Мемориальный фонд Фаберже продолжает выполнять поставленные задачи

На вопросы отраслевого информационного агентства Rough & Polished отвечает Валентин Скурлов - почетный академик Российской академии художеств, кандидат искусствоведения, профессор, ученый секретарь Мемориального фонда Фаберже, консультант-исследователь...

30 марта 2020

Гаэтано Кавальери: «Мы должны защищать долгосрочное здоровье нашей промышленности»

Всемирная ювелирная конфедерация (Confédération International de la Bijouterie, Joaillerie, Orfèvrerie des Diamants, Perles et Pierres, CIBJO) представляет отрасль производства ювелирных изделий, начиная от добычи драгоценных металлов и камней...

23 марта 2020

Сьерра-Леоне обдумывает вопрос о создании компании для покупки алмазов у старателей

Сьерра-Леоне пересмотрит свой закон о рудниках и полезных ископаемых, который, среди прочих вопросов, проложит путь к созданию государственной компании, которая сможет закупать алмазы у старателей, заявил чиновник. Генеральный директор Национального...

16 марта 2020

Дэвид Блок, руководитель Sarine Technologies, считает, что в ближайшие годы искусственный интеллект будет играть более важную роль в отрасли

Получив степень магистра по бизнес-администрированию по совместной программе MBA ведущей американской школы менеджмента им. Келлога (Kellogg) и школы менеджмента им. Реканати (Recanati) Тель-Авивского университета, а также степень бакалавра...

10 марта 2020

Ботсвана хочет в полной мере участвовать в исследованиях и разработках под руководством De Beers

Хотя правительство Ботсваны отказалось пересмотреть свои последние требования в связи с проходящими переговорами с De Beers по заключению новой сделки по продаже и маркетингу, оно заявило о своем желании в полной мере участвовать в исследованиях и разработках...

02 марта 2020

Золото: возможно, лучшее лекарство от коронавируса

16 марта 2020

analyt_16032020_gold.png
      Фото: Наттанан Канчанапрат (Pixabay)

Инвесторы в золото испытали тревожные моменты в конце февраля, когда фондовый рынок пережил самую «медвежью» неделю со времен финансового кризиса 2008-09 гг. Золото, играющее роль защитного актива, пало жертвой широких распродаж из-за новостей о распространении коронавируса по миру. Параллельно с этим, глобальный спрос на золото сокращается из-за высоких цен и снижения расходов потребителей Китая и Индии. Вызванный вирусом спад экономического роста явно не способствует изменению этого тренда. Говорит ли это, что лучшие времена золота позади?

Скорее нет, чем да. Центробанки продолжают активно скупать золото, стремясь снизить долю доллара в своих резервах. Мотив диверсификации разгоняет инвестиционный спрос: увеличивая долю рисковых позиций, например, акций или высокодоходных облигаций, инвесторы по всему миру используют золото для того, чтобы сбалансировать портфель. С другой стороны, регуляторы снижают ставки, стремясь смягчить влияние на экономику временного коллапса торговых цепочек, вызванного вирусом. Низкие и отрицательные ставки – это лучшее, что может случится с золотом, так как вложение в желтый металл становится более привлекательным по сравнению с суверенными бондами, в частности, казначейскими облигациями США. Фундаментально золото также поддерживает истощение действующих месторождений и недостаток новых проектов из-за низких расходов на геологоразведку.

КАРТИНА РЫНКА

По итогам 2019 года общемировой спрос на золото снизился на 1%, до 4,356 тыс. тонн после 4%-ного роста в 2018 году. Прошлый год был отчетливо разделен на две половины, пишет World Gold Council (WGC): стабильность или рост в большинстве секторов в первом полугодии и, в противоположность, обширный спад во втором. Например, в IV квартале, на фоне роста цены, спрос на золото упал на 19%.

Потребительский спрос на золото снизился на 11% из-за роста цен. Основными драйверами снижения были спад спроса на ювелирные украшения и слитки, что также было реакцией на подорожание драгметалла. Мировой спрос на золотые ювелирные изделия упал на 6%, до 2,1 тыс. тонн, лидерами снижения стали Китай и Индия, а розничные покупки скорректировались до 10-летнего минимума. Спрос на золото в секторе технологий снизился на 2%, до 327 тонн.

В то же время произошел огромный приток в биржевые инвестиционные фонды (ETF) и аналогичные продукты. Инвестиции выросли на 426% за год, до 401 тонны ($19,2 млрд). Столь мощные притоки объясняются изменениями монетарной политики и геополитическими факторами, причем основные покупки пришлись на второе полугодие. Наиболее крупными были притоки в североамериканские фонды (206 тонн), в основном в SPDR Gold Shares и iShares Gold Trust. За ними шли европейские фонды (188 тонн), среди которых наибольшие притоки на фоне Brexit произошли в британские фонды. В январе 2020 года объем золота в ETF под влиянием новостей о распространении коронавируса достиг рекорда – 2,95 тыс. тонн ($150,1 млрд). Приток составил 61,7 тонны ($3,1 млрд). Неопределенности, связанные с коронавирусом, вели инвесторов в "тихую гавань", поясняет WGC.

Центральные банки десятый год подряд были нетто-покупателями, пополнив резервы на 650 тонн, что стало вторым максимальным результатом за последние 50 лет. Основной вклад внесли центробанки Юго-Восточной и Центральной Азии, имеющие крепкие торговые и инвестиционные связи с Китаем и заинтересованные в золоте как хедж-инструменте против доллара в ходе структурной перестройки своих резервов. Российский центробанк, реагируя на западные санкции, прямо преследует политику дедолларизации, в рамках которой сокращает долю американских казначейских облигаций в пользу золота. Золото, как отметил первый зампред ЦБ РФ Дмитрий Тулин, это «стопроцентная гарантия против юридических и политических рисков».

Цена на золото в IV квартале 2019 года достигла $1481 на унцию, максимума с начала 2013 года. В долларах золото подорожало за год более чем на 18,4%, а цена во всех валютах стран G10, кроме доллара США и швейцарского франка, стала наивысшей за всю историю.

Спрос и предложение на рынке золота, тонны:

analyt_16032020_rus.png

В области предложения 2019 г принес рост на 2%, до 4,78 тыс. тонн. Главным фактором роста был резкий взлет recycling - на 11%, до 1,3 тыс. тонн. Это максимальный уровень с 2012 года, когда цена на золото в долларах была значительно выше. Ключевым условием для наращивания переработки был подорожание золота, особенно на тех рынках, где слабость местных валют обеспечивала опережающий рост цены.

В то же время добыча в прошлом году снизилась на 1% к 2018 году, до 3,46 тыс. тонн. Рост в России, Австралии, Турции и Западной Африке не смог компенсировать падение в остальных регионах, в т. ч. в Китае, где объемы добычи падают третий год подряд; в Южной Африке, где прошел очередной раунд споров по зарплате, а также в Южной Америке.

Индонезийский медно-золотой проект Grasberg (принадлежит Freeport-McMoRan) подтвердил статус самого крупного мирового источника поставок золота. Кроме Grasberg, в пятерку крупнейших золотодобывающих активов входят Barrick Nevada (США, СП Barrick Gold и Newmont Goldcorp), «Полюс-Красноярск» (включает месторождения Олимпиада и Благодатное), Pueblo Viejo (Доминикана, также СП Barrick и Newmont) и Lihir (Папуа — Новая Гвинея). Лидеры по производству золота в мире - Newmont Goldcorp (7,4 млн унций), Barrick Gold (5,1 млн унций), AngloGold Ashanti (3,25 млн унций), российский «Полюс» (2,8 млн унций), Kinross (2,5 млн унций).

Падение добычи, кроме фактора забастовок в горнодобывающей отрасли ЮАР, имеет и более глубинные причины. В 2019 году производство золота упало впервые с 2008 года, несмотря на попутный ветер в виде роста цены. Это падение не стало неожиданностью.

НЕДОИНВЕСТИРОВАНИЕ

Несмотря на ввод в строй некоторых важных месторождений, в целом портфель проектов остается слабым. Крупные золотодобытчики в последние годы нарастили денежные потоки и снизили долговую нагрузку, но вложения в развитие производства остаются на многолетних минимумах. По данным Wood Mackenzie, из-за незначительных расходов на разведку средний срок службы золотого месторождения в 2018 году упал до 11 лет с 16 лет в 2012 году.

Вследствие низких затрат на разведку запасы золота крупнейших мировых производителей снизились с 400 млн унций в 2012 году до 270 млн унций в 2018 году, следует из материалов российского «Полюса». Содержание золота в запасах упало с 2,3 г/т в начале 2010-х до 1,5 г/т в 2018 году. Сократилось и число мировых проектов с объемов запасов выше 1 млн унций: если 10 лет назад таких было 350, то в 2018 году всего 150.

«Производство в нашей отрасли не может расти на 10% в год. Две силы влияют на динамику добычи: с одной стороны, постоянно истощаются запасы действующих активов, с другой, то там, то тут кто-то строит предприятие. Поэтому все более-менее балансируется и получается, что в год производство растет на 1%. Но это не тот объем, который способен удовлетворить растущий спрос», - пояснял в интервью «Интерфаксу» ситуацию глава Nordgold Николай Зеленский. Действующие рудники сокращают производство: даже если обогатительные фабрики не испытывают недостатка в руде, из года в год сокращаются показатели извлечения и содержания.

Сами золотодобытчики вместо того, чтобы инвестировать в новые разведочные проекты для роста добычи, увлекаются наращиванием дивидендов и другими формами возмещения акционерам. Рост прибыли, вызванный позитивной конъюнктурой золота, побудил крупнейших золотодобытчиков Newmont Goldcorp, Barrick Gold и других увеличить дивиденды и реализовывать программы buyback, выкупая акции с рынка, чего акционеры требовали годами.

Между тем, недостаток новых месторождений представляет собой существенный риск для отрасли, в то время как снижение содержаний золота в руде приводит к увеличению производственных издержек, предупреждают руководители компаний отрасли, мнение которых приводит агентство Reuters.

Через несколько лет в золотодобыче может возникнуть проблема несоответствия предложения спросу, заявил глава AngloGold Ashanti Кевин Душински (Kevin Dushinski) на конференции BMO Global Metals and Mining в феврале. Несмотря на это беспокойство, AngloGold Ashanti в этом же месяце утвердила дивиденды в размере $1,65 на акцию по сравнению с 95 центами в 2018 году. Ранее в феврале Barrick увеличила дивиденды на 40%. Newmont заявила, что повысит свой годовой дивиденд на 79%, до $1 на акцию.

По мнению золотодобытчиков и отраслевых аналитиков, эта тенденция, вероятно, сохранится и может привести к еще большей консолидации в отрасли, где уже прошло несколько многомиллиардных сделок в прошлом году. «Нынешние цены на золото дают компаниям возможность инвестировать, - говорит глава Kirkland Lake Gold Тони Макуч (Tony Makuch). Проблема в том, что сейчас такой период, когда акционеры страдают от того, что уже долго не видели прибыли».

Только один из крупных игроков пытается сбалансировать приоритеты. Kirkland, которая купила конкурирующую компанию Detour Gold за 4,3 млрд канадских долларов, заявила, что удвоит свой годовой дивиденд при одновременном увеличении расходов на разведку.

Тем не менее, генеральный директор Barrick Марк Бристоу (Mark Bristow) предупредил, что отрасль движется к пропасти, так как, по его мнению, мировое производство золота достигло пика. «Мы как отрасль не инвестировали в наше будущее», - говорит он.

С другой стороны, не у всех производителей на сегодня есть острая мотивация в наращивании золотодобычи. Нехватка новых месторождений будет поддерживать цену на золото, считает глава AngloGold Ashanti Келвин Душниски (Kelvin Dushnisky). По его мнению, снижение качества руды и уровней добычи, отсутствие новых открытий и увеличенные сроки разработки - все это лежит в корне оптимизма по поводу средне- и долгосрочных прогнозов по курсу золота.

ПРОГНОЗ НА 2020 ГОД

Оценивая перспективы 2020 года, World Gold Council исходит из нескольких основных предпосылок:

финансовая и геополитическая неопределенность в сочетании с низкими процентными ставками, вероятно, продолжат поддерживать инвестиционный спрос на золото;

нетто-покупки золота центральными банками, вероятно, останутся устойчивыми, даже если они будут ниже рекордных максимумов последних кварталов;

высокая волатильность цен и ожидания более слабого экономического роста могут привести к снижению спроса в ближайшей перспективе, но структурные экономические реформы в Китае и Индии поддержат спрос в долгосрочной перспективе.

Как мы уже отмечали, Китай и Индия внесли основной вклад в падение потребительского спроса, на который приходится около 75% всего глобального спроса на золото. В Китае торможение экономического роста и рост цен на основные товары бьёт по бюджетам покупателей, ограничивая расходы на ювелирные изделия. Кроме того, в сегменте luxury спрос молодого поколения все больше движется в сторону инновационных товаров с модным дизайном и меньшим содержанием золота. В Индии с 2017 года введен налог на товары и услуги, выросла импортная пошлина на золото, что оказывает давление на спрос. В целом WGC ожидает, что потребительский спрос в 2020 году останется слабым. Тем не менее, в Китае и Индии проводятся реформы, направленные на стимулирование экономического роста и внутреннего потребления, что долгосрочно позитивно для золота.

Консенсус-прогноз London Bullion Market Association (LBMA), опубликованный в начале февраля, предполагает среднюю цену золота на уровне $1559, что на 12% выше уровня 2019 года ($1392,6). При этом LBMA отмечает гигантский спрэд в $780 на унцию: разброс прогнозов аналитиков предполагает колебания цены от $1300 до $2080. Среди топ-3 факторов, которые будут оказывать влияние на цену золота в 2020 году, опрошенные LBMA аналитики отметили геополитическую и экономическую напряженность (38% респондентов), монетарную политику стран, особенно США (35%), и динамику спроса, особенно в Индии и Китае (15%).

ПОСЛЕДСТВИЯ СНИЖЕНИЯ СТАВОК

В 2019 году фондовый рынок, особенно в США, достиг рекордных максимумов, что в значительной степени было вызвано политикой ФРС, равно как и других мировых центробанков, по снижению ставок и количественному смягчению (QE). Эти меры призваны не допустить рецессию. Но экономические и геополитические риски не снижаются, и в этой ситуации золото играет важную роль как инструмент хеджирования портфелей инвесторов. Пока инвесторы искали механизмы для того, чтобы сбалансировать рост акций в условиях усилившейся неопределенности, цена золота выросла на 18% к концу года, превзойдя акции развивающихся рынков, глобальные бонды и большинство сырьевых товаров, отмечается в годовом обзоре WGC. Закономерно, что пик цены золота в 2019 году совпал с минимумом доходности 10-летних казначейских облигаций США.

В этом году ситуация принципиально не поменяется. Геополитические риски не ушли с повестки дня, а экстремально низкие процентные ставки по всему миру может способствовать тому, что фондовый рынок пойдет штурмовать новые максимумы. ФРС, отличавшаяся ранее жесткой политикой по поддержанию ставки, трижды снижала ставку в 2019 году, дав тем самым импульс регуляторам всего мира. Под влиянием коронавируса ФРС внепланово применила эту меру в начале марта 2020 года, и на данный момент рынок высоко оценивает вероятность еще как минимум одного снижения ставки в этом году. Исторически золото отлично выглядело в течение 1-2 лет, последующих за тем, как ФРС переходила от повышения ставки к удержанию или ослаблению. Спрос на защитные активы, такие как золото, в этих условиях только возрастет, считает WGC.

Инвестиция в золото станет еще привлекательнее в ситуации, когда четверть (а с учетом инфляции, 70%) суверенного долга развитых стран торгуется с де-факто отрицательными ставками. Несмотря на то, что классическая инвестиция в золотой ETF, в отличие от акции и облигации, не приносит дивидендов или купонного дохода, низкие ставки побуждают инвесторов увеличивать уровень риска, приобретая акции, долгосрочные или высокодоходные облигации. Золото в большей степени, чем бонды, позволяет инвесторам диверсифицировать портфель и достичь долгосрочных целей по доходности, отмечает WGC.

НЕТИПИЧНОЕ ПАДЕНИЕ

Но даже при такой фундаментально твердой базе золото не застраховано от неприятностей. «Во время коронавирусной паники даже убежища могут быть ненадежными», - пишет Клара Феррейра Маркес (Clara Ferreira Marques) в колонке на сайте агентства Bloomberg.

Цены на золото находились на самом высоком уровне за последние 7 лет, достигнув около $1650 за унцию, что отчасти объясняется бегством в безопасные активы на фоне растущей глобальной обеспокоенности по поводу коронавируса. Но в конце февраля золото испытало самое резкое дневное падение с 2013 года. Паника из-за распространения коронавируса, вызвавшая обвал фондового рынка, затронула и золото. «Это редкое явление для металла, который имеет тенденцию ярче блестеть, когда все остальное мрачнеет», - отмечает Маркес, считая, правда, что такая ситуация будет недолгой.

Она напоминает, что в течение 2008 года, когда рынки истощал финансово-экономический кризис, золото падало более чем на четверть, после чего совершило впечатляющий прыжок на $1900 за унцию, как только мировые центробанки начали снижать ставки. Сейчас от ФРС исходит такой же импульс, так как регулятор обеспокоен влиянием вируса на экономику. По ее мнению, репутация золота как убежища не пострадала, а распродажа была вызвана тем, что инвесторы компенсировали убытки, продавая золото, достигшее максимумов. Некоторым из них пришлось фиксировать золото, избегая маржин-коллов. Через несколько дней цена золота восстановилась, а вот абсолютному большинству упавших акций еще далеко до своих рубежей, оставленных из-за коронавируса.

Падение золота было нетипичным для периода, когда резко усиливаются risk off настроения, согласен Адам Перлаки (Adam Perlaky) из WGC. Он также считает, что это связано с произошедшей фиксацией прибыли, которая объяснима из-за того, что с начала года золото выглядело лучше всех других классов активов, подорожав на 5%. Золото стало источником ликвидности, которая помогла многим участникам рынка избежать маржин-коллов, вызванной резкой коррекцией фондового рынка. Инвестиционный спрос на золото, в частности на обеспеченные золотом ETF, остается сильным. Только за последнюю неделю февраля притоки составили более $1,5 млрд, а всего в феврале глобальные ETF выросли на 4%, отмечает Перлаки.

Игорь Лейкин для Rough & Polished