Бриллианты, облаченные в разработанное по заказу программное обеспечение

04 января 2017

stephane_dujourdy_xx.png«Многие увлеченные люди верят в будущее алмазного сектора, но очень немногие компании понимают выгоду от инвестирования в технологию… испытывают трудности с тем, чтобы думать или планировать на долгосрочную перспективу», - считает Стефан Дужурди (Stephane Dujourdy), владелец компании, занимающейся электронной торговлей, и создатель программного обеспечения для алмазной отрасли.

В интервью агентству Rough&Polished Стефан говорит об услугах, которые он предоставляет отрасли, и своем опыте в области разработки программного обеспечения.

Когда и как вы впервые занялись этим бизнесом? Получили ли вы образование в этой отрасли и аттестованы ли в качестве инженера программного обеспечения? Когда вы поняли, что это станет вашей будущей карьерой и вы будете заниматься этим в жизни?

Еще в 1978 году, когда мне было около 14 лет, я начал пользоваться компьютерами. Меня в школе «поразило как молнией», когда я увидел компьютерный зал с несколькими из тех первых компьютеров (TRS80 Tandy и AppleII). В то время было редкостью увидеть компьютеры в школе или в других общественных местах.

Все, что я знал, так это то, что я полностью увлечен компьютерами, и с тех пор началось мое путешествие в компьютерный мир. 

На свои карманные деньги я купил калькулятор TI57 и начал учиться программировать калькулятор. Скоро я понял, что хочу заниматься компьютерным программным обеспечением и ничем иным. Это было лишь началом, и с тех пор я не оглядывался назад.

Я всегда знал, что я на самом деле буду создавать программное обеспечение. Буду не программистом или аналитиком, а парнем, который будет решать проблемы, создавая программное обеспечение «по заданным параметрам». С тех пор на всех своих должностях в разных организациях я создавал очень специальное программное обеспечение.

Можете ли вы рассказать нам о вашем электронном бизнесе - Diamondsoftware.net? Какие продукты вы уже создали для алмазной отрасли? Есть ли у вас готовое стандартное программное обеспечение или продукты, выполненные по заказу согласно потребности каждой алмазной компании в специальном сложном программном обеспечении, подходящем для их деятельности?

К настоящему времени я уже создал свыше 50 разных программных обеспечений для всех этапов работы с алмазами и бриллиантами, начиная с источника на руднике (сортировка алмазов) и заканчивая управлением ювелирного бизнеса.

Я также создавал программное обеспечение для управления тендерами с помощью обработки заявок клиентов. Интересно то, что я также создавал программное обеспечение в помощь по участию в тендерах для клиентов, которые собираются делать покупки на тендере.

Кроме того, я также разрабатывал программное обеспечение для управления очень сложным финансовым потоком на мировом уровне, программное обеспечение для управления запасами алмазов, запасами бриллиантов (некрупных или больших камней), а также процесса кипячения камней, программное обеспечением для управления компанией. 

Для одного клиента я создал программное обеспечение для обработки данных по горной добыче, чтобы попытаться анализировать рынок бриллиантов с помощью еженедельного анализа. К числу моих разработок также относится заводское программное обеспечение для управления рабочей схемой производства бриллиантов (запасы, производство, финансовая часть и т. д.), а также много небольших программных продуктов в помощь клиентам для расчета конфигурации бриллиантов, сортировки, определения цены и т. д.

Какие решения по программному обеспечению вы разработали для ваших клиентов в течение тех 18 лет с лишним, что вы обслуживаете алмазную отрасль? Выполнялись ли ваши работы по запросам клиентов или исходя из того, что вы видели, чего не хватает клиенту? Как все это происходит с самого начла с клиентом в алмазной отрасли?

Как я уже говорил, каждое программное обеспечение разрабатывалось специально по требованиям клиента. Мои клиенты объясняли мне, как они работают, и я переносил их метод управления в программное обеспечение, помогающее им работать лучше. Мой девиз: не клиент должен изучать программное обеспечение, а программное обеспечение должно изучать и понимать клиента.

Я больше являюсь экспертом и консультантом, который может создать самые лучшие средства программного обеспечения для клиента, могущие служить ему много лет. Это полностью отличается от стартапов, которые разрабатывают программное обеспечение, работающее короткий срок и имеющее максимальный объем продаж. Я разрабатываю программное обеспечение, которое должно работать в течение очень длительного времени. Программное обеспечение, которое я создал в 1999 году, все еще применяется сегодня и может применяться еще в течение многих лет в будущем.

Сколько примерно клиентов вы обслужили уже за эти 18 лет работы в алмазной отрасли? И в каких областях вы создавали программное обеспечение, кроме производства, финансов; как насчет безопасности, проектирования или других областей? Пожалуйста, расскажите о проделанной вами работе.

За 18 лет я обслужил 30 заказчиков, поскольку не стремлюсь иметь много клиентов. Я думаю о качестве, а не о количестве. Для создания программного обеспечения высокого уровня необходимо сконцентрироваться на небольшом числе проектов одновременно. С самого начала я никогда не искал новых клиентов. На самом деле компании связывались со мной, и я решал, хочу ли я делать работу для них или нет, в зависимости от того, является ли проект интересным, и в зависимости от отношений с людьми. Я работаю только тогда, когда есть взаимное уважение.

Насколько трудно для вас создавать уникальное и высококачественное программное обеспечение для каждого клиента? Например, выполненное по заказу по их требованиям? С какими проблемами вы сталкивались, принимая во внимание, что деятельность алмазной отрасли уникальная?  

Как всегда, трудность заключается в том, чтобы найти правильное решение проблемы клиента и до сих пор на самом деле я его находил. И я никогда не говорю клиенту «нет». Я считаю, что профессионализм, увлеченность, свобода действий, доверие и участие имеют существенное значение.
 
Самое важное в том, я могу это делать, потому что я сосредоточиваю свое внимание на создании программного обеспечения. Я не занимаюсь аппаратными средствами или стандартным программным обеспечением (Office и т. д.), поскольку существует много компаний, которые это прекрасно делают.

Из какой части мира большинство ваших клиентов? Были ли какие-то решения, создание которых было особенным вызовом для вас?  И как вы с ним справились?

Если говорить точно, то 90% моих клиентов находятся в Антверпене, но у них обычно есть офисы за рубежом (в Дубае, Нью-Йорке или в Африке), а с другими зарубежными клиентами можно работать через Интернет.

Недавно была трудная задача, когда меня попросили разработать систему синхронизации между тремя офисами клиента. По некоторой причине было невозможно иметь центральный сервер, поэтому каждый офис работает самостоятельно, и необходимо синхронизировать все операции каждый день. Ввиду специфического технологического потока в работе с алмазами, используемого клиентом, это очень трудно, и нельзя было использовать стандартное программное обеспечение. Поэтому я создал для него совершенно особое программное обеспечение. 

Еще трудный случай был 10 лет назад, когда клиент, имевший частный самолет, хотел иметь экран на борту, чтобы видеть состояние всех процессов на своих четырех заводах и в офисах. Здесь было две проблемы: во-первых, создание простого интерфейса программного обеспечения, потому что он не очень хорошо владел компьютером, поэтому я создал интерфейс с сенсорным экраном с очень простыми кнопками для выбора того, что он хотел. Вторая трудность – управлять передачей с помощью спутниковой связи самолета.  

Я знаю, что вы разработали для одной алмазной компании единственное в своем роде программное обеспечение, которое управляет кипячением бриллиантов. Если возможно, можете ли вы назвать эту компанию? Открыты ли вы для разработки выполненного по заказу, но аналогичного программного обеспечения снова, если клиенту это потребуется?

По соображениям конфиденциальности, я не могу назвать компанию. Если кто-либо еще захочет программное обеспечение для процесса кипячения, его можно разработать. В компании, проводящей кипячение, могут использоваться другие методы работы и управления, поэтому я могу создать иное программное обеспечение, используя свои знания.

Диамантеры всегда считают, что все проводят покупку и продажу объемов алмазов одинаково, но по опыту я знаю, что каждая компания отличается от других и имеет свой собственный метод работы. Я могу помочь им с помощью своего знания специального программного обеспечения для организации рабочего процесса для алмазов.

Создавали ли вы программное обеспечение для какой-нибудь алмазодобывающей компании? Если создавали, для какой компании и насколько отличалась эта работы от работы над программным обеспечением для обычного алмазного производства, финансов и т. д.?

Это было единственный раз, 10 лет назад, и это было программное обеспечение по сортировке для алмазодобывающей компании (в Анголе). Никакой особой разницы для меня в этом не было по сравнению с обычными алмазными компаниями. Но, как я объяснял, каждая алмазная компания отличается по стилю работы.

Разрабатывали ли вы программное обеспечение для оптовиков и розничных продавцов бриллиантов и бриллиантовых ювелирных изделий?

Нет, я не работал на ритейлеров, торгующих бриллиантами или ювелирными изделиями, а обслуживал только оптовиков. Я создавал программное обеспечение для клиентов со всякими размерами складских запасов, но при минимальной автоматизация деловых операций.

У очень маленьких компаний нет средств на создание программного обеспечения, выполненного «по заданным параметрам», а иногда даже они не нуждаются в нем (вполне достаточно иметь Excel или стандартное программное обеспечение). Самый крупный объем, управляемый программным обеспечением, созданным для заказчика, составлял 2 млн каратов в год. Самый маленький – менее 5 000 каратов.

Есть ли у вас какие-либо новые идеи о создании «небывалого» программном обеспечении для использования в алмазной отрасли? Если да, то когда вы планируете предложить его отрасли?

У меня есть мысли о сортировке и способах работы с программным обеспечением, интерфейсе и так далее. Но так как я не создаю стандартного и готового к использованию программного обеспечения, то оно придерживается в ожидании существующего или будущего заказчика, которому оно может понадобиться. Мои клиенты всегда получают выгоду от новых идей.

Суммируя все, каково ваше мнение о готовности алмазной отрасли внедрять самую сложную и новейшую технологию быстрее, чем какая-либо другая отрасль? Считаете ли вы, что есть возможности для дальнейшего применения технологии в алмазной отрасли?

Алмазная отрасль сильно изменилась за последние 10 лет, и наблюдается постоянное ее совершенствование, как и каждой другой отрасли. Есть много увлеченных людей, верящих в будущее этого сектора, но очень мало алмазных компаний настроены инвестировать в технологию, даже в кризис. Им трудно думать или планировать на долгосрочную перспективу.

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished