Вход

Али Пасторини: «Продавать только саму идею гламура уже недостаточно»

Об основных тенденциях и проблемах ювелирного бизнеса в интервью Rough&Polished рассказала Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewerly, в недавнем прошлом старший вице-президент Всемирного ювелирного центра (World...

21 мая 2018

Бриллианты начинают носить не только по особым случаям, но и повседневно

Джой Алуккас (Joy Alukkas) открыл свой первый магазин-салон ювелирных изделий в ОАЭ в 1987 году, а сегодня Joyalukkas Group является глобальным многомиллиардным конгломератом с разными бизнес интересами. Начав с единственного ювелирного магазина...

14 мая 2018

GJC сыграл важную роль в последние 10 лет в повышении уровня соответствия требованиям в отрасли

Нитин Кханделвал (Nitin Khandelwal), выходец из известной семьи ювелиров, проживающих в Аколе, штат Махараштра, возглавляет компанию Khandelwal Jewellers (Akola) Pvt Ltd. У него есть доли в отрасли по производству пластмассы, в недвижимости...

07 мая 2018

Джонсон: алмазный сектор малого и среднего бизнеса является потенциальным новым источником поставок для De Beers

De Beers недавно заявила, что она планирует запустить экспериментальную программу под названием GemFair, которая создаст “защищенный и прозрачный путь» на рынок для этически поставляемых алмазов, добываемых старателями и мелкими алмазодобытчиками (ASM)...

03 мая 2018

По мере совершенствования методов производства и улучшения экономических показателей цены на лабораторные бриллианты защитить от снижения трудно - Зимниски

Пол Зимниски (Paul Zimnisky), независимый аналитик и консультант алмазной отрасли, сказал, что производителям выращенных в лаборатории бриллиантов будет трудно удерживать цены на свою продукцию по мере совершенствования методов производства и...

23 апреля 2018

Советские «гаримпейрос»: старательская добыча алмазов в СССР

30 апреля 2018

В современной демократической России старательская добыча алмазов запрещена. А в тоталитарном сталинском СССР она процветала.  Причем вольные старатели, фактически - частные предприниматели, работали на тех же месторождениях, что и заключенные «Уралалмаза».  Например, в 1949 году на уральских россыпях работало 533 старателя, и они обеспечили более 40% всей добычи алмазов.

В чем заключалась причина столь лояльного отношения сталинской администрации к вольным старателям, даже после того, как алмазная промышленность перешла в 1946 году в ведение «карательного» ведомства - МВД? Казалось бы, образ человека, добывающего алмазы на свой страх и риск и связанного с государством исключительно товарно-денежными отношениями, абсолютно не вписывался в советские идеологические догмы и даже отдаленно не напоминал «строителя коммунизма».  Как объяснить этот странный исторический парадокс?

Начать следует с того, что первое алмазное месторождение на территории СССР было открыто не геологами, а именно старателями. Вот фрагменты переписки Министра геологии СССР И. Малышева и Заместителя Председателя Совмина СССР Н. Вознесенского:

«Секретно. Министр геологии СССР. 28 июня 1947 г. Заместителю Председателя Совета министров Союза ССР товарищу Вознесенскому Н. А.

В 1937 году, при промывке золотоносных песков в русле р. Ершовка в Чусовском районе Молотовской области, старателем Колыхматовым Афанасием Яковлевичем были обнаружены алмазы. В том же году тов. Колыхматовым была сделана заявка на это открытие. Посланная в 1938 году на место открытия геологоразведочная партия подтвердила наличие алмазов в песках р. Ершовки и кроме этого по аналогии обнаружила новые россыпи в окрестностях сел. Кусье-Александровск. За это открытие тов. Колыхматову А. Я. была выдана денежная премия в сумме 1000 рублей. Позднее тов. Колыхматов А. Я. был награжден Правительством медалью «За трудовое отличие». В сентябре 1946 года Всесоюзной комиссией по запасам утверждены по Кусье-Александровской группе месторождений запасы алмазов в количестве 9,5 тыс. карат по промышленным категориям. На этих месторождениях, согласно Постановления Совета Министров СССР № 1978-832сс, Министерство Внутренних Дел СССР организует промышленную добычу алмазов. Прошу разрешить премирование т. Колыхматова А. Я. в сумме 50 тыс. рублей».

«Секретно. Совет Министров СССР. Распоряжение № 11273-рс от 19 августа 1947 г. Москва. Кремль. Разрешить Министерству геологии выдать старателю Колыхматову А. Я. денежную премию в сумме 50 тыс. рублей за открытие месторождения алмазов. Указанные расходы произвести за счет бюджетных ассигнований на геологоразведочные работы на 1947 год. Зам. Председателя Совета Министров Союза ССР Н. Вознесенский».

Итак, приоритет первооткрывателя установлен четко. Следует заметить, что в 1928 - 1936 годах поисками алмазов на Урале занимались несколько геологических партий из солидных научных институтов Москвы, Ленинграда и Перми (тогда Молотова). Безрезультатно, они не нашли ни одного кристалла. Нашел старатель с 4 классами образования и огромным опытом старательской золотодобычи. Причем он сразу понял, что нашел месторождение - оконтурил, застолбил и подал заявку. По действующим тогда законам, он имел полное право это месторождение разрабатывать. Возникла любопытная ситуация - вся алмазодобыча СССР какое-то время принадлежала компании «Колыхматов и сын».  Но на дворе стоял суровый 1937-й год и фартовый старатель решил не искушать судьбу - внял просьбам руководящих товарищей и отдал государству месторождение за медаль. В то время государственные награды еще не девальвировались как в позднем СССР, и медаль «За трудовое отличие» имела высокий статус.  Тогда в СССР не существовало специальных знаков отличия за открытие месторождений. Сталинская премия, которую позже присуждали за подобные достижения, была учреждена в 1939 году, а почетное звание «Первооткрыватель месторождения» - только в 1970 году.

Старатель Колыхматов был вполне удовлетворен медалью и никаких претензий и обид не высказывал. Почему же через 10 лет после открытия им месторождения вновь возник вопрос о его награждении?

Дело в том, что в 1946 году началась интенсивная работа по подготовке Постановления «О развитии отечественной алмазной промышленности» и во время одного из совещаний Сталин поинтересовался, кто из геологов открыл первое алмазное месторождение. Врать вождю было не принято, и Министр геологии честно признался, что открыли не геологи, а старатель, в 1937 году. Далее последовал короткий диалог:

- Старатель? Жив? Работает?

- Работает.

- Награжден?

- Да. Медалью.

- Мало!

Сталинское «Мало!» было правильно понято министром. 50 000 рублей - это денежная составляющая Сталинской премии 2-й степени. Весьма значительная по тем временам сумма. Достаточно сказать, что автомобиль «Победа» стоил 16 000 рублей. Это был первый случай присуждения премии государственного масштаба в отечественной алмазной индустрии. И получил ее вольный старатель.

Тысячи заключенных «Уралалмаза» работали за пайку, комплект одежды и место на нарах в лагерном бараке. На тех же месторождениях одновременно работали вольные старатели. За деньги. Огромные деньги! Еще в 1941 году между Наркомом цветной металлургии П. Ломако и Наркомом финансов А. Зверевым развернулась острая дискуссия на тему: сколько нужно платить старателям за выкупаемые у них алмазы?

Наркомат Цветной металлургии разработал специальную оценочную шкалу оплаты старателям. В частности, цена за карат для алмазов размерностью от 1,0 до 1,5 карата устанавливалась в 2100 рублей (средняя зарплата в СССР в это время была 350 рублей). Причем в расчет принимался только вес – дефекты и цвет кристалла не оценивались. Мотивировка этого решения была приведена в письме Ломако от 13 февраля 1941 года в адрес Экономического Совета при СНК СССР и выглядела так:

«1. Шкала разработана применительно к ценам, оплачиваемым Технопромимпортом, с учетом курса рубля и удорожания, связанного с европейской войной плюс увеличение на трудность добычи и создания интереса к этому делу старателей.

2. При составлении шкалы учитывалась чрезвычайная рассеянность алмазов в известных нам россыпях и содержание их порядка 0,5 карата на 100 куб. метров песков».

Ломако изрядно лукавил, утверждая, что привязывает закупочные цены для уральских алмазов к ценам импорта. По импорту поступали дешевые технические алмазы, сырье ювелирного качества СССР не импортировал. В своем прейскуранте Ломако сохранил пропорции импортной шкалы оценок, но помножил данные на поистине чудовищный коэффициент, очевидно для «создания интереса к этому делу». Такая позиция Наркомата цветной металлургии вызвала резкую критику Наркома финансов А. Зверева:

«Цены, по которым Наркомцветмет предлагает скупать алмазы у старателей, проектируются исходя из существующих в данное время импортных цен на алмазы, с увеличением этих цен в 13,5 раз… Предлагаемая Наркомцветметом шкала цен на алмазы превышает максимальные скупочные цены «Ювелирторга» на бриллианты в 3-4 раза по мелким и в 1,5-2 раза по крупным камням.

Наркомфин Союза ССР считает, что цены на необработанные алмазы, скупаемые у старателей, должны быть установлены с учетом существующих скупочных цен на бриллианты…».

За алмаз весом 1,0 – 1,5 карата Нарком финансов предложил платить 1300 рублей за карат. Шкала Зверева и была принята для расчета со старателями. Такие цены примерно соответствовали ценам, по которым «Ювелирторг», а до него «Торгсин», скупали бриллианты у населения (эти цены составляли примерно 50% от мировых) для последующего экспорта в США и Европу. Столь высокие цены на уральские алмазы объяснялись, во-первых, их выдающимся ювелирным качеством (в срезе уральской добычи до 90% камней было пригодно для огранки в бриллианты), а во-вторых, отсутствием у старателей технологии, позволяющей извлекать мелкие технические кристаллы. Только в 1946 году Постановлением «О развитии отечественной алмазной промышленности» были учреждены специальные премии: 50 тысяч рублей за разработку и внедрение метода улавливания алмазов «карбонадо» и 75 тысяч рублей за разработку и внедрение методов улавливания алмазной крошки. Проще говоря, технические алмазы на Урале тогда вообще не добывались.  А использовать в промышленности крупное высококачественное ювелирное сырье было совершенно неразумным, тем более что СССР не имел абсолютно никаких проблем с импортом технических алмазов в 1930-х – 1950-х годах.

Сталин рассматривал уральскую алмазодобычу исключительно как источник валютного товара с высокой удельной стоимостью. Алмазы превосходного ювелирного качества были востребованы рынком, это был один из немногих товаров, которые СССР мог предложить на экспорт при гарантированном и быстром сбыте. Именно поэтому кураторство над отраслью было поручено А. Микояну, который отвечал в Политбюро за внешнеэкономические связи и через которого проходили все экспортно - импортные операции с алмазами и бриллиантами. Первая партия уральского алмазного сырья весом в 400 карат поступила во Внешторг в сентябре 1942 года. 

Для эффективных продуцентов такого товара - вольных старателей, можно было сделать скидку на идеологию. Так образовались два полюса сталинской алмазной индустрии - старатели и заключенные. Советские «гаримпейрос» занимались разведкой и добычей алмазов практически до смерти Сталина и исчезли вместе с алмазным ГУЛАГом.

Сергей Горяинов, Rough&Polished

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии (Зарегистрироваться, Войти)